Мошник: яркий момент весеней охоты

Осенний сезон на пернатую дичь завершается. Но сейчас хочется вспомнить одну яркую охоту весеннего сезона.

Фото автора.

Фото автора.

Раннее утро наполнило свежестью прохладный воздух и пробудило в нас чувство бодрости и уверенности в сегодняшнем дне.

Охота на глухарином току для меня и сына была несбыточной мечтой.

Но все в жизни меняется.

Волею судьбы нам посчастливилось побывать на такой охоте.

В прошлом году все как-то не складывалось в плане этой охоты. То работа, то домашние дела, то погода вносили свои коррективы. Весна на погоду непредсказуема.

Чувства разочарования и огорчения во мне остались надолго. Но время все лечит. Прошел год, и у нас снова очередная попытка попасть на глухариный ток.

Определившись с охотхозяйством и датой мероприятия, мы приобрели все необходимые документы заранее. Оставалось лишь собрать вещи. Но это дело наживное, на все про все ушло не больше часа. Ранний подъем, бутерброды с кофе, и мы с сыном уже в пути к заветной цели.

Большинство охотников, которые охотятся на глухаря, как правило, выезжают на два дня. Осуществляют разведку токовищ, оборудуют свой ночлег и рано утром, практически ночью, отправляются к глухариному току. Но мы решили, что такой экстрим пока для нас неприемлем.

С Ильей мы выехали в первом часу ночи. Дорога была дальней, и ребенок досыпал в машине. На место встречи с егерем Андреем мы приехали в районе трех часов ночи. Погода, кстати, была достаточно теплой.

Перегрузив необходимые вещи в УАЗ нашего сопровождающего, мы выехали в угодья. Дорога по времени составила не больше получаса, но это был настоящий экстрим. Кочки, канавы, огромные лужи, поваленные деревья, все это напоминало тест-драйв кроссовера, который мчался по лесу к финишной прямой.

Доехав до лесной поляны, мы остановились. Ночь, ветра нет и тишина. Все вокруг словно замерло, даже птицы не поют.

Выйдя из машины, аккуратно закрыли боковые двери, чтобы не создавать шума. Включили налобные фонари и расчехлили ружья. Егерь провел с нами краткий инструктаж, и мы отправились к токовищу глухарей. Первым шел егерь, вторым сын Илья, я — замыкающий. Отойдя несколько десятков метров от машины, мы попали на лесные болота.

Все мы были в сапогах, однако скорость движения егеря заставляла нас быстро принимать решения, куда наступить, где перепрыгнуть с кочки на кочку, чтобы не провалиться. И все это в полной темноте под светом налобного фонаря. Дорога показалась нам ну уж очень долгой и трудной.

Спустя полчаса мы якобы пришли, но это было не точно. Мы постоянно переходили с одного места на другое. Надо сделать паузу, тихо сказал Андрей и указал рукой на поваленное дерево. Мы все дружно присели, чтобы перевести дух.

Андрей пояснил, что с этого момента мы будем общаться жестами, так как ток уже близко. В небе появились звезды. Я взял за руку сына, и мы с довольными выражениями лиц кивнули друг другу. Дали понять, что все идет по плану.

Немного отдохнув, Андрей жестом руки показал в сторону, а затем на уши. Дал нам с Ильей понять, что надо слушать. Слушал я, слушал, но ничего подозрительного не услышал. Может, слух уже не тот, а может, невнимательность. Егерь встал и подошел к нам вплотную. Жестом показал мне оставаться на месте, а сына взял за руку и отошел с ним в сторону.

Они взялись за руки и через какое-то время сделали два шага вперед и остановились. Я внимательно наблюдал за происходящим. Они снова сделали несколько шагов и замерли. Андрей подсказывал своими действиями Илье, в какой момент надо двигаться, а когда остановиться. Такая тренировка длилась минут пять. Порой они стояли больше минуты.

Вернувшись ко мне, Андрей пригласил меня проследовать за ним. Подойдя к месту, где они репетировали ходьбу, мы остановились. Еле слышно из густого ельника доносилось пение глухаря. Оно было не совсем так уж и пение, больше напоминало шипение и пощелкивание. Тренировку в правильность шага мы стали отрабатывать уже втроем под второе колено песни глухаря.

Убедившись в правильности наших действий, Андрей повел нас в глубину соснового леса. Глухариное пение слышалось со всех сторон леса, но мы шли к ближайшему от нас петуху. Под второе колено глухариной песни мы синхронно шагали за егерем, удерживая равновесие, чтобы не сделать лишний шаг. Начинало светать. Видимость становилась четче, и лес постепенно оживал. Глухарь порой делал долгие паузы, а затем начинал петь заново, сбивая нас с темпа.

Через некоторое время мы вышли к поляне, окруженной огромными соснами, вперемешку с елью. Андрей показал мне, что надо зарядиться, и приложил указательный палец к своим губам. Я нащупал в кармане костюма два патрона, тихо открыл ружье и без резких движений зарядил его. Илья все время находился рядом и внимательно наблюдал за всем происходящим.

На противоположном краю поляны уже отчетливо слышались шипение и щелчки. Самого глухаря видно не было. Шаг за шагом мы очень осторожно стали подходить к дереву, откуда слышилось пение птицы. Время как будто остановилось. Путь от края поляны до места токования показался бесконечным.

Приблизившись к невысокой, но густой сосне, мы остановились. Пение глухаря тоже прекратилось. Медлить было нельзя. Андрей показал нам, что мы стоим и не шевелимся. С первого взгляда на сосне мы с сыном никого не увидели. Однако мошник, используя пышные ветви, замаскировался за ними и стал слушать.

Стояли мы минут пять, не издавая не малейшего шороха. В мыслях было, что все, пришел конец этой охоте, сейчас улетит. Но нет, глухарь запел заново.

Андрей шепотом подсказал, где сидит глухарь, и мы взглядом нашли его силуэт. «Если готов, стреляй», — сказал Андрей. Я спокойно поднял ружье, приложился, прицелился и сделал выстрел. Мошник, с шумом ломая ветки, полетел вниз.

Его падение напомнило упавший с высоты мешок. Уж очень громко и тяжело. Добытый глухарь был взят чисто. Вес его составил порядка семи килограммов.

Осмотрев трофей, Андрей сделал заключение, что возраст его около пяти лет. Глухарь оказался средних размеров.

Приняв поздравления с полем, мы направились обратно к машине. Илья попросил взять добытый трофей и немного понести его. Однако, не пройдя и двадцати метров, вернул его мне обратно. «Уж очень тяжелый», — сказал он и поморщился. Я сам, поочередно меняя руки, думал, когда мы уже дойдем. Но путь обратно показался намного быстрее. Выяснилось, что не показалось. На самом деле дорога обратно была сокращена, так как тихого хода уже не требовалось.

Придя к машине, мы решили передохнуть. Попили горячего чая и пофотографировались с по-настоящему могущественной птицей. Трофей был настолько красив и грациозен, что хотелось рассматривать его снова и снова. Но дела никто не отменял, и мы загрузились в машину.

Кочки, канавы и тряска в машине не помешали Илье отключиться и погрузиться в крепкий сон.
Дорога до дома была настолько легкой, что мы и не заметили, как добрались. С восторгом мы рассказывали о происходящем событии своим родным, и лишь домашний кот с осторожностью и удивлением обнюхивал наш трофей.

Алексей Дзюбчук 17 ноября 2022 в 12:41







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Александр Арапов офлайн
    #1  17 ноября 2022 в 19:27

    Ну, всё было хорошо и красиво и поучительно, пока не зашла речь о массе добытого глухаря. Что такое "вес порядка семи килограммов". Что такое "глухарь оказался средних размеров"? Каков тогда вес крупного глухаря? Если это тот глухарь, что на фото, то могу предположить, что его масса не более 5 кг. Глухаря, чтобы оценить его размеры, и если нет опыта, НАДО ВЗВЕШИВАТЬ! Глухарь массой 5 кг это крупный глухарь, а массой 7 кг просто огромный, а не средних размеров.
    Повторюсь, трофей, если это важно, надо взвешивать, дистанцию стрельбы замерять, хотя бы шагами, чтобы не порождать легенды и ненужные сказки.

    Ответить


Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований





наверх ↑