Карась из-подо льда

Рисунок автора

Рисунок автора

Позвонил сын Андрей и предложил поехать на рыбалку за… карасем. Признаться, это предложение несколько обескуражило и я отнесся к нему скептически. В самом деле: о какой ловле карася можно говорить в феврале — в самый разгар глухозимья? Даже привычные для любителя подледной ловли подлещик, плотва или окунь в эту пору нередко проявляют капризы, испытывая терпение рыболова упорным нежеланием прикоснуться к предлагаемому «блюду» на крючке. А тут — карась, привередливость которого известна рыболовам даже по летним рыбалкам.

Об этом и сказал я сыну. Но он настаивал, убеждал в целесообразности предстоящей поездки. Говорил, что его друзья всего несколько дней назад побывали на данном водоеме и вернулись с богатым уловом очень даже «товарных» карасей по 200-250 граммов. Речь шла о рыболовном хозяйстве «Межура», что расположено примерно в 20 километрах западнее районного центра Боровск Калужской области. Рыбалка там за умеренную плату.

Такая точность и конкретность информации внушали доверие. И я согласился. Ну разве можно было упустить столь экзотическую рыбалку — ловить карася со льда! С нами поехал и друг сына Евгений, который уже побывал здесь и рассказал нам об особенностях ловли. По его словам, активный клев начинается лишь во второй половине дня и усиливается ближе к вечеру. А с утра там делать вроде и нечего. Не верить Евгению не было оснований, но рыбацкая страсть подгоняла поскорее добраться до цели.
Уже совсем рассвело, когда мы въехали в ворота рыболовного хозяйства. Взору открылось огромное пространство ледовой равнины. До противоположного берега явно более километра, а в длину — около двух километров. И хотя официально водоем называется прудом, его с таким же успехом можно назвать водохранилищем. Образовался он в результате перекрытия плотиной речки Межихи.

На льду красовались разноцветьем множество рыбацких палаток. А сидящих на ящиках «пингвинов» было просто не счесть. Само по себе это уже вдохновляло: не зря же приехало сюда столько рыбаков!

С самыми радужными надеждами мы вышли на лед. Здесь нас встретил работник хозяйства, который выписал нам путевки. На всякий случай спросили его, в какую сторону нам направиться, чтобы просверлить «счастливые» лунки. Он сказал, что вчера с более богатыми уловами оказались те, кто рыбачил левее от скопившихся рыбаков, и указал рукой нужное направление.

— А как будет сегодня — никто не знает, — дипломатично подытожил наш собеседник.
И все же мы прислушались к словам работника базы и зашагали в указанном направлении. Чем дальше удалялись от берега, тем чаще встречались на пути движения «обжитые» рыбацкие места: старые лунки со следами прикормки, очищенные от снега темные квадраты — здесь стояли палатки.

Мое внимание привлекла одна из таких «точек» — две старые лунки с остатками обильной прикормки. Здесь и решил расположиться. Освежил ледобуром схваченные льдом лунки, прикормил. Глубина — 2,8 метра. Примерно в 20 метрах было еще одно заманчивое место: ровная площадка от недавней палатки с тремя старыми лунками. Здесь тоже обновил лунки, опустил в них удочки. Неподалеку расположился Евгений, а сын удалился от нас примерно на 200 метров левее.

Для начала решил использовать разную снасть: в одну лунку опустил поплавочную удочку с мормышкой, а в другую — с крючком и грузилом. Рассуждал так: какая из этих оснасток больше оправдывает себя, на ту и буду ловить. И все внимание — на поплавки.

Поклевок долго не было. Уже двенадцать часов дня — ни шевеления. Наступил час дня — та же картина. Стало подкрадываться сомнение — стоило ли сюда приезжать? Во втором часу дня подошел сын и поинтересовался, как у меня дела. В ответ я лишь огорченно развел руками.
— Пойдем со мной, — каким-то таинственным полушепотом, чтобы не слышали другие рыбаки, сказал он.

А чтобы я не задавал лишних вопросов, он раскрыл передо мной полиэтиленовый пакет. И я ахнул от увиденного: в пакете лениво шевелились около десятка толстоспинных карасей. Я сразу все понял, быстро вытянул удочки примерно на метр, воткнул удильники в снег и пошел за сыном. Взяли с собой и Евгения.

Сын любезно уступил мне две «клевые» лунки, а сам просверлил рядом еще две лунки. Андрей сказал, что чаще поклевывает на удочку с крючком и грузилом. И холостых подсечек на эту снасть меньше. Хорошо, что были у меня в запасе такие удочки. Не теряя времени, быстро настроил их, опустил в лунки.

И что же? Не прошло и минуты, как поплавок в правой лунке начал исполнять своеобразный танец — плавно двигаться то в одну сторону, то в другую. Я с трепетом смотрел и выжидал, когда же он всплывет или притопится. Словно угадав мои мысли, поплавок, не прекращая «танец», вдруг резко поднялся на поверхность воды. Я подсек и сразу почувствовал такие желанные рывки сопротивляющейся рыбы. А через мгновение упитанный толстяк шлепал хвостом на снегу. Вот оно, рыбацкое счастье!

Клевало в обеих лунках. Не так часто, как хотелось бы, но скучать не приходилось. И я был безмерно благодарен сыну, который поистине подарил мне рыбацкую радость. Караси попадались очень даже приличные по размеру, более чем по 200 граммов. Невольно задался вопросом: почему тут клевало, а там у меня — нет? Не потому ли, что я занял старые лунки? Неизвестно ведь, чем там прикармливали. К тому же, начавшие гнить компоненты бывшей прикормки могли сыграть противоположную роль — не привлечь рыбу к месту ловли, а наоборот, отпугнуть ее. Вот и думай после этого, надо ли располагаться у старых лунок. А сын просверлил, свежие лунки, к тому же, как уже сказано, на значительном удалении от плотной группы рыболовов. И, как оказалось, правильно сделал.

Однако после нескольких пойманных карасей и здесь наступило затишье в клеве. Видимо, до этого сюда подошла стайка рыбы, порадовала нас клевом и отошла. Для интереса решил вернуться к оставленным лункам. К моей радости, здесь тоже начало клевать. Поочередно обходил свои прикормленные «точки». Где лучше клевало, там и задерживался.
А поклевки местного карася были неодинаковыми. Двигавшийся из стороны в сторону поплавок то вдруг всплывал, то утапливался. В любом случае подсекать следовало немедленно. И чем ближе было к вечеру, тем интенсивнее становился клев. Характерно, что здешний карась предпочитает более внушительное «блюдо», поэтому необходимо насаживать не менее 4-5 личинок мотыля, чтобы образовался привлекательный пучок. Такая вот немаловажная особенность местной рыбалки.

Очередная поклевка оказалась какой-то странной: поплавок не «гулял» по лунке, а вначале задергался вверх-вниз, затем резко ринулся в сторону и исчез под водой. Я привычно подсек, леска натянулась, но не сдвинулась с места, словно крючок зацепился за подводную корягу. Затем последовал мощный рывок, моя леска жалобно «дзинькнула» и беспомощно провисла. Обрыв! Около двух метров лески вместе с крючком и грузилом какой-то подводный монстр утянул с собой. Я долго приходил в себя от случившегося. Ведь леска вроде бы довольно надежная, сечением 0,14 миллиметра. Но вот не выдержала, лопнула. Кто же это?

Как выяснилось, в водоеме наряду с карасем много карпа, и очень крупного. Нередки тут случаи, когда оставленная без присмотра удочка вдруг исчезает. Все это проделки местного карпа. Но даже если удочка и в руках, то зацепившегося карпа не вытянуть, он непременно порвет тонкую леску, как и случилось со мной.

Но неужели на агрессивного карпа, который так безнаказанно расправляется с легкой рыбацкой снастью, нет никакой управы? Неужели нет возможности поймать его? Оказывается, такая возможность есть. Некоторые любители умудряются ловить здешнего карпа, как это ни удивительно, на зимнюю жерлицу. Разумеется, на конце лески в таком случае не тройник с живцом, как при ловле хищника, а одинарный крючок соответствующего размера и прочности. А на крючке — пучок червей. Нет червей — насаживай зерна сладкой консервированной кукурузы, местный карп не откажется и от такого «угощения». Запас лески — не менее 20 метров.

При ловле на такую снасть рыболову необходимо постоянно быть неподалеку от нее, чтобы не прозевать поклевку и успеть своевременно подсечь. Иначе карп, почувствовав подвох, может просто бросить предложенное «блюдо» вместе с крючком. Правда, нередко карп сам подсекается. Тут уж остается только вытянуть его из лунки.

Такая вот экзотическая рыбалка на этом уникальном водоеме. В чем же секрет клева здесь таких вроде бы сугубо летних рыб, как карась и карп, в зимнее время? Ответ прост: в хозяйстве регулярно проводят аэрацию воды, то есть обогащают воду кислородом. Для этого по специальным трубам под лед заканчивается воздух, который сквозь мелкие отверстия в трубах пузырьками выходит в воду. Поэтому местная рыба не только не знает о каких-то заморах, но и не ощущает никаких признаков глухозимья. Безотказно клюет круглый год — как летом, так и зимой.

Кузьма Пашикин 18 февраля 2014 в 16:40






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑