Не теряйте своих дорогих

Эта история, конец которой был не совсем предсказуем, произошла с нами три года назад в карельском лесу, куда каждую осень ездим по грибы-ягоды и на охоту-рыбалку.

Фото автора

Фото автора

Армас, Армас! — громко, уже осипло, голосила я, сложив ладони рупором. И уже тихо шептала: — Ну где же ты, где ты, маленький?

Не замечая времени, в который раз я пробежала с километр вперед по лесной дороге, на которой полтора часа назад словно сквозь землю провалился четырехмесячный щенок карелки по кличке Армас.

Будь он неладен этот маршрут! «Зачем пошли так далеко, зачем мелкого с собой взяли?» — сумбурно метались мысли в голове.

На маршрут, пройденный нами ранее много раз, расстоянием в пять с небольшим километров, мы отправились вместе с Николавной. Оставив в лагере хозяйничать взрослого племянника и его собаку.

Обычный маршрут, основная часть пути по дороге и лишь последние полтора километра к озеру — лесными лугами. Дорога туда прошла отлично, если не считать, что боровой дичи не было выпугнуто ни одной. А ведь так хотелось показать юному рыжему охотнику, как падает после выстрела черныш-тетерев или зазевавший рябчик. Ради этого в основном и был задуман этот маршрут, подальше, поглуше, но без ночевки, поскольку волки в тех местах не дремлют.

Собаки семенили по дороге рядом, мелкий радовал хозяйский глаз тем, что не особо стремился следовать за старшим «братом»-овчароидом. Путался под нашими ногами. Мы же довольствовались сбором грибов, которые росли вдоль дороги в изобилии, фотосессией пейзажей и лосиными следами, которые чем ближе к тому самому озеру, тем чаще встречались.

Особенно их стало много, когда мы свернули с наезженной лесовозами дороге и пошли по навигатору по лугам и еле приметной тропе. На ней-то и обнаружилось изобилие медвежьих следов, возле засеянной овсом поляны. Ага, не только волки хозяйничают на этой территории… Значит, обратно надо успеть непременно засветло.

Так и поступили, вышли задолго до заката. Пройдя около двух километров, притормозили буквально на три минуты, срезать семейку молоденьких маслят.

И вот тут, видимо, я отвлеклась. Помню, точно видела, как два собачьих хвоста бежали впереди и скрылись за поворотом. Дорога петляла, мы шли горкой, внизу слева и справа были небольшие крутые склоны. Когда через пять минут овчароид появился один, я в шутку спросила: «Малого где потерял?» Овчароид молча унесся за другой поворот. А вот когда он вернулся второй раз и один, по спине пробежал холодок в предчувствии чего-то нехорошего.

— Армас, Армас! — не понимая, куда делся щенок, заголосили мы. Но в ответ — тишина.
— Смотри, следы, — ткнула я пальцем в песок возле старой лужи. Явно свежие отпечатки лап маленькой собачки покружили по грязи и затерялись в траве в стороне от дороги.

Оставив Николавну возле этих следов, я пробежала сначала около двухсот метров вперед, а когда вернулась, увидела только ее, растерянную, глядевшую во все глаза сквозь ельник по склону вниз и бесполезно горланящую, зовя исчезнувшего рыжика.

В голове зашумело, в душе поднималась самая настоящая паника. Уговариваю себя, что песик просто плутанул. Увязался за длинноногим овчароидом, вероятно, погнавшимся за слетевшим глухарем. Успокаивала я себя, пока кружила взад-вперед по дороге и по склонам, до развилки и обратно, срывая голос. «Ну где же ты, маленький?»

Однако все было тщетно. Если бы рыжик был рядом, его непременно бы обнаружил овчароид Рэкс. От этой мысли в глазах темнело и от предчувствий становилось на душе совсем муторно.

Фантазия рисовала картину, что щенок удрал вперед и увязался за кем-то чужим. Места хоть и далеки от цивилизации, но люди на рыбалку ездят на авто. Другое дело, что мимо нас за все это время никто не проехал. Николавне же и вовсе мерещились волки, следившие за нами и снявшие мелкого как легкую добычу. Сильный ветер, как назло, сдувал в сторону все наши вопли и грохот выстрелов.

А между тем шел седьмой час вечера. Стемнеет через три часа. В голову закрадывается понимание, что здесь делать нечего, надо идти в лагерь. Там уже наверняка волнуется племянник. Как жаль, что в этот раз не взяли с собой рацию. Эх, как жаль! Мобильные телефоны там — вовсе бесполезные игрушки. Связи просто нет.

В лагерь бежим быстрым шагом. Как можно скорее. В голове стучат молоточки от быстрой ходьбы и от переживаний. Дважды останавливаюсь и стреляю в воздух. А вдруг?.. Сзади выезжает машина, в душе загорается искорка надежды. Но нет, сидящие охотники, возвращающиеся в город, не встречали маленького рыжика, да и их лайка не пропустила бы такое явление. Искренне сочувствуют.

Последний километр до лагеря идем молча. Память постоянно подкидывает картины минувшего лета. Такого счастливого. Звонок заводчику. Поездка на другой конец области за маленьким пушистым комочком. Вот он, наш песик, еще несмышленыш. Ничего что пока делает в квартире лужи, пугает в лесопарке ворон — он растет.

Первые прививки, первые самостоятельные прогулки по подмосковному лесу. И вот везем уже подростка сюда, в Карелию. Как же ему все в большом лесу сразу понравилось: спать клубочком у костра, носиться по горке, распугивая все и всех звонким лаем, шлепать лапой водомерок, сидя в лодке. Пробежки по утрам с хозяйкой, у которой есть волшебная чудо-палка, называющаяся ружьем. Этой палкой, оказывается, можно уронить птичку, и тогда будет вкусный завтрак.

Вот мы и в лагере. В лагере только племянник и его кобель. Видит наши лица и понимает все без лишних расспросов. Растерянно смотрим друг на друга. Над озером начинается закат, яркий, красивый, но смотреть на него нет желания.

Паника давно сменилась каким-то глухим бездонным, как космос, отчаянием. Мы, три взрослых человека, стоим, опустив руки, и не знаем, что предпринять. Разум отказывается верить в абсурдность ситуации. Хочется себя ущипнуть, проснуться, почесать рыжего, удобно свернувшегося в ногах на спальнике щенка, и, отогнав дурное видение, заснуть сладко снова. Впрочем, я себя ущипнула. Видение не растаяло…

Как так вышло, что за пять минут без «шума и пыли» будто растворился в лесной глуши молодой собачий ребенок. Он же не глухой старый кобель, у него прекрасный слух и нюх. Куда он делся, вот так, не подавая голоса (тогда бы хоть было понятно, в каком направлении искать) и не отзываясь на многочисленные призывы хозяев. Неужели все-таки волки?..

«Нет, нет, не может быть!» — про себя во весь голос кричу я, отгоняя навязчивую догадку, словно она может оказаться правдой. Ну какие волки средь бела дня? Были бы волки, их непременно причуял бы Рэкс, и по его поведению было бы понятно, что рядом — смертельная опасность. Но ведь Рэкс был, как обычно, бодр и доволен, успокаиваю себя хотя бы этим. Однако небо неуклонно темнеет, и если щенок остался там, где потеряли, а до туда три-четыре километра ходу, то с наступлением ночи случиться может все что угодно.

— Вань, бери ключи, прогревай движок, едем, сколько сможем, назад, туда, к вырубке, — говорю племяшу. — Если он живой, то где-то там будем искать.

Машина низкой посадки, через два километра бросаем ее, идем далее пешком. Никогда не считала себя набожной, но по дороге, кажется, научилась молиться.

Весь дневной маршрут, который мы шли не спеша пять часов, отвлекаясь на сбор грибов, мы пробежали за час. Вот и добежали до лужи с собачьими следами. Бывает, что потерявшиеся собаки возвращаются к месту, где разошлись с человеком. И ждут. Нас ждал только ветер, гуляющий по верхушкам деревьев, монотонно гудящий над нашими головами. Наши силы на исходе, впереди густые стремительно наступающие сумерки...

Честно скажу, собственных ощущений на тот момент я не пожелаю никому, даже самому плохому человеку.

От отчаяния, поняв, что загубили невинные наивные глазки, двинулись к месту, где рыбачили днем. Через луга, траву, овсы, следы медвежьи, по треку навигатора. Я шла первой, и мне было очень страшно. Страшно, что снова приду на пустое место. Уже на автомате, не доходя нескольких метров до берега, совершенно осевшим голосом прохрипела: «Армас…» и в ответ услышала собачьи матюги: «Где вас, мать-перемать, носит?!»

Подумала, что послышалось, но, глядя на племянника, поняла — нет, кто-то брешет.

Через густую траву в человеческий рост с заспанным выражением морды, звеня радостным лаем, к нам выскочила наша потеря. И долго скакала вокруг, не даваясь в руки. Вот же умная рыжая головушка. По всей вероятности, заплутав в лесу, он вышел где-то позади на дорогу, не понял, в каком направлении догонять, и, «включив свой внутренний навигатор», вернулся на место, где днем была наша стоянка и костер.

Уже в полной темноте вернулись мы в лагерь в полном составе.

На другой день всех еще потрясывало от пережитых эмоций. А карельская природа, играя осенними красками, всячески успокаивала и настраивала только на положительный лад. Все в жизни бывает…

Марина Брунова 11 декабря 2015 в 03:02






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    КСН офлайн
    #1  12 декабря 2015 в 18:47

    Лайка - это нервотрёпка для хозяина. Подъёмы среди ночи, звонки перепуганных соседей.
    Поиски, разборки, ожидания и т.д.
    У меня в год кобель ушёл прямо от подъезда в загул, а через 3 недели пришёл: кожа да кости. Он не лаял и скулил от радости встречи, а сипел и хрипел. Через неделю пришёл в форму и опять удрал. И так все 13 прожитых им лет. Есть что вспомнить.

    Ответить
  • 1
    Сергей Сорокин офлайн
    #2  12 декабря 2015 в 22:55

    Лайка нервотрёпку не создаёт, это делает сам хозяин. Вы что, в населённом пункте собаку без поводка отпускали? Все 13 лет? Ну, понимаю, раз случайно вырвался, но в остальных случаях как?

    Ответить
  • 0
    владимир козявин офлайн
    #3  13 декабря 2015 в 11:12

    Который раз уже описания посещения леса автором подкупает своей простотой, непосредственностью.И именно правдивостью,своим видением. Ничего, казалось бы мудреного, а так близко,знакомо, не раз пережито. Спасибо за пережитое.

    Ответить
  • 0
    Борис Соколов офлайн
    #4  13 декабря 2015 в 13:51

    "Зазевавшийся рябчик" - та ещё охота... Дамы, если я правильно помню, вы же прекрасно владеете манком, с чего это вдруг так, по случайной птичке!
    Что касается лайки, то брать её на любую боровую перьевую охоту, кроме глухариной - странно. По моему личному опыту - полная гарантия остаться без дичи. Другое дело - глухаря на дереве подержать... Но при этом в настоящем лесном рейде (а не на "дальнем" маршруте в пять километров, что впрочем, для женщин - вполне) лучше лайки собаки нет.

    Ответить
  • 0
    Александр Арапов офлайн
    #5  13 декабря 2015 в 16:24
    КСН
    Лайка - это нервотрёпка для хозяина. Подъёмы среди ночи, звонки перепуганных соседей.
    Поиски, разборки, ожидания и т.д.
    У меня в год кобель ушёл прямо от подъезда в загул, а через 3 недели пришёл: кожа да кости. Он не лаял и скулил от радости встречи, а сипел и хрипел. Через неделю пришёл в форму и опять удрал. И так все 13 прожитых им лет. Есть что вспомнить.

    Сергей, дело не в породе. Бродяжничество свойственно некоторым собакам самых различных пород. Один мой знакомый маялся с дратхааром, что удивительно-сукой, пока она в один из загулов не пропала. Лайки одни из наименее проблемных собак, в смысле потеряться, особенно взрослые. Молодые, как этот рыжий, могут действительно заплутать, но вернуться на место, где последний раз виделась с хозяином, где стояла машина рано или поздно в состоянии сделать даже самая тупая собака. Теряются, бывает, и взрослые собаки, особенно зверовые-слишком много опасностей может встретиться на пути преследования зверя. Здесь я бы особо отметил доброхотов, которые подзывают уставшую собаку, садят в машину, молодые и сами не прочь заскочить в совершенно чужую машину. Что в башке у этих людей мне совершенно не понятно Хорошо, если потом они как-то попытаются найти хозяина "приблудившейся" собаки, но зачастую все это смахивает на воровство. Особенно часто так пропадают гончие. Повторюсь, собака, если она не совершенная тупица и бездарь, в состоянии найти дорогу до места, где ее высадили из машины.
    А в общем, все эти загулы и прямое бродяжничество от безделья и незанятости собак основным делом-охотой. Некоторые собаки плохо переносят неволю квартирного содержания. Здесь мне вспоминаются собаки таёжных посёлков, особенно раньше, когда основная масса жила не на привязи и не в вольерах. Все эти собаки прекрасно знали дом, хозяина, отличались особенным послушанием и разумностью. Чем больше у собаки свободы и воли, тем она послушнее и вернее.
    Охотнику поэтому стоит шибко подумать, прежде чем заводить лайку, особенно крупных пород. Даже "мирная" карелка требует постоянного погружения в работу, а без этого тоже будет преподносить хозяину различные сюрпризы.
    А в очерке, действительно, верно подмечены чувства, мысли, смятение, которые овладевают человеком, потерявшим своего друга.

    Ответить
  • 0
    Сергей Сорокин офлайн
    #6  13 декабря 2015 в 16:35
    Александр Арапов
    Сергей, дело не в породе. Бродяжничество свойственно некоторым собакам самых различных пород. Один мой знакомый маялся с дратхааром, что удивительно-сукой, пока она в один из загулов не пропала. Лайки одни из наименее проблемных собак, в смысле потеряться, особенно взрослые. Молодые, как этот рыжий, могут действительно заплутать, но вернуться на место, где последний раз виделась с хозяином, где стояла машина рано или поздно в состоянии сделать даже самая тупая собака. Теряются, бывает, и взрослые собаки, особенно зверовые-слишком много опасностей может встретиться на пути преследования зверя. Здесь я бы особо отметил доброхотов, которые подзывают уставшую собаку, садят в машину, молодые и сами не прочь заскочить в совершенно чужую машину. Что в башке у этих людей мне совершенно не понятно Хорошо, если потом они как-то попытаются найти хозяина "приблудившейся" собаки, но зачастую все это смахивает на воровство. Особенно часто так пропадают гончие. Повторюсь, собака, если она не совершенная тупица и бездарь, в состоянии найти дорогу до места, где ее высадили из машины.
    А в общем, все эти загулы и прямое бродяжничество от безделья и незанятости собак основным делом-охотой. Некоторые собаки плохо переносят неволю квартирного содержания. Здесь мне вспоминаются собаки таёжных посёлков, особенно раньше, когда основная масса жила не на привязи и не в вольерах. Все эти собаки прекрасно знали дом, хозяина, отличались особенным послушанием и разумностью. Чем больше у собаки свободы и воли, тем она послушнее и вернее.
    Охотнику поэтому стоит шибко подумать, прежде чем заводить лайку, особенно крупных пород. Даже "мирная" карелка требует постоянного погружения в работу, а без этого тоже будет преподносить хозяину различные сюрпризы.
    А в очерке, действительно, верно подмечены чувства, мысли, смятение, которые овладевают человеком, потерявшим своего друга.

    Александр, Вы всё правильно написали, согласен с Вами, сам немного с темой знаком (35 лет держал лаек). Меня просто удивил комментарий Сергея (№1), слова про нервотрепку. Всякое может быть и бывает, но твердо знаю одно - в городе собака (любая охотничья, а лайка особенно) должна быть на поводке, свобода только в угодьях. Вот об этом я хотел сказать.

    Ответить
  • 0
    Александр Арапов офлайн
    #7  13 декабря 2015 в 16:53
    Сергей Сорокин
    Александр, Вы всё правильно написали, согласен с Вами, сам немного с темой знаком (35 лет держал лаек). Меня просто удивил комментарий Сергея (№1), слова про нервотрепку. Всякое может быть и бывает, но твердо знаю одно - в городе собака (любая охотничья, а лайка особенно) должна быть на поводке, свобода только в угодьях. Вот об этом я хотел сказать.

    Полностью согласен и поддерживаю Ваше мнение! Очень редкие собаки достойны полного доверия, чтобы в городских условиях и без поводка. У меня такая была одна-первая моя карелка- 30 с лишним лет назад. Но прежде чем стать образцом послушания, примерно года три с трудом ловил ее после кратковременных прогулок. С другими даже не пытаюсь повторять подобное-другие собаки.

    Ответить
  • 0
    Александр Арапов офлайн
    #8  13 декабря 2015 в 19:15
    Борис Соколов
    "Зазевавшийся рябчик" - та ещё охота... Дамы, если я правильно помню, вы же прекрасно владеете манком, с чего это вдруг так, по случайной птичке!
    Что касается лайки, то брать её на любую боровую перьевую охоту, кроме глухариной - странно. По моему личному опыту - полная гарантия остаться без дичи. Другое дело - глухаря на дереве подержать... Но при этом в настоящем лесном рейде (а не на "дальнем" маршруте в пять километров, что впрочем, для женщин - вполне) лучше лайки собаки нет.

    Борис, согласен, лайка на охоте на рябчика не только помеха, но и делает
    её невозможной, а добыча становится случайной. Лишь дважды удавалось добыть рябчика из-под лайки. Последний раз это было нынче в окрестностях приполярного Надыма. Рябчик прилетел на манок, тут его встретили аж три лайки, которые заполошно стали его облаивать. Что его задержало на ёлке до моего выстрела не понимаю, видимо не ожидал такого приёма. Всякие, якобы, поскуливания лайки на рябчика по-моему из области вымысла. У меня таких не бывало. Чаще всего рябчик просто перестаёт отзываться на манок, услышав бегающую поблизости собаку.
    Кроме глухаря, редкой, а бывает, и не редкой добычей охотника с лайкой может стать молодой косач, которые хорошо сидят под собакой. Возможно добыть и старого косача. Всё это конечно в лесу, а не на открытой местности, больно уж сторожка эта птица.

    Ответить
  • 1
    Борис Соколов офлайн
    #9  13 декабря 2015 в 20:14
    Александр Арапов
    Борис, согласен, лайка на охоте на рябчика не только помеха, но и делает
    её невозможной, а добыча становится случайной. Лишь дважды удавалось добыть рябчика из-под лайки. Последний раз это было нынче в окрестностях приполярного Надыма. Рябчик прилетел на манок, тут его встретили аж три лайки, которые заполошно стали его облаивать. Что его задержало на ёлке до моего выстрела не понимаю, видимо не ожидал такого приёма. Всякие, якобы, поскуливания лайки на рябчика по-моему из области вымысла. У меня таких не бывало. Чаще всего рябчик просто перестаёт отзываться на манок, услышав бегающую поблизости собаку.
    Кроме глухаря, редкой, а бывает, и не редкой добычей охотника с лайкой может стать молодой косач, которые хорошо сидят под собакой. Возможно добыть и старого косача. Всё это конечно в лесу, а не на открытой местности, больно уж сторожка эта птица.

    Спасибо за информацию, Александр. Молодые косачи действительно любопытны и крепко сидят в кронах совершенно открыто, но у нас такого везения, что бы косач из-под лайки, ни разу не было. Вероятно, Вы правы - из-за специфики местности, где возможна такая охота. Мне не доводилось на них охотиться в достаточно густом лесу, только в светлых березняках и молодом сосняке, и в полях, а также на опушках. А там с лайкой либо преждевременные подъёмы, либо не подойти. Хотя края у нас лесные, да и в Карелии походил не мало, но, видно, не судьба была )

    Ответить
  • 1
    Александр Арапов офлайн
    #10  13 декабря 2015 в 21:10
    Борис Соколов
    Спасибо за информацию, Александр. Молодые косачи действительно любопытны и крепко сидят в кронах совершенно открыто, но у нас такого везения, что бы косач из-под лайки, ни разу не было. Вероятно, Вы правы - из-за специфики местности, где возможна такая охота. Мне не доводилось на них охотиться в достаточно густом лесу, только в светлых березняках и молодом сосняке, и в полях, а также на опушках. А там с лайкой либо преждевременные подъёмы, либо не подойти. Хотя края у нас лесные, да и в Карелии походил не мало, но, видно, не судьба была )

    Судя по видео о Карелии-места самые подходящие, да и нижегородские угодья, что надо. Может быть, тетерева не так много, или он пуганый. У се6я дома я уж и не помню, когда собака облаивала косача. А сидящие на деревьях настолько настёганы, что слетают или при походе собаки, или после нескольких взлаиваний.
    Основная охота на севере Свердл. области и, конечно в первую очередь на глухаря. Косач добывается попутно и не так часто. Особенно успешная охота бывает перед выпадением снега. Почему не знаю. И ещё, почему-то в основном это косачи.

    Ответить
Ещё 10 комментариев...
все




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑