Дед василь, дунай и заяц

Шум камыша, звонкое бурление реки Кубани на фоне огненно-красного заката и потрескивание сухих дров в костре не могли заглушить ораторского голоса деда Василия, который, эмоционально жестикулируя, начал свой рассказ словами: «Охотник я с самого детства»...

Фото автора

Фото автора

Усевшись поудобнее и поближе к костру, мы с Сергеем, сыном деда, приготовились внимательно слушать. Надо заметить, что Сергей справно готовил шашлык. Вот и в этот раз мы наслаждались процессом приготовления этого блюда. Аккуратно нанизанные, вымоченные по специальному рецепту нежные кусочки мяса на блестящих, как шпаги, шампурах заставляли наши желудки урчать в предвкушении удовольствия.


Итак, дед Вася охотился с самого детства, но начинал с ловли бабушкиных кроликов, которые жили в яме. В послевоенные годы в станицах не было в достаточном количестве строительного материала для изготовления кроличьих клеток. Причин тому было много, и все разные: разруха после войны, отсутствие мужиков, нищенские зарплаты, а порой и начисление одних трудодней. Охота эта была в большей степени детской игрой с пушистыми, полуручными комочками.


— Мечта стать настоящим охотником запала в мою душу и постепенно набирала обороты, — рассказывал дед Василий. — Время летело неумолимо быстро, день за днем, месяц за месяцем, год за годом, и вот мне исполнилось шестнадцать. Сдав успешно экзамены в ГАИ, получил права на мотоцикл и ровно на два года практически забыл про охоту, выходил с отцом очень редко, так как все свободное время было посвящено любимому мотоциклу.


Вскоре забрали в армию, на целых два года. Для меня поначалу срок службы казался вечностью. Но там-то у меня и проснулись забытые чувства к охоте. В письмах я писал отцу, что скучаю по семье, по охоте, по полям, лесам, болотам, по утренним и вечерним зорькам, что давно хотел завести охотничью собаку, верного друга и помощника. На такие письма отец отвечал одно: «Сынок, не думай о наболевшем, служи, и все будет хорошо».


При воспоминании об армии лицо у деда Василия становилось грустным, и он сразу переходил на другую тему.


— Возвратившись со службы домой, — продолжал дед, — я прямиком помчался в сарай к своему мотоциклу, и тут навстречу мне выбежала русская пегая гончая. «Это тебе от нас подарок, сынок», — сказал отец, выходя из дома и держа в одной руке знакомые ключи от мотоцикла, а в другой поводок для собаки.


Собаке дали кличку Дунай. Она была очень умная и работала по зайцу великолепно. Чтобы объединить два любимых дела, я решил приучить Дуная кататься со мной на мотоцикле. Поначалу пес боялся моего «ижа», но постепенно привык. И полюбил это занятие, потому как возил я его исключительно на охоту. А охота для собаки — праздник, как, впрочем, и для охотника.


Результат «тренировок» достиг своего апогея, когда Дунай сам начал запрыгивать на мотоцикл. Я заводил мотор, потихоньку трогался с места, а пес бежал рядом. Как только я убирал руку с рычага за спину, Дунай с разбега запрыгивал на бак мотоцикла и сидел, как заправский всадник на коне, крепко и уверенно.


В один из осенних дней, когда стояла сухая и безветренная погода, собрался я на охоту по зайцу. Закинул двустволку за спину, завел мотоцикл, усадил Дуная и помчался в знакомые мне с детства места. Проехали мы немного, даже не успели из станицы выехать, как навстречу нам участковый: «Василь, остановись! Куда этот цирк едет?» Пришлось остановиться и объяснить, что еду на охоту, что вот ружье, вот собака, нам весело. Однако участковый моего веселья не понял и собрался наказать. Отдав талон, я сразу погрустнел. Наказание это могло вылиться в дырочки на талоне, и тогда — прощай, мотоцикл! Я стал уговаривать участкового не наказывать меня за такую хорошую собаку. Участковый сдержанно усмехнулся и сказал: «Я здесь еще часика два побуду. Если успеешь вернуться с зайцем, так и быть, прощу».


Помчались мы с Дунаем еще быстрее к нужным местам, не обращая внимания на удары мошек в лицо. Заглушил я свой «ижак», на ходу расчехлил ружье, стали работать. Прошли немало, но, как назло, косых не было, ну хоть ты тресни! Сделав круг по полю, стали возвращаться. Сегодня без подъема. Я уже в отчаянии думал о талоне, о дырке, которую поставит участковый, и собирался разрядить ружье, как вдруг из куста шиповника поднялся огромный русак. Дунай стрелой помчался за ним. Расстояние от зайца до собаки поначалу было метров двадцать, но постепенно Дунай начал приближаться. Заяц на сумасшедшей скорости уходил от преследования на угол поля, ближе к посадкам. Делать нечего, взял упреждение на одного зайца вперед и выстрелил. Мимо! Расстояние сократилось, и я на свой страх и риск, делая поводку ружьем, произвел второй выстрел. Заяц, как меховой мяч, кубарем покатился вперед. Не дав ему остановиться, пес подхватил его и, не торопясь, пошел ко мне. Опасность ситуации заключалась в том, что я мог зацепить вторым выстрелом приближающуюся к добыче собаку. Но, слава Богу, все прошло удачно, мне просто повезло.


Не прошло и часа, как мы подъехали к участковому с добычей. «Хорошая работа, — сказал он, протягивая мне чистый талон, без дырки, но, отъезжая, крикнул: — Собаку так больше не вози!»


— Сын, подавай шашлыки, они уже утомились нас ждать, — сказал дед Василь Сергею. — Быстрэй, быстрэй! А то остынут, у меня еще история есть, и не одна.

Алексей Дзюбчук 22 февраля 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -1
    Роман Рыбин офлайн
    #1  23 февраля 2014 в 14:00

    Хороший душевный рассказ, спасибо большое, вспомнил прошедший сезон.

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑