Птицы оборотни

Часть из того, о чем я хочу рассказать, — заведомо ложные знания о птицах, хотя по-своему интересные и даже поучительные, показывающие то, как очевидные наблюдения без должного анализа могут приводить к заблуждениям.

Фото Gary Faulkner

Фото Gary Faulkner

МОРСКИЕ ГУСИ

О таких птицах я услышал впервые и единственный раз на Камчатке. Это было летом 1976 года в одной из бухт Карагинского залива. Будучи студентом и участником орнитологической экспедиции Ленинградского зоологического института, я добывал и препарировал птиц. Жителей в бухте, кроме участников нашей экспедиции, было немного.

В двух километрах жил сторож, охранявший склад со взрывчаткой для геологической партии. А рядом с нами, на расстоянии нескольких сотен метров, обитал другой сторож со своей женой, который следил за имуществом рыболовецкой артели, приезжавшей на подледный лов наваги. С этим сторожем мы время от времени общались. Он рассказывал о том, как охотился за свою долгую жизнь на Камчатке, о повадках зверей и птиц.

В одну из бесед он сообщил, что, дескать, «и морские гуси прилетели, которые каждый год строго вслед за гагами появляются» (надо отметить, что очковая гага мигрирует вдоль камчатского побережья). Но морского гуся нам не удалось найти ни в одном из орнитологических определителей. Загадка раскрылась потом, когда камчадал показал нам его, качающегося на морских волнах. Это была гага, но уже в летнем пере.

КУКУШКИ-ОБОРОТНИ

Результатом выхода в поле, как правило, бывает добыча, независимо от того, получена она с помощью ружья или фотоаппарата. Но случается, что с поля можно принести и легенду.

Июльским днем 1984 года по полям совхоза «Ленсоветовский» я возвращался после проверки ловушек на грызунов, нужных для лабораторной работы. По пути мне встретился тракторист, у которого был обеденный перерыв и желание поговорить со случайным человеком. Им оказался я. Начавшись с грызунов, то есть с крыс, которые воруют цыплят, наш разговор плавно перетек на птиц, занимающихся тем же (сельские жители известны своей наблюдательностью).

И тут тракторист поведал мне, что ястреба — это ни больше ни меньше кукушки, которые становятся хищными ко времени вылупления птенцов. О превращении кукушки в ястреба мой рассказчик узнал от своей бабушки, да в их деревне Тамбовской области «все об этом знали». Мои слова, что речь идет о разных видах птиц, очень удивили собеседника. А мне вспомнились научные работы Конрада Лоренса.

В одном из экспериментов он по направляющему шнуру, протянутому над землей, перемещал фанерный силуэт ястреба. Если силуэт двигался вперед хвостом, то домашние птицы, прогуливающиеся под шнуром, не реагировали на движение. Если же «фанера пролетала» вперед головой, то у птиц начиналась паника.

Таким образом, одно и то же изображение могло восприниматься птицами по-разному. Это сходство силуэтов кукушки и ястреба-перепелятника и приводило тамбовских селян и их кур к переполоху, а в период размножения помогало кукушке согнать с гнезда хозяина, насиживающего яйца, и подложить свое, самое чудесное, из которого потом вырастал «то ли ястреб, то ли кукушка».

Анатолий Яковлев 3 июля 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑