Дичь и сенокосная пора

ОТ РЕДАКЦИИ Мы впадаем в уныние, когда видим заброшенные, зарастающие бурьяном и лесом поля и луга. Но вот другая крайность — интенсивное ведение сельского хозяйства, раскорчевка кустарника, распашка лугов, внесение удобрений.

Фото автора

Фото автора

Все это губительно для птиц и зверей, обитателей открытых ландшафтов. Сейчас во многих регионах взят курс на интенсивное сельское хозяйство. Ранний сенокос на больших площадях в период гнездования птиц — настоящий бич для охотничьего хозяйства. В таких местах вновь, как и в 70-х годах, стали исчезать коростели, перепела и серые куропатки. Вниманию читателей предлагаем мнение специалиста по этой проблеме — орнитолога, кандидата биологических наук Александра МИЩЕНКО.

Сенокосная пора — критическое время для луго-полевых птиц.
В этот период наблюдается массовая гибель гнезд и выводков. Специальные исследования показали, что наибольшие потери наблюдаются в популяциях таких видов птиц, как коростель, перепел, серая куропатка, кряква и чирок-трескунок.

При проведении ранних покосов (в июне — первой половине июля) гибнет свыше 50 % (а иногда и до 100 %) молодняка. Гибель дичи в сенокосную пору многократно превышает ее добычу охотниками. Исследования, проведенные в 1970-х годах С.Г. Манушем на северо-западе Подмосковья, показали, что при скашивании трав за три года наблюдений на 1000 га в год в среднем погибло 18 гнезд и 299 особей молодняка коростеля, 13 гнезд кряквы и 16 гнезд чирков. Следует иметь в виду, что уцелевшие молодые птицы из разбитых выводков на скошенном лугу становятся легкой добычей хищников либо погибают от переохлаждения и голода.
Все сельскохозяйственные машины и агрегаты издают сильный шум. У луго-полевых птиц выработался стереотип поведения к работающим в угодьях машинам. При обнаружении опасности на критическом (обычно недалеком) расстоянии дичь затаивается, а при приближении опасности пытается незаметно переместиться, уйти под прикрытием скашиваемой травы. Встретив внезапно открытое скошенное пространство, птицы от страха затаиваются в докашиваемой полосе и подпускают к себе уборочную технику излишне близко.


Основная причина гибели птиц во время сенокосов не механизация как таковая, а сложившаяся технология производства, приемы и способы работ. Как правило, работы на поле начинаются от лесной опушки, лесополосы, заросшего оврага и т.п. В результате этого дичь лишается своих постоянных ходов с луга в стации с большими защитными свойствами и удаляется от машин вглубь луга, где трава подлежит скашиванию.
Наиболее существенный элемент уборочных работ, ведущих к гибели пернатой дичи под сельскохозяйственными машинами, — это круговой «загонный» метод, являющийся основным способом скашивании трав. При нем дичь, постепенно отступая от работающих машин, концентрируется в центре луга и попадает в косилки на последних заездах, а уцелевшие особи на скошенных площадях, прежде чем найдут надежные укрытия, становятся добычей хищников, особенно ворон и грачей, следующих непосредственно за косилками. В период пика сельскохозяйственного кризиса (1990–2000 гг.), когда сенокосы стали проводиться на меньшей площади, в поздние сроки, когда уменьшилось количество одновременно работающих на полях машин, а большие площади лугов перестали использоваться, — тогда гибель дичи значительно снизилась. Однако в последние годы, когда во многих угодьях начинают внедряться интенсивные технологии, вопрос снижения гибели дичи при сельхозработах встает с новой силой.


Для предотвращения гибели дичи во время сенокосов необходимо начинать механизированные работы со стороны, противоположной той, к которой примыкают лесная опушка, лесопосадка, участок с какой-либо сельскохозяйственной культурой, чтобы дать возможность выводкам под прикрытием скашиваемой травы переместиться в угодья с повышенными защитными свойствами.


В начале 1970-х годов был опробован и в дальнейшем хорошо себя зарекомендовал способ кошения «в разгон», при котором сенокос проводился от центра луга к его краям. Круги постепенно расширялись, а дичь перемещалась к безопасным стациям.


В 1997 году под нашим руководством был проведен эксперимент со строгим соблюдением этого метода на участке сенокосного луга площадью 20 га в Дединовской пойме реки Оки. По данным учетов, здесь было не менее 5 выводков коростеля, а также дополнительные выводки с соседних, уже обкошенных участков. Во время кошения мы зарегистрировали только одного взрослого коростеля и 2 выводка перепела. Все птицы благополучно переместились на соседние участки лугов и на мелиоративные канавы. Отсутствие встреч выводков коростеля и беспокойных самок свидетельствовало о спокойном уходе от косилок заранее. При кошении «в разгон» на этом участке не погиб ни один выводок. Однако этот способ возможен только при очень тщательной разметке направления и длины первого прокоса специальными вешками. В противном случае механизаторы не смогут соблюдать правильный порядок кошения и израсходуют дополнительное горючее для разворотов вхолостую. Кошение «в разгон» на мелкоконтурных лугах неправильной формы, которые встречаются довольно часто, крайне сложно.


Более простым для применения в сельскохозяйственной практике считается кошение «расширяющимся прокосом». Оно производительнее кошения «в разгон» круговым способом. В этом случае две уборочные машины прокашивают полосы примерно посередине луга, а потом продолжают работу, удаляясь друг от друга к периферии. Способы скашивания «в разгон» и «расширяющимся прокосом» равнозначно безопасны для луго-полевой дичи.


При наличии в хозяйствах уборочных машин с фронтальным расположением режущего аппарата можно вести работы челночным способом, двигаясь полосами от одного края луга к другому, что также дает возможность дичи перемещаться в безопасное место.


При сенокошении крайне важно определить безопасную для выводков ширину отрезаемого участка и рекомендовать ее работникам сельского хозяйства. Такое определение безопасной ширины прокосов и основных стаций переживания для коростеля было проведено путем слежения за 44 молодыми и взрослыми птицами, помеченными радиопередатчиками, в пойме Оки в Рязанской области в 1999-м и 2000 годах. На основании полученных результатов были выработаны основные позиции рекомендаций по сохранению коростеля при сенокосах, проводимых обычными методами кошения. Они сводятся к следующему.
1. При разбивке луга на участки для кошения следует «нарезать» полосы шириной не более 40 метров, и тогда молодые и взрослые коростели, слыша звук работающей техники, уйдут заранее и не попадут под косилку. При более широких полосах покоса коростели (особенно птенцы) не могут оценить степень опасности, попадают в покос и погибают.


2. При кошении травы фронтальными косилками нельзя допускать движения машин навстречу друг другу, это очень опасно для коростеля, перепела и другой луговой дичи. Следует направить косилки на скашивание разных участков луга.


3. Мелиоративные канавы — основные убежища, куда взрослые и молодые коростели, а также выводки другой луговой дичи уходят от косилок, поэтому нельзя обкашивать канавы в самом начале покоса. Траву вдоль нее следует скашивать в последний момент, по завершении сенокоса на каждом конкретном участке.


4. Кусты и деревья вдоль мелиоративных канав также являются отличным укрытием для выводков коростеля и безопасной микростацией самцов в период акустической активности. Следует частично сохранять их при расчистке канав.


5. Нежелательно оставлять небольшие «останцы» недокошенной травы близ канав на ночь, т.к. за это время коростели нередко переходят в них с канав и попадают под ножи косилки при ее первых же проходах.
Соблюдение этих рекомендаций несложно, не требует особых навыков от механизаторов и дополнительных затрат времени и горючего.
Кошение «в разгон», «расширяющимся прокосом» или же соблюдение пяти несложных правил, перечисленных выше, помогут сохранить значительное количество выводков луго-полевой дичи.

Александр Мищенко 22 сентября 2015 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    олег крымцев офлайн
    #1  22 сентября 2015 в 14:39

    Хотелось бы узнать, подобные рекомендации направлялись ли кем-либо в какие-либо властно- админист- ративные органы или это просто научные выводы, лёгшие "на полку"?

    Ответить
  • 0
    Константин Краёв офлайн
    #2  22 сентября 2015 в 18:43
    олег крымцев
    просто научные выводы, лёгшие "на полку"?

    Вот эти слова самые правильные Олег не кто никому не пишет и не за что не отвечает рань про это районное начальство все уши прожужит

    Ответить
  • 0
    офлайн
    #3  22 сентября 2015 в 19:12

    Когда, в 1966г. начинал свою трудовую деятельность трактористом, выводы изложенные автором знал каждый деревенский пацан. А ныне имеем преступное равнодушие к природе. Иначе не назовешь.

    Ответить
  • 1
    Ivan Ozhiganov офлайн
    #4  22 сентября 2015 в 21:08

    Господа охотники, лет 10 твержу, что в вятско-нижегородских деревнях летом не слышно птичьих голосов. Уже молчу про любимых мною коростелей и погонышей, но даже скворцов и жаворонков. Как бывший колхозник, утверждаю, что до середины 90х годов выкашивались все луга. до самого уреза воды в реке, вплоть до осоки и камыша.И несмотря на зто, все болотца и мокрые места буквально кишели всякой водно-болотной мелочью. Чибисы буквально садились на голову, коростели неоднократно пробегали у меня по ногам во время отдыха. Утки надоедали, успешно охотился на грязи на вальдшнепов и других крупных куликов. Тоскливо стало весной без блеяния барашков-бекасов, скрипа коростелей, без перепелиного боя. Согласен с мнением автора в необходимости щадящих методов сенокоса и уборки зерновых с целью наибольшей сохранности выводков болотно-луговой и полевой дичи, но основной причиной оскудения наших охотничьих угодий считаю полнейшую деградацию мест зимовки птиц и приходится признавать, что это безвозвратно.

    Ответить
  • 0
    Иван Ларионов офлайн
    #5  23 сентября 2015 в 11:25
    Ivan Ozhiganov
    Господа охотники, лет 10 твержу, что в вятско-нижегородских деревнях летом не слышно птичьих голосов. Уже молчу про любимых мною коростелей и погонышей, но даже скворцов и жаворонков. Как бывший колхозник, утверждаю, что до середины 90х годов выкашивались все луга. до самого уреза воды в реке, вплоть до осоки и камыша.И несмотря на зто, все болотца и мокрые места буквально кишели всякой водно-болотной мелочью. Чибисы буквально садились на голову, коростели неоднократно пробегали у меня по ногам во время отдыха. Утки надоедали, успешно охотился на грязи на вальдшнепов и других крупных куликов. Тоскливо стало весной без блеяния барашков-бекасов, скрипа коростелей, без перепелиного боя. Согласен с мнением автора в необходимости щадящих методов сенокоса и уборки зерновых с целью наибольшей сохранности выводков болотно-луговой и полевой дичи, но основной причиной оскудения наших охотничьих угодий считаю полнейшую деградацию мест зимовки птиц и приходится признавать, что это безвозвратно.

    Действительно, явно не просматривается прямая связь между началом "большого покоса" вокруг Москвы, и общим снижением численности полевой и болотно-луговой дичи по всей Центральной России (уже 2 года подряд). Причём у нас на Рязанщине, как не косили, большую часть территории пойм малых рек, так и не косят по сей день, а коростельки и перепела очень и очень мало, в отличии от 3-х летней давности - изобилия. Получается факты в статье "за уши притянутые", да и сказано как-то витеевато, будто де в разгар аграрного кризиса "...гибель птицы снизилась...", а про общее состояние популяции ни гу-гу. Не о том говорим...

    Ответить




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑