Очерки истории Беловежской пущи

Беловежская пуща… Это словосочетание для многих имеет особое, символическое значение. В первую очередь вспоминается пронзительная мелодия «заповедного напева» Пахмутовой, а вслед за ней, конечно же, легенда пущи — зубр.

Неизвестный художник. Министр государственных имуществ граф П.Д. Кисилев на охоте в Беловежской пуще в 1847 г.

Неизвестный художник. Министр государственных имуществ граф П.Д. Кисилев на охоте в Беловежской пуще в 1847 г.

В течение веков пуща принадлежала разным державам. С конца XVIII до начала ХХ века она входила в состав Российской империи. За 120 лет под эгидой российской короны она пережила как длительный период относительного забвения, так и превращение в блестящую охотничью резиденцию последнего царя из рода Романовых. К моменту перехода к России пуща уже была известна как уникальное место обитания уникального животного — зубра. История зубров и Беловежской пущи едина: «пуща сохранилась потому, что в ней жили зубры, а зубры сохранились потому, что была пуща» (С.А. Северцов, зоолог). Самое крупное животное в Европе истребили к середине XVIII века почти повсеместно, и последними его пристанищами стали Беловежская пуща и Кавказ.


Каким образом зубр уцелел в Беловежской пуще? Дело в том, что еще во времена средневековья она стала «заповедным» охотничьим угодьем великих князей литовских и королей польских. Только они имели право охоты на зубра. При короле Сигизмунде I обычай, по которому за убийство зверя в заповедной роще полагалась смертная казнь, стал законом. А по лесному уставу тех времен было запрещено убивать зубров и других копытных животных не только в заповедных владениях, но даже на землях окрестных селений. А вот хищников, а также зайцев и птиц крестьяне на своих землях убивать могли.


Уже с XV века для высших классов общества охота была не столько способом добычи мясного провианта, сколько потехой, развлечением. Пышные охоты польских правителей чаще были загонными. В лесу выделялся огороженный участок — зверинец, куда сгоняли большое количество дичи, а для охотников устраивались штанды. Одна из самых впечатляющих охот состоялась в сентябре 1752 года. Король Август III охотился с супругой и двумя сыновьями. Королева Мария Жозефа была большой любительницей книг и читала даже в промежутках между выпусками зверя, что не помешало ей застрелить 20 зубров. В память об этой охоте установлен обелиск, на котором высечены надписи об участниках охоты и количестве убитого зверя с указанием веса самых крупных экземпляров. К концу XVIII века в пуще усилилась хозяйственная деятельность: начался сплав леса, создавались смолокуренные, скипидарные, гончарные и поташные заводы. Все это отрицательно сказалось на благополучии зубров и других животных.


В 1795 году в результате третьего раздела Польши Беловежская пуща была присоединена к Российской империи. Ее основная часть вошла в состав казенных, т.е. государственных земель, и пуща на долгие годы перестала быть личным владением правителя страны. Александр I в 1802 г. объявил зубра заповедным зверем, однако для высокопоставленных охотников, музеев и зоологических коллекций Европы практика выдачи разрешений на его отстрел еще сохранялась. Что касается местных пущанских жителей, то они не утруждали себя получениями высочайшего разрешения на отстрел. В пуще процветало браконьерство. Ганс фон Ауэр, много лет служивший в Беловежской пуще лесничим и заведующим зверинцем, в своих воспоминаниях писал о предпочтениях здешнего населения блюд из дичи: «Отстрел лося еще не вошел тогда у крестьян в моду. Они, конечно же, высоко ценили лосятину, но на сельских свадьбах, выпадающих по старинному обычаю на позднюю осень, было принято подавать на свадебный стол зубрятину или, в крайнем случае, кабана… На Рождество приходила очередь косуль, а на Пасху — глухарей, преимущественно в виде подарков для уважаемых служащих полиции всех рангов и чиновников соседних местечек, с которыми крестьянам приходилось иметь дело».


В царствование Николая I начался долгий и трудный процесс упорядочения всей государственной собственности. Не осталась без внимания и Беловежская пуща. В 1843–1847 гг. здесь было проведено первое полное лесоустройство. Пуща была разделена просеками на 541 квартал каждый площадью 2 кв. версты. Были созданы пять лесничеств, а также определены районы, где зубры встречались чаще. Интенсивность хозяйственной деятельности в них была снижена. По окончании лесоустройства пущу с инспекцией посетил министр государственных имуществ граф П.Д. Киселев, для которого была организована охота на зубров.


Первая царская охота состоялась в пуще только в 1860 году. Она стала прологом русско-прусско-австрийских переговоров в Варшаве, и к участию в ней Александр II пригласил принцев Карла и Альберта Прусских, Августа Вюртембергского, Фридриха Гессен-Кассельского и герцога Карла-Александра Саксен-Веймарского.
Охоту императора было решено провести в том же месте, где проходила охота Августа III, — в урочище Грибовец. В течение трех недель более двух тысяч загонщиков проводили в лесу облавы на животных, а также привозили зверей в клетках из всех казенных лесов Гродненской губернии. Из-за неопытности и спешности, с которой производился загон, многие животные в пути пали. В воссозданном зверинце было выстроено двенадцать штандов: первый предназначался царю, следующие пять — принцам, остальные — свите императора. В селении Беловеж для проживания Александра II был срочно достроен небольшой дом, предназначенный ранее под квартиру местного лесничего. Иностранных принцев разместили в доме немецкого купца.

 

Памятник охоты 1860 г. в Беловежской пуще.


Александр II прибыл в Беловеж в ночь с 5 на 6 октября 1860 года (здесь и далее даты даны по старому стилю. — И.П.). Крестьяне встречали царя приветственными криками; дорога освещалась кострами и горящими смоляными бочками, а когда экипаж императора приблизился к мосту через реку Наревку, подготовленный для него дом осветился бенгальскими огнями. Результат двух дней охоты затмил бытовые неудобства: было убито 96 зверей, из них 28 зубров. Когда последние появлялись на стрелковой линии, они «овладевали вниманием охотников: каждый берег свой выстрел, чтобы иметь удовольствие убить невиданного на других европейских охотах зверя». При облавах использовались гончие, их спускали, когда звери приближались к стрелковой линии. Но скоро собаки начинали терзать убитую дичь, не обращая внимания на вновь выгоняемых зверей, и поэтому охоту останавливали, чтобы убрать туши животных, а затем снова начиналась облава.


В память о первой императорской охоте в пуще товарищ министра государственных имуществ генерал-майор свиты А.А. Зеленый предложил поставить вблизи выхода из зверинца монумент. Фигуру зубра в натуральную величину отлили на заводе генерал-лейтенанта Н.А. Огарева и установили на мраморном постаменте, по сторонам которого выбили надпись «В воспоминание Охоты в Беловежской пуще в Высочайшем присутствии Государя Императора Александра II 6 и 7 октября 1860 г.», а также имена участников охоты и количество добытой ими дичи. Позже Александр II приказал отлить 7 уменьшенных копий памятника, и пять из них подарил немецким принцам и герцогу, а две — организаторам охоты А.А. Зеленому и егермейстеру графу П.К. Ферзену.


Еще одним памятником императорской охоты стала опубликованная в 1862 г. книга «Охота в Беловежской пуще», изысканно иллюстрированная рисунками М.А. Зичи. Похоже, все это и послужило рождению мифа о том, что Александр II любил охотиться в Беловежской пуще. На самом деле он побывал здесь лишь однажды и за 20 последующих лет своего царствования пущу не посетил ни разу. Правда, уезжая, он повелел сделать зверинец постоянным и сохранить дом, в котором останавливался, в неизменном виде «под именем Императорского охотничьего павильона».


Г.П. Карцов писал об охоте 1860 года, как о «мало увлекательной для истинных любителей», ведь она более походила на бойню. Возможно, и сам император был такого же мнения об облавах в урочище Грибовец.


Устроители царской охоты, несмотря на ее значительный результат, знали о плачевном состоянии Беловежской пущи и о бедственном положении в ней зубров и других копытных. Причина — недостаток корма, вызванный неправильной системой рубки деревьев, при которой нередко уничтожался молодой и спелый лес, а старый успевал сгнить до прихода лесорубов. Попытки изменить ситуацию упирались в затрудненность вывоза леса из пущи: мелкие реки использовались для сплава в незначительных объемах. Приречные луга относились в основном к крестьянским хозяйствам и предназначались для корма домашнего скота, но зубры время от времени «грабили» стога. Еще в начале XIX века была введена зимняя подкормка зубров, но средства на нее выделялись мизерные. После 1860 года они были немного увеличены, площадь покосов расширена, зубровые кормушки обустроены. Для наблюдения за зубрами и их подкормкой назначили зубровых сторожей. Было решено расширить видовой состав животных. Так, в обмен на четырех зубров в пущу завезли благородных оленей из охотничьих имений князя Плесе в Силезии, которые хорошо прижились на новом месте. Велась систематическая борьба и с главными хищниками леса — волками, причем с использованием стрихнинных пилюль. В результате уже в 1880-е годы волки практически исчезли.


В 1865–1885 гг. на охоты в пущу приезжали великие князья — дяди и племянники Александра II, а также его сын Владимир. Неоднократно их сопровождал известный егермейстер М.В. Андреевский. Для него, как для распорядителя, особую сложность представляла охота 1885 года, в которой участвовало 12 человек, из них четыре великих князя. Император дал тогда разрешение на отстрел только восьми зубров. «Трудное дело так разбить охоту, чтобы всем угодить и чтобы всем действительно пришлось бы охотиться», — записал Андреевский в своем дневнике. Но его опыт, а также такт Великого князя Михаила Николаевича позволили преодолеть эти трудности.


Решительный поворот в положении Беловежской пущи произошел в царствование сына Александра II Александра III. В июле 1886 г. министр императорского двора
И.И. Воронцов-Дашков сообщил министру государственных имуществ М.Н. Островскому о желании императора, чтобы «казенная лесная дача — Беловежская пуща и смежная с нею Свислочская дача были переданы в состав удельных имений», т.е. принадлежащих лично государю. И передача пущи путем обмена на земли императора в Орловской и Симбирской губерниях состоялась 18 сентября 1888 года. В истории древнейшего леса Европы начался новый период.

Ирина Пармузина 23 декабря 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑