Об охране охотничьих угодий: статья вторая

Выделенное позже из Госкомприроды Управление по охране животного мира стало заниматься работой по искоренению браконьерства как в охотугодьях, так и на водоемах: при соединении с Минлесхозом не стали проходить и мимо браконьеров-лесорубов, но последнее носило скорее разовый, чем системный характер.

Фото Антона Журавкова.

Фото Антона Журавкова.

Несмотря на что Управление работало при Минэкологии, оно было вполне самостоятельной единицей.

Каждому инспектору были выделены новые автомашины УАЗ, выделялись моторные лодки, снегоходы, в необходимом количестве ГСМ, все инспекторы были вооружены пистолетами, егеря гладкоствольными карабинами.

Например, в заказнике «Асебар» Бурзянского района в распоряжении егерей был выделен новый УАЗ, грузовой мотоцикл и лошадь.

Все это финансировалось за счет средств республики. Но, как говорится, недолго музыка играла, Москва сказала — нельзя, много на себя берете, и Управление было ликвидировано.

Охраной охотничьих угодий стала заниматься структура Департамента охотнадзора, но затем, с созданием Россельхознадзора, эти функции перешли к этой организации, но то были отнюдь не лучшие времена.

Сегодня Управление по охране животного мира, хотя и в усеченном виде, вновь трудится при Минэкологии РБ.

Эффективность этой организации существенно снижена из-за существенного сокращения былого штата.

Один инспектор на два-три района, без техники, без оружия, без возможности стимулирования охотников на проведение биотехнических и охранных мероприятий погоды не сделает.

Плюс выписка государственных охотничьих билетов и разрешений, оформление административных дел для направления в суды, организация и проведение учетов охотничьих животных и т.д.

Лишение инспекторов права вынесения постановлений на нарушителей правил охоты нагружает судей лишней работой, которую десятилетиями выполняли районные охотоведы. Имеется смысл предоставления нарушителям права выбора, а судам рассматривать только спорные случаи.

Читайте материал "Охотничьи угодья нужно максимально закреплять за юрлицами и ИП"

В одной из «прямых линий» президент В.В. Путин обещал выделить в каждый район по два-три охотинспектора и слово свое, можно сказать, сдержал, в результате чего в стране появился институт производственных охотинспекторов, хотя в современных условиях при нашем законодательстве он ожидания явно не оправдывает.

Можно согласиться с врио главы администрации РБ Радием Хабировым в том, что не дело превращать республику в охотничий заказник, куда приезжают охотники с других регионов толпами и «из пулемета убивают всю живность», и что охота должна быть цивилизованной.

Может, кто-то и не понял, но смысл им сказанного ясен. В республике одной из первых разрешения на добычу в общедоступные угодья стали разыгрываться в лотерею, и достаются они, и довольно часто, челябинцам, магнитогорцам, оренбуржцам, москвичами т.д.

Хочется спросить: «И с какого это перепугу?» Разрешение на взрослого лося обходится в 2150 рублей, на сеголетка 1400 рублей. За какие заслуги, спрашивается?

Вспоминается случай, когда охотник, уличенный в браконьерском отстреле лося, да еще и из не зарегистрированного в органах МВД ружья, выиграл в лотерею и получил разрешение на отстрел следующего лося. Нонсенс, но это факт.

Понятно, что подобные аукционы практикуются во избежание коррупции, но не лучше ли будет распределение этих лицензий передать в руки районных инспекторов по охране животного мира, которые лучше всех знают, кому и за что можно выделить такую лицензию, что будет весьма существенной поддержкой в их повседневной работе.

Несложно проверить, кому и за что выделена та или иная лицензия, и если необоснованно, то есть смысл искать другого кандидата на эту должность.

Лучшие времена, на наш взгляд, в сфере охотнадзора были во времена комплексного ведения лесного и охотничьего хозяйства и при создании Госкомприроды, созданного в 1988 году.

Зная и работая в свое время во всех этих системах, можно сказать, что наделение перекрестными функциями разноведомственных природоохранных структур погоды в работе по охране животного мира России не сделает.

Единственным и самым весомым плюсом будет предоставление возможности инспекторам, болеющим за сохранение нашей природы, не проходить мимо вопиющих случаев нарушения природоохранного законодательства.

На сегодняшний день накопилось немало случаев привлечения егерей, рыбинспекторов, инспекторов по охране животного мира к ответственности за то, что они влезали не в свое дело. Браконьеры сегодня пошли грамотные.

Читайте материал "Минфин не хочет страховать жизни охотинспекторов"

Для них любое нарушение процессуальных действий может оказаться лазейкой для ухода от ответственности, и может сложиться так, что и победителей осудят.

Можно добавить к словам, сказанным Вадимом Дежкиным, что принятие или непринятие того или иного закона, положения, нормативного акта может нанести ущерб природе больше, чем все браконьеры вместе взятые, а поэтому, прежде чем принимать или изменять что-то в нашем охотничьем законодательстве, необходимо провести тщательный анализ ожидаемых результатов и последствий.

Не случайно принятый в свое время Закон «О правилах добывания объектов животного мира» в охотничьей среде был переименован в правила добивания.

Довольно интересно мнение о том, что «руководство охотничьих хозяйств само должно определять и устанавливать необходимую ему численность в собственном охотничьем хозяйстве, определять сроки и нормы отстрела».

Казалось бы, по содержанию все верно, но, на наш взгляд, по сути, это мнение ошибочно.
В США нет охотничьих хозяйств, охоту регулирует государство, что у него, судя по обилию живности, довольно хорошо получается.

Мы забываем о том, что не только макро-, но порой и микропопуляции не вписываются в границы охотничьих хозяйств. Можно даже не учитывать миграции копытных, белок, водоплавающей птицы, а взять хотя бы оседлого глухаря.

Весной он концентрируется в местах токов и местах вывода молодняка, затем на ягодниках, потом в осинниках, с сентябрьскими заморозками переходит на лиственницу, одновременно начинает вылетать на галечники, а потом перелетает в сосняки, с которыми, вероятнее всего, и увязано его распространение по миру.

Не факт, что все эти стации обитания находятся в одном охотничьем хозяйстве. Миграционные виды и вовсе не могут попадать под «установление необходимой численности».

Можно выкупить охотничье хозяйство площадью 15–20 тысяч гектаров на путях миграции лосей, которая на Южном Урале, в зависимости от глубины снегового покрова, смещается иногда на конец декабря — начало января.

Учеты в этом хозяйстве покажут, при самом строгом контроле, просто запредельную численность, естественно, что и квоты на изъятие будут соответствующими.

В итоге это самое хозяйство будет процветать за счет других охотпользователей, при этом в первую очередь уничтожая своего, местного, не склонного к миграции и наиболее приспособленного к местным условиям лося.

Охотничьих животных, например кабана, путем интенсивной подкормки можно переманить из хозяйства в хозяйство.

Но это еще цветочки, точно так же можно изменить и пути миграции, например, гусей, что частные охотничьи хозяйства с успехом и делают, в результате чего пути миграции гуся смещаются, например, из Казахстана в сторону Оренбургской области.

В 1989 году в Уфе проходило первое Всесоюзное совещание по кадастру животного мира, в одном из докладов сотрудники Казанского отделения ВНИИОЗа привели данные о том, что половина отстреливаемых в Татарской АССР лосей добывается за счет лосей, мигрировавших из БАССР…

В физике есть правило буравчика, а в охотоведении, как это ни банально звучит, есть смысл ввести правило тарелки с супом. При полной самостоятельности охотничьих хозяйств те сами будут выбирать размер суповой ложки.

Читайте материал "Справка на оружие: быстро и просто оформляем форму 002-О/у"

Помните рассказ о том, как старший брат обманул младшего и съел весь суп, положив поперек тарелки лучинку? Младший понадеялся на лучинку и не учел, что суп, если его черпать с одного края, убывает во всей тарелке.

Точно так же может случиться и случается с популяциями охотничьих животных, не вписывающихся в границы охотничьих хозяйств. Законы «О животном мире», «Об хоте» и должны при планировании квот способствовать учету состояния и ареал каждой видовой популяции на территории того или иного региона, а это непростая задача.

Сегодня за основу всего берутся материалы зимнего маршрутного учета, цифры, голые цифры, а отношение к ним, как к истине в последней инстанции, и никто не думает, что охотпользователи могут эти цифры просто завысить. Но учеты — все же другая тема.

Что касается реорганизации системы охраны животного мира, то выход видится один, это создание структуры по охране животного мира, рыбных запасов и лесных ресурсов в прямом подчинении президента РФ.

Наделенная правами дознания с вертикальным подчинением и максимально освобожденная от бумажной волокиты, руководствующаяся рациональными, т.е. умными законами, организация сможет навести порядок в этом природоохранном секторе. Президент РФ — регион — межрайонная инспекция.

Кто-то может возразить, что не упомянута водная инспекция, но прав в части охраны лесных ресурсов и рыбных запасов вполне достаточно для оперативного выявления нарушений в использовании водных ресурсов. Отличать ПДК от ПДС, а ПДС от БПК дело другой организации, которая опирается в своей работе на результаты работы аналитических лабораторий.

Хотелось бы, чтобы на местах конечные межрайонные структуры создавались под конкретных, проявивших себя в деле охраны природы людей.

Затраты окупятся за счет приумножения нашей фауны, увеличения рыбных запасов, сохранения и рационального использования лесов. Предложение это кажется невыполнимым, но оно необходимо.

Борис Веричев 19 февраля 2019 в 12:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑