Бретонский эпаньоль: интервью с заводчиком

Разбирая старые документы, владелец питомника бретонских эпаньолей Christian Dagorne обнаружил интервью, которое он дал греческому журналу «Охотник». Christian передал интервью президенту Французского клуба «Бретонский эпаньоль» — Christian Gunter, которое впоследствии было опубликовано в Сети. Здесь вы найдете перевод некоторой его части.

Фото автора

Фото автора

Christian Dagorne — один из самых опытных знатоков породы бретонский эпаньоль сегодня, а успешное применение его знаний в собственном питомнике доказывает, что он далеко не очередной «теоретик».

— Как бретонский эпаньоль вошел в Вашу жизнь?

— Я с раннего детства имел дело с охотничьими собаками, английскими сеттерами и бретонскими эпаньолями. Мой дед по отцовской линии всегда держал бретонов.

В 1981 году отец подарил мне щенка из его нового помета от сына чемпиона Lulu de Keranlouan (который сам был сыном чемпиона Tintin de Keranlouan) и Linotte — его охотничьей собаки, отличной вальдшнепятницы. Я назвал его Solo, и он стал основой моего разведения.

— Какими характеристиками должна обладать сука, чтобы попасть в качестве производительницы в Ваш питомник?
— В первую очередь охотничьи качества, охотничья страсть, тип, строение скелета, сбалансированная психика, отсутствие дисплазии (за некоторыми исключениями); короче говоря, все то же, что и у кобеля-производителя, ни больше ни меньше.

— Должна ли будущая племенная сука проявить себя в работе? На выставках?
— Работа в поле — это самое основное, первостепенное... и тип тоже! Но тип — это не обязательно красота с чисто эстетической точки зрения. Собака может быть интересной с точки зрения типа, но не брать первые места на выставке, так как имеет один или два дефекта.

И, наоборот, собака может преуспеть на выставке просто потому, что у нее нет явного дефекта и она хорошо себя презентует. Тем не менее она может совсем не зацепить меня типом. Суки с не самой симпатичной мордой, костистые или широкие в бедрах, но великолепные в поле, проявляют себя замечательными производительницами, тогда как некоторые «топ-модели» регулярно разочаровывают.

Тип бретона особенно показателен в его голове: высоко посаженные уши, их постав, придающий бодрый вид, форма глаз и взгляд (мягкость), тонкая и плотно прилегающая к телу кожа, никаких отвисших губ, не слишком резкий переход ото лба к морде.

Сильная страсть к охоте, хорошее сочетание «чутье-ум», то есть обоняние, но без чрезмерной чувствительности. Я предпочитаю среднее чутье на службе у острого ума, чем чувствительный нос на службе у дурака.

Для меня особенно важна большая сообразительность, позволяющая максимально проявлять инициативу, настоящее «чтение» поля (в отличие от собаки, которой постоянно руководят). Катящийся галоп (легкий, без усилий) и несение головы, несколько выше установленного стандарта породы, потому что это красиво!

— Произвести собаку одновременно с отличными рабочими качествами и экстерьером — это возможно? Или есть только два раздельных пути — или рабочие качества или экстерьер?

— Формула «красивый и хороший в поле» так популярна у собаководов, что потеряла для меня всякий смысл! На самом деле все зависит от того, что подразумевается под красивым и хорошим в поле. Для меня красота начинается с «типа». И тип — это не обязательно соревнование на соответствие экстерьерному стандарту породы.

Тип — это прежде всего голова (см. выше) и хорошая грудная клетка. Вообще, если собака немного «длинновата», для меня это не имеет значения — при условии, что она элегантна: важны пропорции (например, головы и туловища).

Хорошие рабочие качества первостепенны! Бретон стал тем, чем он является сегодня, потому что в первой половине двадцатого века заводчики, которые были также и пользователями породы, отбирали собак практически только по рабочим качествам и по соответствию морфотипу, а не по эстетическим критериям!

Для отбора по рабочим качествам применялась реальная охота. Филд трайлы не были тогда самоцелью, лишь способом «маркировки» особей.

В настоящее же время, в 99% случаев, выбор щенка производится следующим образом: выбирается цвет, учитывается распределение пигментации, оценивается морфология (рост и т.д.), тест на дисплазию.

Если все устраивает, переходим к полевым критериям — хорошо ли собака бежит (быстро и далеко для одних, не слишком для других), есть ли у нее стиль. Если все эти условия выполнены, начнется подготовка к участию в филд трайлах.

Ну и что здесь такого? — скажете вы мне. Вот уж нет! Я не понимаю, как можно претендовать на производство хороших полевиков, когда качества охотника стоят лишь на 7-м или 8-м месте в рейтинге критериев отбора.

По моему мнению, добиться признания для собаки, о которой известно, что она хороша в охоте, и произвести собаку, которая нравится с точки зрения соревнований, это не одно и то же.

«Красивая и рабочая», многие заводчики, в конечном счете, решили эту проблему, заявляя, что только экстерьер относится к генетической наследственности, а эффективность в поле — в первую очередь вопрос натаски, окружающей среды, условий, так они сильно упростили себе задачу. Как это глупо! И как опасно для такой породы, как бретон!

Если рабочие качества лишь вопрос окружающей среды, зачем тогда выводить так называемую охотничью породу? Почему поклонники ирландского сеттера сегодня прилагают столько усилий, чтобы возродить породу, которая была испорчена шоу-выставками? Зачем тогда были придуманы полевые состязания?

Итак, хорошая в поле и красивая собака — это миф? Нет, существуют собаки, которым удается сочетать эти характеристики. Но применительно к питомникам, когда из уст некоторых заводчиков я слышу эту формулу, меня слегка смешит.

С другой стороны, я не думаю, что возможно заниматься селекцией при наличии такого количества критериев. Это просто не поддается контролю. Необходимо определить приоритеты, сделать выбор.

Что касается меня, то в приоритете способности к охоте с сохранением определенного типа.
В конце концов, выходя в поле, великий охотник всегда прекрасен!

-----

- Как Вы отбираете молодняк? В каком возрасте? Какие качества ищете?

— Я не слишком оригинален в этом. Я принимаю во внимание морфологию и темперамент, но именно последний наиболее важен.

Меня не слишком волнует цвет, и у меня нет определенного возраста отбора, но очевидно, что ранний отбор (около двух или трех месяцев) обязательно будет случайным, особенно с точки зрения рабочих качеств.

Собаки меняются во время первых прогулок и при контакте с дичью. Я придаю большое значение темпераменту, ищу страстных и предприимчивых собак. Тех, кто несколько независим, они часто становятся прекрасными охотниками на вальдшнепа.

Я внимательно наблюдаю, как собака работает с биотопом вальдшнепа. Мы видим, когда у собаки «есть идея», это очень показательно с точки зрения интеллекта.

Система обучения — это охота на дикую птицу, затем остановка при взлете, к которой я приучаю не спеша (часто — после целого года натаски). Остановки сложнее добиться от увлеченной (страстной) собаки, но терпение и неторопливость в этом случае позволяют избежать вреда, сохранив достоинства.

 — Я считаю Вас одним из основных экспертов по бретонскому эпаньолю. Расскажите нам о правильном стиле работы бретона, а также об ошибках, которых не следует совершать.

— Стиль работы бретона хорошо описан на DVD, изданном «Клубом породы (CEB)», он имеет определенный успех. Среди того, что я считаю наиболее распространенными заблуждениями в отношении бретонского стиля, есть следующие моменты/

Галоп оценивается только по темпу, ритму шагов. Нужно также думать об их амплитуде. Галоп должен быть собранным (небольшая длина шагов, бретонец бежит «под собой») и без усилий.

Ранняя блокировка разгибания задних конечностей и хорошо сгруппированный возврат обеих задних лап, которые как-будто одновременно оказываются на земле — вот две характерные стилевые точки в бретонском галопе.

Если толчки необходимо часто повторять, чтобы компенсировать небольшую длину шагов с точки зрения скорости, такие повторы не должны быть безумными.

Необходимо победить штамп «спрингер, который делает стойку». Манера того, как бретон ищет, не всегда является «копошащейся», и его работа с местностью должна быть адаптирована к конкретным условиям, то есть может быть легко расширена.

Нет ничего невыносимее для меня, чем видеть собаку, которая каждые тридцать секунд, дрожа, возвращается к хозяину, или собака, которая постоянно нуждается в поддержке в сложном биотопе, потому что не умеет самостоятельно работать с местностью.

При охоте на вальдшнепа, а также на болоте собака должна по-настоящему «читать» местность. Именно так я распознаю великих охотников.

Так называемые сложности с секундированием, которые приписываются бретону, частично являются результатом неправильного использования собак и слишком позднего начала тренировок в парах.

Если собак переполняют эмоции, а поиск намеренно сужается, поведение в паре становится мучением: обе собаки постоянно бегают у ног, одновременно улавливают одни и те же запахи, нервируют друг друга, и это… катастрофа!

Работа в паре возможна только в том случае, когда собаки могут разбежаться и несколько абстрагироваться друг от друга.

— Ваша любимая охота?

— Я охочусь, в основном, на четырех птиц: серую куропатку, фазана, вальдшнепа и
бекаса.

Последние две птицы вызывают у меня больше всего эмоций. Прежде всего из-за условий охоты: болото, торфяник, «долина вальдшнепов» в Бретани, для меня это совсем не то же самое, что поля сжатой пшеницы или кукурузы. А еще из-за качеств, которых эти две птицы требуют от собак:

— при охоте на бекаса собака должна быть в состоянии справляться со сложной средой (границы дренажных каналов или тростниковых зарослей), работать даже при плохом ветре, преодолевать канавы, чтобы потом вернуться к вам. Это «визуальное» шоу, поскольку мы можем видеть все.

Необходим большой охват поля, потому что бекаса зачастую легче найти на ста пятьдесяти метрах, чем на двадцати пяти, а еще — великолепная пара «чутье-ум», потому что в болоте много резких запахов.

Скажем так, нужна «весенняя» собака, с очень верным чутьем, потому что на болоте, например, излишняя чувствительность делает собаку непригодной к работе. Вероятно, это последняя охота, где мы еще можем часто стрелять из-под стойки своей собаки.

Кстати, это далеко не простой выстрел, как известно;

— при охоте на вальдшнепа собаке нужно проложить свой маршрут по сложным угодьям, эта охота в большей степени требует инициативы. Если собака обладает достаточными способностями, получается «слуховое» шоу.

Именно по звону колокольчика мы понимаем, возвращается собака или нет. Момент, когда она делает стойку и мы начинаем искать собаку, является для меня важнейшим в этой охоте. Работать вальдшнепа всегда достаточно трудно, больше чем где-либо собака должна работать мозгами.

Эта совокупность требований превращает данную охоту в настоящее селективное мероприятие, и это не случайно, что бретон особенно блистает на этой охоте.

— Какова ширина поиска у бретона?

— «Для бретона нехарактерен ни широкий, ни узкий поиск, он действует по ситуации», — сказал один великий французский заводчик середины 20-го века. Это означает, что бретон обязан адаптировать свой поиск к характеру местности, плотности и поведению дичи.

Даже если у него никогда не будет физических данных пойнтера, он не должен охотиться исключительно в пределах выстрела. Более того, собака, делающая стойку, которая ведет поиск только в пределах выстрела, совершенно бесполезна.

Лучше выбрать спрингера, гораздо более эффективного, например, в колючих зарослях. Систематически использовать собаку, делающую стойку, в охоте на ограниченном пространстве имеет смысл, только если биотоп очень богат дичью… ну или если вы не уверены в твердости ее стойки.

Во Франции, в первой половине 20-го века, именно в условиях охоты с изобилием дичи бретон в полной мере проявил себя и получил признание, которое сделало его таким, какой он есть сейчас.

Сегодня, по крайней мере у нас, такой тип охоты определенно находится в упадке. Пролетная и оседлая дикая птица исчезли во многих регионах.

[img=34585]

Растет процент специализированных охотников, более увлеченных эмоциями, которые дарит наблюдение за работой собаки, чем создание полной картины охоты. Они ориентированы скорее на спортивную охоту на такую дичь, как вальдшнеп, бекас, охота в горах и/или на соревнования, то есть филд трайл.

Этих так называемых охотников-спортсменов, конечно, больше привлекают английские породы, часто по причине подражания, нежели в силу реального знания потенциала той или иной породы. Бретон может понравиться и этой клиентуре.

Надо только довериться ему, позволить ему проявить страсть и инициативу, бережно сохраняя его тип и образ мышления. Также нужно стараться развивать в нем больше выносливость, чем чистую скорость, ведь цель не в том, чтобы мчаться как можно дальше и как можно быстрее.

На самом деле не всегда важна широта поиска, главное — инициативность, умение самостоятельно принимать решения. Не скорости бега надо систематически добиваться, а решительности и стабильности, концентрации на поиске.

С точки зрения поиска вовсе не метрические ориентиры определяют породы, а особый стиль действий. Так и бретон узнается по тому, как он ищет, а не как далеко он бежит.

— Легко ли контролировать поведение бретона — собаки, страсть и «чувства» которой зашкаливают?

— Если баланс психики собаки находится на уровне ее страсти, не о чем волноваться, лишь бы у владельца была минимальная сноровка и достаточно времени для работы с собакой в полях.

Эта ссылка на время является основополагающей, потому что именно она устанавливает разницу между классической дрессурой, которая заставляет собаку слушаться команд, и тем, что я называю постепенной подготовкой, которая сохраняет весь блеск природного хищника, делая его пригодным для охоты.

Не надо учить бретона охотиться, мы никогда не получим ничего хорошего, навязывая ему действия и свою волю, в которых он не заинтересован. Лучше всего систематически отмечать то, что у него хорошо получается, и не поощрять (конечно, наказывать, если нужно, но ни в коем случае сверх меры!) его менее удачные инициативы.

Ваша роль заключается в том, чтобы одобрять действия, которые вам подходят, и не одобрять остальные. Все время. Поэтому не существует периодов, когда мы «занимаемся собакой» и периодов, когда мы охотимся.

Это сложно, долго и в конечном итоге является лишь легкой корректировкой его природного поведения; но именно это способствует сохранению всех ценных качеств бретона, в то же время укрепляя его доверие к хозяину.

— Каким Вы представляете питомник BILI-GWEN в будущем?

— Как обычно, я сохранил много молодняка из недавних пометов. Мне будет, чем заняться в последующие годы. Что касается участия в филд трайлах, посмотрим; я не одержим этим, но, возможно, появятся собаки, талант которых заставит меня вылезти из норы.

Что касается разведения, если я буду этим заниматься, это будет нечто новое: в следующих поколениях суки будут скрещиваться с кобелями-производителями других линий.

В любом случае, я не буду отступать от двух постулатов, которые всегда лежали в основе моей работы: у бретона, идет ли речь об экстерьере или рабочих качествах, все — в голове!

Илья Зинчук 10 сентября 2019 в 12:17






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Михаил Мальцев офлайн
    #1  9 октября 2019 в 21:23

    Замечательная статья. Спасибо, Илья

    Ответить



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑