Охотпользование: система или антисистема?

В предыдущем номере нашей газеты мы начали публикацию материалов-интервью с ведущими учеными-охотоведами страны о положительном опыте отраслевого устройства охоты в России, главохотовском опыте и отрицательном опыте отказа от такого устройства.

 

Прямо сейчас на наших глазах происходит передел мира.

Который уже по счету?

И будет ли он в интересах России?

Слишком много всего того, что мы называем «идентичностью», завязано, прямо или косвенно, на охотпользовании.

Наверное, тем, кто принимает решения, следует прислушаться к нашим сегодняшним собеседникам.

Кто-то очень мудро заметил, что «мир делят при помощи новых технологий».

Так надо ли изобретать велосипед и блуждать в «зеленом» тумане, прислушиваясь к гринписовским сказкам? Или «назначать» «учеными» откровенных неучей, доказавших охотничьему сообществу свою профнепригодность?

Возврат к высокотехнологичному отраслевому устройству в охотпользовании необходим стране и позволит, наконец, этому ресурсу заработать на страну и ее граждан.

Первый наш собеседник, академик В.Г. Кривенко, указал на системный характер главохотовского, отраслевого охотпользования и на необходимость возврата к федеральному уровню организации охоты в России со всеми вытекающими из этого нормативными последствиями.

Сегодняшний наш собеседник доктор биологических наук, академик Российской академии естественных наук, профессор Тимирязевской академии Анатолий Петрович Каледин.

— Ваш коллега профессор Кривенко отметил значимость системного понимания массового охотпользования. Что это такое? И как им управлять?

— Это комплекс средств сбора, обработки и передачи информации об охотничьих животных и среде их обитания для формирования управленческих решений. Это краткое и упрощенное определение.

Как известно, система — это множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, образующих целостность, единство. Эти «связи» (информационные потоки) в основном были налажены в Главохоте.

 

фото: Антона Журавкова

Это потребовало научно-методического обеспечения и организации «целостности» этих информационных потоков. И это системное требование было в основном выполнено. В известной работе профессора В.А. Кузякина, тогда руководителя Государственной службы учетов Главохоты, даже была представлена «целостная» схема мониторинга охотничьих животных, и, что важно, указывалось на его конкретные недостающие «звенья».

А что мы видим сейчас в организации информационных потоков в части «ресурсной» и «пользовательской», а потом и в части их «единства»?

О ресурсах и управлении. Как известно, биологический «вид» существует в виде системы популяций. В охотничьей науке, и ведомственной, и академической, уже в «главохотовский» период сложилось понимание схем опромышления большинства видов и популяций охотничьих животных.

«Много» их или «мало», что такое «оптимально», что такое «охотничье хозяйство», «охотничьи угодья», «особо охраняемые» природные территории и т.д. Виталий Григорьевич, по-моему, очень наглядно показал, как через структуру научно-исследовательской и научно-методической работы Главохота последовательно переходила на общую и региональные схемы освоения ресурсов охотничьих животных в охотничьих хозяйствах. Создавая комплексные, взаимосвязывающие регионы «информационные потоки». Это и есть управление.

А с появлением «Книги охотничьих животных на популяционной основе» появится возможность постепенного перехода к реальному «управлению популяциями». Но без отрасли с реальной, а не бутафорской наукой такой переход вряд ли возможен.

Сейчас мы видим, эти «схемы» куда-то «улетучились». Или их «улетучили». Один из ваших авторов, А.Б. Линьков, пишет о необходимости «Книги охотничьих животных» уже не первое десятилетие. Где она? Значит, кто-то заинтересован в ее отсутствии? И каким образом мородунка с водяной полевкой попали в Федеральный закон «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов...»?

 

фото: Михаила Семина

О «пользователе» и управлении. Социально-экономическая структура общества — тоже система. Что-то я не припомню современных социально-экономических исследований о нашем сегодняшнем охотничьем сообществе.

С репрезентативными выборками, по социальным группам и субъектам Российской Федерации. А хотелось бы их увидеть.

А какая регламентация деятельности охотохозяйственной отрасли вообще возможна без учета этой важнейшей информации? И как формировать «охотничье сообщество» и его «предпочтения»? И есть ли у охотдепартамента полноценное научное подразделение с соответствующей тематикой и научными квалифицированными кадрами ученых?

О каком «единстве» информационных потоков можно говорить, практически ничего не зная о «пользователе»? Есть, правда, коллективный «троекуров», но ему охотохозяйственная отрасль уж точно не нужна.

Он сам себе «отрасль». Впрочем, понимание общей картины состояния охотничьего хозяйства в России есть и оптимистичной ее назвать нельзя. Тут вы в своей оценке правы. Без охотохозяйственной отрасли рационального и ресурсосберегающего охотпользования в России, ориентированного на миллионы граждан, не будет. И «единства» информационных потоков тоже.

Самой же отрасли без передовой охотничьей науки и системной подготовки кадров вообще не может быть. При этом охотдепартамент практически игнорирует уникальные научные разработки ведущего в системе Российской академии наук Всероссийского научно-исследовательского института охотоведения и звероводства имени профессора Б.М. Житкова.

Что трудно объяснить с рациональной и практической точек зрения. По определению. То, что мы сейчас наблюдаем в охотпользовании — это «антисистема». Это, если очень кратко...

— А как Вы могли бы оценить перспективы внутреннего охотничьего туризма?

— Правильный охотник — это хорошо и специально подготовленный охотник. Правильный охотник интегрирован в охрану угодий и животного мира, в мониторинг охотничьих животных. Правильные охотники — это не «развращенная» «шведским столом» «публика», это граждане своей страны. Это уже следующая ступень гражданской ответственности, если хотите. Это «осознанная необходимость». Для них и надо «открывать» Россию.

 

фото: fotolia.com

Создавать инфраструктуру и пропагандировать этот здоровый и полезный для государства образ жизни, а не генерировать, как Вы сказали, «зеленый туман». И трижды прав В.Г. Кривенко в том, что этому образу жизни, правильной охоте, нужна государственная поддержка. Как говорит президент, необходимо создавать «инфраструктуру завтрашнего дня».

По крайне мере к этому надо стремиться. Это вектор, это «цель», к которой должна стремиться охотохозяйственная отрасль. И государство, потому что это, наконец, огромные деньги, которые остаются в стране.

И мы вернемся к 6, а может быть, и к 10 миллионам охотников. А миллионы квадратных километров родины перестанут быть бесхозными и заваленными объедками со «шведского стола» «западных ценностей». Глядишь, и тайга меньше гореть будет.

— А деньги? А один процент ВВП? И нужна ли отрасль?

— А он никуда не делся. И складывался исключительно из природных ресурсов, «комплектующих» и научно-исследовательских новаций отечественного производства. Импортного там не было ничего. Может быть, финская бумага, на которой печатали приказы и распоряжения в Главохоте. Будет охотохозяйственная отрасль сельского хозяйства, будет и один процент. А может быть, и больше.

Об охотохозяйственной отрасли. Полагаю, она необходима, но, может быть, и переходный период. Например, создание полноценного подразделения «Агентство охотничьего хозяйства» в структуре МПР РФ. Как это сделали с лесной отраслью.

Анатолий Каледин 22 сентября 2022 в 07:43







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований





наверх ↑