Зимняя элегия - Веселовское водохранилище

Знаменитое Веселовское водохранилище начинается у поселка Веселовский Ростовской области. Образованное на реке Маныч, оно тянется к юго-западу до поселка Манычстрой девяносто восемь километров (при ширине до семи километров). Тут настоящий рай для рыбаков и охотников.

Фото: Анатолий Маилков.

Фото: Анатолий Маилков.

В чистой воде водится сорок семь видов рыб.

В прибрежных зарослях тростника, на широких плесах и островах живут дикие кабаны, енотовидные собаки, каменные куницы, лисицы, рыскают волки.

Редкий рыбак, проживающий на юге России, хотя бы раз не побывал здесь.

Удить рыбу можно круглый год.

Каждое лето я обязательно рыбачил здесь, но никогда прежде — зимой.

Я не люблю подледный лов «мирной» рыбы.

Сидеть часами на семи ветрах, уставившись в лунку, и радоваться крохотной воблешке — это не по мне.

Другое дело — щука на жерлицы, когда от каждой сработки флажка екает сердце, ты мчишься по льду с надеждой на трофей, на сложную борьбу и победу над хищницей.

ПАЛАТОЧНЫЙ ГОРОДОК У ВЕСЕЛОГО 

Зима в тот год выдалась капризная, неуверенная. В декабре то злилась морозами, то слезилась оттепелями. Водоемы покрывались тонким льдом, он быстро таял, отставал от берега, делая невозможным выход на реки. Рыбаки ждали погоды.

К Новому году зима наконец взялась за свою работу. Установились небольшие, но стойкие морозы. Рыбацкое сообщество схватилось за телефоны. Все выясняли ситуацию на водоемах.

Читайте материал "За носорогом в Калахари"

И вот когда телевизоры стали ежедневно показывать репортажи о странных людях, тысячами поваливших к замерзшим озерам, а МЧС предупреждать об опасностях отдыха на льду, мы собрались в дорогу.

 

Фото: Николай Чачуа.

Идея ехать на Веселовское мне не понравилась сразу, согласился, поддавшись уговорам и чтобы дома не сидеть. Мои более азартные товарищи были в приподнятом настроении.

Прибыли на рассвете. Первое, что увидели, — это невообразимое количество автомобилей. Они стояли как попало по всему берегу. В утренних сумерках не было видно ни начала, ни конца самостийной стоянки.

Долго ерзали между машинами, пытаясь припарковаться ближе к берегу. Не получилось. Собрали снасти и потащились к нему пешком.

Мое настроение становилось все хуже и хуже. С высокого правого берега открывалась невероятная картина — огромный палаточный город, где разноцветные и разновеликие палатки стояли почти рядом друг с другом. И этот город, казалось, спал.

Мы долго осторожно спускались по скользкому склону, пока не ступили на твердый лед, сплошь покрытый замерзшими и свежими лунками. Ребята разбежались искать лучшие места.

Здесь каждый действует по-своему. Одни долго бродят среди рыбаков, высматривают улов, выспрашивают о клеве, прикормках, приманках, снастях. Стараются устроиться поближе к тем, у кого больше пойманной рыбы.

Другие бурят лунки в разных местах и пробуют ловить. Оба метода ненадежны. Рыба не стоит на месте, постоянно перемещается.

ДОБРОДУШНЫЙ БАС

Находясь в дурном настроении, я поступил просто. Выбрал только что освободившееся место с готовыми лунками. Решил: пусть рыба сама ищет меня.

Читайте материал "Проблемы с клевом в зимний паводок"

Одну лунку зарядил мормышкой с червяком, вторую с опарышем, третью с мотылем. В четвертой решил ловить балансиром.

Прикормил покупной карповой смесью и уселся на рыбацкий ящик. Долго и безуспешно по очереди дергал снасти — ни одной поклевки. Настроение совсем испортилось. Тоска.

 

Зимняя охота на хищную рыбу имеет массу поклонников. Фото: Николай Чачуа.

Не ловилась рыба и у соседей. Окончательно потеряв всякий интерес к рыбалке, пошел гулять по кривым улицам «городка».  Разыскал своих друзей, погостил у них.

Выпили по рюмке. Вспомнили пословицу, что рыба хорошо ловится вчера и завтра. Вернувшись на свое место, проверил снасти. Наживка на месте.

От нечего делать стал рассматривать соседей. Прямо передо мной одиноко и почти неподвижно сидел угрюмый старик в старом тулупе и шапке с завязанными на затылке ушами.

Справа два парня. Один высокий, худой, спокойный, молчаливый. Второй непоседливый, шустрый. Он каждую минуту подскакивал, суетился. Все время выдергивал удочки, менял местами, перевязывал мормышки, бурил новые лунки.

Куда-то убегал с коловоротом и удочками под мышкой. Возвращался. Посидев минут пять, опять убегал. Мне подумалось: если бы рыба и захотела, не смогла бы застать его на месте.

Слева за столиком обосновалась целая компания. Сидят, видимо, со вчерашнего дня. Периодически разбредаются проверять снасти. Потом как по команде собираются к столу.

Читайте материал "Старая песня о главном"

Сначала они просто разговаривали. Позже, когда вся территория вокруг палатки покрылась пустыми бутылками, запели.

Пели про то, как гулял по Дону казак молодой, как Стенька Разин бросал за борт молодую, но, видимо, очень несчастную княжну, про военные дороги, исполняли романсы про любовь. Потом перешли к современному репертуару.

Собственно, пел один — бородатый полный мужик. Пел он красивым, хорошо поставленным басом, остальные темпераментно, но кто в лес, кто по дрова — подпевали. Бас, как окрестил его я, не обижался. Наоборот, смотрел на друзей ласковыми добрыми глазами снисходительно.

 

Такой трофей вызывает мощный прилив адреналина и горячит кровь. Фото: Павел Елизаров.

С появлением на нашей «сцене» народного ансамбля меня посетила мысль, что не так уж и плохо складывается рыбалка. Но силы людей небеспредельны.

К обеду, сильно устав от хорового пения и крепко напившись, вся компания, спотыкаясь, скользя и падая, разбрелась по своим палаткам. Только Бас остался на месте.

Он развалился в кресле, разбросал руки, как огромная птица цвета хаки, и, задрав голову так, что мне была видна только борода, захрапел. Храпел он также густым, мощным басом.

ДОЛГОЖДАННЫЙ КАРАСЬ

Антракт, подумал я и стал приглядываться к другим персонажам нашего театра.

Сзади меня маленькая женщина средних лет пыталась затащить в палатку крупного мужчину. Тот активно сопротивлялся. Лежа на льду, он одной рукой цеплялся за лунки, а в другой бережно держал над головой бутылку с яркой наклейкой.

Женщина, громко ругаясь, тянула его за ноги. Наконец она скрылась в палатке. Вслед за ногами мужчины исчезла и его голова, последней скрылась бутылка.

Снаружи от мужика осталась только одна шапка. Но, судя по тому как сотрясались тонкие стенки палатки, борьба за трезвый образ жизни еще продолжалась.

И вот победа! Женщина вышла из палатки и торжественно вылила содержимое посуды в ближайшую лунку. Мужик не появился. Видимо, растерял все силы в борьбе за свое право вволю выпивать на природе.

Читайте материал "Что делать с охотниками не оправдавшими доверия"

Тем временем неяркое солнышко медленно добралось до своей высшей точки на небосводе и стало спускаться к горизонту. Пошел снег. Точнее, его крохотные пылинки, которые, казалось, не падают с неба, а возникают прямо здесь, из воздуха.

Белые снежинки спускались к земле, поднимались вверх и кружили, кружили, кружили. Невозможно было высмотреть отдельную из них. На душе стало и грустно, и светло.

Вот он, наш переменчивый, непредсказуемый и сложный мир. Слава Богу, что природа живет по своим законам. Не подчиняется нашим страстям.

 

Фото: Анатолий Маилков.

Вдруг я почувствовал: с моими снастями что-то происходит. Посмотрел и не поверил глазам: все четыре кончика удочек зашевелились, дружно закивали, наклоняясь к самой воде.

Я растерялся от неожиданности. Сердце заколотилось. Схватил ближайший удильник. На том конце забилась тяжелая рыба.

От волнения я сильно дернул. Стало легко — сорвалась. Взял второй, медленно натянул — та же история. В третьем удильнике взял леску, пропустил через указательный палец. Держал некрепко, но в натяг.

Чтобы удержать рыбу на крохотном крючке мормышки, нужно позволить ей легко уходить, не давая сделать жесткий рывок. Это тонкая работа.

Мне удалось подтянуть добычу к лунке. На меня уставился круглыми глазами карась. И тут еще беда: не надеясь на поклевку, я перестал следить за состоянием лунок.

Они обмерзли, сузились. Мой карась не проходил в крохотное пространство. Увлекшись соревнованием с водным жителем, я не заметил, как вокруг собрались болельщики, соседи.

Оценив обстановку, шустрый парень появился с пешней. Стал аккуратно обрубать края, расширяя лунку. Свободной рукой я выбирал осколки льда. Остальные следили, затаив дыхание.

Наконец я просунул левую руку глубоко в лунку, подхватил рыбу снизу и одновременно потянул за леску. На льду запрыгал, забился, заблестел серебром небольшой карасик.

Читайте материал "Крупный летний карась"

Все выдохнули и загалдели, обсуждая событие.

ПЕНИЕ НА ПРОЩАНИЕ

Тут кто-то ойкнул и помчался к своим лункам. Мгновенно разбежались все. Закипела работа. Лагерь проснулся.

Из палаток выскакивали рыбаки, яростно крутили коловороты. То там, то тут слышались победные выкрики и смех. Жена даже растолкала моего свободолюбивого соседа.

Он молча и хмуро руководил ее действиями. Сам только снимал рыбу и часто вздыхал. Один лишь Бас спокойно спал, посылая городу и миру послания, зашифрованные в храпе.

Мне стало жаль его. Разбудил. Он блеснул детской улыбкой из густой бороды: «Садись! — и представился: — Владимир». Познакомились.

Я уже поймал десятка два карасей, больше мне и не нужно. Присел. Он оказался профессиональным певцом из Санкт-Петербурга. Сюда приехал к брату в гости.

Разговорились. Нашли общего знакомого. Владимир пообещал передать привет моему другу, замечательному артисту БДТ им. Товстоногова Леониду Неведомскому.

 

Фото: Павел Елизаров.

Темнело. Поклевки прекратились так же неожиданно, как и начались. Видимо, рыба пошла восточнее.

В палатках зажигался свет; маленькие домики на льду светились, как китайские фонарики, а внутри сновали тени. Одни готовились к ночной рыбалке, другие сворачивались, спешили домой. Начались обязательные прощания с новыми друзьями.

Читайте материал "Поклон ездовым собакам"

Мы сидели с Владимиром за столом. Пили чай. К нам присоединился угрюмый дед, оказавшийся вовсе не дедом и не угрюмым, а профессором Ставропольской сельскохозяйственной академии.

Он пришел поблагодарить артиста за пение. Поговорили ни о чем. Быстро наступила ночь. Мы тоже включили свет. На столе образовалось светлое пятно.

Помолчали. А затем из мрака ночи полилась песня. Густой чистый звук, зародившийся в темноте, поплыл над замерзшим озером, растворяясь в морозном воздухе, наполняя наши души пронзительной грустью о прошедшей любви и молодости…

О, где же вы, дни любви,
Сладкие сны,
Юные грезы весны?
Где шум лесов, пенье птиц,
Где цвет полей,
Где серп луны, блеск зарниц?..

Я много раз слышал «Элегию» Жюля Массне в исполнении Федора Шаляпина, но здесь, сейчас…

Пение закончилось. Нас обступила толпа людей.

Никто не аплодировал. Мужики подходили, обнимали невидимого в темноте Владимира и молча отходили. Кто-то тайком утирал слезы.       

Николай Чачуа 16 апреля 2019 в 12:36






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".


Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑