Резерваты животного мира

Формы организации охраны и воспроизводства охотничьих животных достаточно разнообразны. Одни из них — организация и функционирование государственных охотничьих и ландшафтных заказников.

Фото Pap_aH/FLICKR.COM

Фото Pap_aH/FLICKR.COM

На территории Свердловской области в настоящее время функционирует 15 зоологических охотничьих заказников общей площадью 571,22 тыс. га и 38 ландшафтных. В пяти заказниках — основным охраняемым видом является косуля. В четырех, комплексных, запрещена любая охота. В остальных — охраняемые виды: бобр, норка, глухарь, тетерев. Сразу оговорюсь, охота на виды, не являющиеся охраняемыми, ограничена и осуществляется под строгим контролем инспекторов.


Кто-то скажет: «Заказники и охота — вещи несовместимые!» В какой-то мере это верно. Но какой бюджет выдержит колоссальную нагрузку, связанную с организацией охраны и биотехнических мероприятий? Кроме того, людям надо платить зарплату, обеспечивать техникой, ГСМ. Доходы от охоты, а в последнее время от реализации той же косули, для разведения в другие регионы страны, в какой-то мере, компенсируют расходы. По данным, представленным ГБУ СО Дирекция по охране государственных зоологический охотничьих заказников и охотничьих животных Свердловской области, только на приобретение ГСМ в 2012–2013 гг. за счет средств областного бюджета выделено свыше 3 млн руб. и свыше 5 млн руб. на проведение биотехнических мероприятий.


Какова же отдача? Судите сами. Численность косули увеличилась с 5715 гол. в 2012 году до 5981 гол. в 2014; лося с 874 в 2012 году до 1589 в 2014-м; кабана с 959 до 1141 соответственно; остается стабильной численность бурого медведя; в 3 раза увеличилась численность бобра.


Но что было бы, если бы не люди, работающие в заказниках? Рассказывая о своих подчиненных, директор Алексей Алексеевич Жиров, генерал-лейтенант ВС в отставке, охотник с 40-летним стажем, по-военному немногословен, но каждого из 42 инспекторов характеризует исключительно положительно, как людей преданных делу, отмечая при этом, что в некоторых заказниках имеются целые семейные династии. Так, в Байкаловском работают отец и сын Намятовы, в Богдановичском отец и сын Берсеневы, в Гаринском отец и сын А. Н. и Н. А. Четковы, в Ирбитском отец и сын Речкаловы, в Пелымском отец и сын В. Н. и А. В. Четковы. «Это лучшие инспекторы, но и среди них можно выделить инспекторов — С. И. Берсенева (Богдановичский); Д. Б. Капитонова (Камышловский), успешно закончившего в этом году Вятскую ГСХА по специальности биолог-охотовед; в Юрмычском заказнике им. А. В. Григорьева — А. А. Козлова», — рассказывает А. А. Жиров.


Продолжая, Алексей Алексеевич отмечает, что кадры решают многое, но еще остаются сложности, и главная — незаконная охота на территории заказников.


С 2011 года инспекторами заказников выявлено и направлено в органы МВД и Департамент по охране, контролю и регулированию использования животного мира Свердловской области 280 сообщений о нарушениях, связанных с незаконной охотой. «Увеличение уровня незаконной охоты на территории заказников, в основном, связано с безнаказанностью задержанных лиц», — говорит А. А. Жиров. Применение ст. 258 УК РФ «Незаконная охота» в правоохранительных органах связано, видимо, с какими-то внутриведомственными установками, в результате даже задержанные с поличным преступники остаются ненаказанными».


Есть и еще одна проблема — инспекторы заказников юридически не имеют никаких прав по пресечению незаконной охоты.


Трудно не согласиться с выводами Жирова. Инспекторы заказников ничем не отличаются по функциональным обязанностям от егерского состава охотпользователей: та же биотехния, посевы, заготовки кормов, охрана. А при проведении охранных мероприятий инспектор может только составить сообщение. Что-то, может быть, и изменится с введением производственного охотничьего контроля. Получив право на осмотр (досмотр) транспорта, проверку продукции охоты, инспекторы заказников станут активнее работать по пресечению правонарушений и преступлений.


Исправление ситуации в этом плане во многом зависит от совместной планомерной и целенаправленной работы инспекторского состава Департамента по охране животного мира и инспекторской службы дирекции заказников. Последние два года руководство департамента и дирекции стало сближать позиции в вопросах охраны, организации взаимодействия инспекторского состава. По инициативе и под руководством департамента проводятся совместные совещания по вопросам охраны охотничьих ресурсов. Директор департамента А. К. Кузнецов практически на каждом совместном совещании отмечал нестабильную работу инспекторского состава Янсаевского, Сергинского и Тугулымского заказников, с чем, в принципе, согласно и руководство дирекции. Однако ликвидировать «недопонимание» и отсутствие контактов на уровне инспекторов пока не удается. Скажем, в том же Янсаевском в 2013 году провели 110 рейдов, и только один совместно с департаментом. А в этом году из 46 рейдов ни одного с департаментом! А ведь Янсаевский заказник — это 200 тыс. га территории, при... двух инспекторах. Такая же ситуация в Тугулымском заказнике при соотношении 244 рейда к 10 совместным — в 2013 году и 62/3 — в 2014-м совместной работой не назовешь.


И Янсаевский, и Тугулымский заказники — труднодоступные, но Сергинский? В этом году не проведено ни одного совместного мероприятия! Нет нарушений? Никогда не поверю, только я знал в окрестностях заказника два браконьерских солонца, функционирующих многие годы. Нет положительных примеров совместной работы? Есть! Самый тяжелый в плане совершения преступлений — Богдановичский охотничий заказник. Совместная, слаженная работа инспектора Департамента С. Н. Косарева и инспекторов заказника, и в первую очередь С. И. Берсенева — лучший тому пример: 65 совместных рейдов — в 2013 году и уже 45 — в 2014-м. Если в прошлом году в органы внутренних дел из 23 направленных сообщений 15 — сообщения инспекторов Богдановичского заказника, и почти половина из них по «безфигурантным» правонарушениям, то в этом — из 19 сообщений — основная масса с конкретными и очень характерными задержаниями!


Положительная динамика в росте численности диких животных — это результат работы инспекторов заказников и, не только в организации охраны угодий. Судите сами — только по численности косули из общей численности — 32 173 голов, 5981 — или практически каждая пятая на площади 571 тыс. га обитают в заказниках. В том же Союзе ООиР Свердловской области — 1484 при площади угодий более... 2,5 млн га. Заказники с открытием сезона охоты на копытных животных, на сопредельных территориях, становятся зонами покоя и концентрации животных. Сохранение поголовья в зимний период — основная забота инспекторов. Чтобы сохранить поголовье, только в Богдановичском заказнике заготавливают более 120 тонн высококачественного сена, не считая зерноотходов, корнеплодов и т.д., засевают 130 га земель.

 

Николай Мордвинов 12 января 2015 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑