С любовью к собакам и природе

Сергей Александрович Корытин — известный российский охотовед, доктор биологических наук, профессор ВНИИОЗ, один из основателей этологии охотничьих зверей, их запаховой сигнализации, автор-разработчик метода живоотлова зверей с помощью усыпляющих веществ, вводимых в приманки. Сегодня мы расскажем о малоизвестных сторонах его жизни.

К 100-летию со дня рождения С.А. Корытина

К 100-летию со дня рождения С.А. Корытина

В семье Моржовых, где воспитывался маленький Сережа после смерти мамы, очень любили животных.

Подрастающие ребятишки, Сережа с двоюродными братом и сестрой, с удовольствием играли с добродушным псом Маркизом.

Но однажды Маркиз пропал. Оказалось, его на живодерню сдала соседка. Чем-то ей не нравилась шумная ребячья возня.

Спустя много лет Сергей Александрович написал пронзительный рассказ, как он, мальчишка, спас любимого друга от страшной гибели. Уже в те юные годы зарождалась любовь и преданность к четвероногому питомцу, ответственность за его судьбу.

 В школьные годы Сережа вместе с отцом, актером русской драмы, переезжал из города в город вместе с труппой, в которой служил Александр Стратоникович Корытин (псевдоним — Альянов).

У семиклассника Сережи появился пойнтер Майна. Сергей дрессировал Майну, учил подавать поноску. Об этом интереснейшем занятии, о смышлености охотничьей собаки Сергей Александрович позже написал рассказ о своей первой осознанной любви к собаке и дружбе с ней.

Весной и осенью отец брал старшеклассника Сережу на охоту. У сына было свое ружье, одностволка. Отец объяснял юноше правила охоты, применения оружия, привил на всю жизнь любовь природе.

Когда Сергей Александрович обзавелся семьей, в доме завели гладкошерстного фокстерьера Шнапса. В это время Сергей Александрович учился в аспирантуре, работал над кандидатской диссертацией. Семья жила на биостанции в Лосинке, под Москвой.

Недавние студенты и придумали веселое дурашливое имя для фокса. Пес был очень умным и послушным, знал много команд и с удовольствием их выполнял. Умел искать грибы. Когда находил гриб, садился около него и подавал голос.

Особенно любил искать белые грибы. В 1958 году семья переехала из Москвы в Киров, и вскоре в доме Корытиных стал жить щенок русско-европейской лайки Панчо.

Молодой пес подрастал, у него был отличный экстерьер, проявлялись задатки охотничьих качеств. Но случилась беда, Панчо заболел чумой. Его поместили в ветеринарную клинику. И каждый день Сергей Александрович с сыном Николаем относили больному Панчо свежеприготовленную, еще теплую еду, лишь бы питомец поправился. Но, к сожалению, чуда не случилось, вылечить Панчо не смогли. Дом осиротел, как будто лишился одного члена семьи.

К каждому питомцу у Корытиных относились с большой любовью и вниманием, приучали детей к такому отношению к животным. На протяжении всей жизни в семье были охотничьи собаки. Это русско-европейская лайка Аян, фокстерьеры Норка и Плутон, красно-пегий пойнтер Лер, которого Корытиным подарил однокурсник В. Херувимов из Тамбова.

 И всегда Сергей Александрович вел дневник, наблюдая за своими питомцами, подмечая их особенности поведения и проявления смышлености. Многие повадки, характерные черты и случаи из жизни собак легли в основу рассказов о четвероногих умницах.

Например, пойнтер Лер научился носить свою миску в зубах, когда был голоден или просил добавку корма. Веселому, энергичному фокстерьеру Плуте посвящен рассказ о его проделках и проказах.

Сын и дочь Сергея Александровича ежедневно ухаживали за собаками, кормили и выгуливали их, а повзрослев, готовили для собак еду. Однажды на дачу к Корытиным пришла дворняжка, маленькая собачка каштанового цвета, с длинными ушами на коротеньких лапках.

Она разрешила себя погладить, ее накормили, дали воды. И собачонка осталась жить на даче. Ее назвали Читой. Она была очень ласковая, послушная, исправно охраняла дом и садовый участок. Чита всегда в лесу следовала за хозяином без поводка, не отставая.

Собаке несколько раз предлагали поехать с семьей в город, но она провожала всех до автобуса и возвращалась обратно на дачу сторожить. В те далекие времена еще не было сухих кормов, и в зимнее время Чите каждые выходные привозили еду, порцию теплой свежеприготовленной, чтобы она могла сразу же поесть, и намороженной маленькими порциями кусочки мороженой рыбы, хлеба — запас пищи на неделю.

Как-то ранней весной у Читы появились щенки. Она ощенилась в глубине под верандой и очень долго не показывала своих малышей. Когда детеныши подросли, они стали выходить на солнышко из-под дома, но долго еще привыкали к людям. Всех щенков раздали в хорошие руки на воспитание. Чита прожила много лет и тоже была полноправным членом семьи, окруженным любовью и заботой.

Кроме собак, у Корытиных всегда было много других животных. Чаще всего их заводили по инициативе Сергея Александровича. Традиционные аквариумные рыбки радовали глаз своей красотой, лавируя между настоящими водорослями в большом и маленьком аквариумах. Уход за рыбками полностью лежал на сыне и дочери.

В террариуме жили маленькие водные черепашки. Как-то появился лесной хорек. Его отдали из расформированного зооуголка в Кирово-Чепецке. Хоря поместили в просторную клетку с поддоном, приспособленным для сбора продуктов жизнедеятельности.

Каждый день взвешивались и фиксировались корма, съеденные питомцем, и его экскременты. Проводились наблюдения за поведением животного. Из этого же зооуголка привезли на постоянное место жительства в квартиру Корытиных сурка байбака по кличке Мика. Он был большой и очень забавный.

Любил, когда ему чесали за ушком, при этом лежал неподвижно на боку и замирал. Стоило только прекратить это дело, как Мика резво поднимался и требовал почесать снова. Мике поставили большой деревянный домик-нору в укромном месте на кухне, и ночь он проводил там.

Утром Мика с нетерпением ждал, когда откроется дверь. Он встречал каждого, прыгая на задних лапах с воинственным уханьем и требуя завтрак. При этом у него сверкали черные глаза и поблескивали оранжевые резцы. Мика успокаивался и переставал наступать только тогда, когда получал свою порцию корма.

К зиме «талия» Мики значительно увеличилась в объеме, и для него пришлось расширять лаз в домике. Много лет у Корытиных жила большая сухопутная черепаха. Размер ее панциря был около пятнадцати сантиметров.

Как-то Сергей Александрович, дурачась, расписал панцирь натуральными масляными красками. Рисунок был в виде яркой улыбающейся маски. Причем было все равно, как смотреть на панцирь, с головы черепахи или с хвоста. С обеих сторон на тебя смотрела смеющаяся маска.

Одно время в доме Корытиных на передержке жили две белки, каждая в отдельной специально оборудованной большой клетке. Велись регулярные наблюдения за активностью белок в течение суток. Восхищала их невероятная подвижность и энергия, скорость реакции на происходящее вокруг.

В Кировской области охотники традиционно в течение всего года успешно добывали волков. И часто в логове находили еще совсем маленьких волчат. Так в семье Корытиных поселился однодневный волчонок Луна.

Маргарита Дмитриевна Азбукина, жена Сергея Александровича, заменила Луне мать-волчицу. Луну поместили в большую коробку на мягком матрасике с круглосуточным обогревом лампой. Кормили ее из пипетки каждые три часа разведенным коровьим молоком, делали массаж живота.

Постепенно Луна стала прибавлять в весе, у нее открылись глаза. В молоко добавляли сырой куриный желток, стали варить жидкую манную кашу. И Луна выжила! Превратилась в совершенно ручную красавицу волчицу. Ее поселили на биостанцию ВНИИОЗ.

Ручные волки нужны были для изучения поведения, их повадок, суточной активности, остроты обоняния. Луна полностью оправдала возложенные на нее надежды. Участвовала во всех экспериментах и опытах, свободно давала определить уровень обоняния волка на ольфактометре.

Всегда узнавала, была ласкова, слушалась беспрекословно свою воспитательницу — приемную мать Маргариту Дмитриевну.

В семье воспитывали еще двух волчат. Сын Николай ухаживал и приручал маленького волчонка, которого нашли в логове в Уржумском районе Кировской области и поэтому назвали его Уржум. Уржум быстро привык к Коле, они вместе проводили много времени, играя, гуляя и занимаясь дрессировкой. Николай водил волка на поводке.

Подрастающий зверь выполнял команды, стал доверять человеку. Юноша с Уржумом очень подружились, тесно общались много часов и дней. Волк жил в просторной вольере с кусочком леса на биостанции ВНИИОЗ. С наступлением осени Коля все время посвящал учебе, но, когда выдавалась свободная минутка, он приезжал на встречу к Уржуму.

Какие это были радостные моменты для обоих! Уржум прыгал, ласкался, лизал лицо и руки своего друга, как настоящая собака. Обычно они долго гуляли и играли. Каждый раз, когда приходило время расставания, Уржум, стоя на краю вольеры у сетки, начинал очень громко выть, поднимая высоко голову. Вой еще долго был слышен по всей округе. На протяжении всей своей жизни Уржум узнавал Николая, давал себя погладить, приласкать. И когда верный друг уходил, волк провожал его печальным, душераздирающим воем.

Однажды в конце весны охотники добыли волчицу, и у нее в логове обнаружили волчат. Их отловили и привезли на биостанцию ВНИИОЗ. Волчата были примерно в месячном возрасте. И их раздали в семьи биологов для приручения и воспитания. Так в нашей семье появился третий волчонок — «девочка». Ее назвали Гёл, «девочка», по-английски. В то время у Корытиных жили жесткошерстный фокстерьер Норка и два ее щенка. Уходом и воспитанием Гёл занималась дочь Елена. Собаки восприняли волчонка спокойно. Вся эта дружная компания прожила лето на даче. Два раза в день с ними подолгу гуляли. Щенки много двигались, бегали, проводя время в играх друг с другом. Хорошо росли и развивались.

Гёл была смышленой и быстро постигала основные команды. И конечно же, велся дневник наблюдений. В итоге Леной был написан рассказ «У меня живет волчонок», опубликованный в журнале «Юный натуралист». Она стала победителем конкурса «Лучший рассказ» и была награждена книгой И. Акимушкина, известного писателя-биолога, с дарственной надписью. В это же время в семье Сергея Владимировича Маракова, известного биолога-охотоведа, друга Сергея Александровича, двумя дочками тоже воспитывался волчонок из того же помета. Формировалась группа ручных волков, которая участвовала во всех лабораторных и полевых исследованиях по изучению поведения, сезонной и суточной двигательной активности, остроты обоняния хищных млекопитающих и других опытах. Только благодаря приручению волков, диких животных, стали возможны такие сложные научные разработки. Идея проведения и организация этих исследований полностью являются заслугой Сергея Александровича Корытина.

Любовь к животным и природе, воспитанная в Сергее еще в раннем детстве, послужила главным фактором, повлиявшим на выбор им профессии биолога-охотоведа. Любознательность, пытливость ума способствовали формированию исследователя, ставящего вопросы и ищущего на них ответы, изучающего новое, не изведанное в мире животных. Ежедневные наблюдения за собаками, волками и другими животными в семье давали многочисленные примеры их смышлености и способности к научению. Эти факты стали импульсом к многолетним масштабным экспериментам на биостанции ВНИИОЗ. Проведенные исследования, в совокупности с изучением поведения животных в природе, позволили Сергею Александровичу выйти на крупные эмпирические обобщения, которые обеспечили ему заслуженное место в науке о поведении животных.

Елена Соломина 23 мая 2022 в 06:05







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований





наверх ↑