Молога в среднем течении

 Фото автора

 Фото автора

Плотный белый шевелящийся туман заполнил русло реки. Высокий, обрывистый левый берег с полосками прибрежных кустов вдоль уреза воды и островками кривых, разлапистых сосен на склонах подчеркивал изгибы реки, которая медленно уползала в лес за огромный заливной луг, где трещали коростели, в темный ельник с зубчатой кромкой.

Многие рыболовы знакомы с Мологой, впадающей в Рыбинское водохранилище, на дне которого покоится древнейший город, получивший имя от этой реки. Но редко кто знает, что в среднем течении, протекая среди таежного массива на границе Новгородской и Тверской областей, Молога не менее интересна. Болотистый край, где в сезон дождей исстари торфянисто-глинистые берега и сельские дороги превращались в непроходимый «кисель», надежно оберегая богатства этих мест – ягоды, грибы, птиц и зверей и, конечно, рыбу.

Где ловить

Длинные песчаные тягуны часто перемежаются островами, образованными из бревен, которые в последнюю войну сплавляли по реке. На поворотах случались заторы, лес вставал «ершом», а сплавщикам – старикам и подросткам – не всегда хватало сил и умения для разбора подобных «тетрисов». В половодье образовавшиеся завалы река обходила стороной, промывая многочисленные новые русла, а рукотворные ежи сплетенных стволов срезало ледоходом, заносило песком и, наконец, накрыло зарослями крапивы, осоки и ивняка на радость вездесущим бобрам. Как правило, именно около островов, где до сих пор под водой виднеются затопленные комли стволов, любят охотиться голавлиные стайки. Упавшие кузнечики, различные гусеницы, жуки-листогрызы с прибрежных кустов – любимое лакомство толстолобых гурманов.

Неглубокие прибрежные канавы и бровки старых русел заботливо прикрыты ладошками кувшинок и лилий – это природные ясли для многочисленных мальков различных видов рыб, и, конечно же, щуки–травянки, отдельные экземпляры которой достигают трех килограммов веса. У крутых поворотов возле ям, там, где река выбегает на каменистые перекаты, местные рыболовы ловят язя на пареный горох, и нередко утреннюю идиллию нарушают удары жереха и ямной щуки, которая в хищном азарте, случается, срывает трофей прямо с крючка. В этих ямах обитает не только щука, но и судак, крупный окунь и даже сомики. Несмотря на северный климат. Конечно, это не волжские гиганты, но когда лично вы, дорогие друзья в последний раз ловили на Волге действительно достойный трофей? А здесь, в первозданной тиши, еще возможны такие трофеи, которые приятно вас удивят.

Первый раз с достойным экземпляром я столкнулся более трех лет назад. Проходя по берегу со спиннингом, я увидел местного мужичка, потрошащего леща на развернутой газете. Бронзовая рыба занимала оба листа, причем хвост выходил за пределы страниц. В ней было не меньше пяти килограммов. «На что?» – удивленно спросил я. «На блесну», - небрежно кивнул мужик на большую ложку-колебалку с мощным тройником. Как оказалось впоследствии, при ловле на силикон леска несколько раз пришла с комьями слизи. Дядя не растерялся, нацепил самую большую блесну из своего арсенала и после нескольких забросов просто багранул лещину. Не скрою, я против подобных методов, ведь не от голода умираем…

Несколько лет подряд я выезжаю сюда. Были сюрпризы и при ловле судака на мелководье, у самого берега. И щуку случалось брать в джунглях кувшинок на таком заросшем мелководье в июльскую пору, что плетенка напоминала леску газонокосилки. Двигателем при этом была бьющаяся в иле щука. Местный рыбак, увидев трофей, аж присел от неожиданности. «А я ее на ямах ищу», - промямлил он. Но самым приятным сюрпризом был трофейный голавль, которого я даже не смог поднять нахлыстовым удилищем пятого класса.

На что ловить

Первый раз, спустившись к ближайшему острову, я сделал несколько пробных забросов на мушку. Абсолютно все сухие мушки, даже крупные стимуляторы интересовали только уклейку. Но стоило только подбросить жука с характерным бульком, как подошел первый голавль. Глубина под берегом острова была полтора-два метра, а в трех-пяти метрах от него можно было едва выше колена. И когда на очередной заброс вышел громадный голавль с шириной спины около десяти сантиметров – во мне все замерло. Через поляризационные очки было видно, как он медленно разглядывает жука, двигая глазами вправо и влево. Вот сейчас, вот сейчас он ударит. Я крепко уцепился за рукоять удилища, но эта «подводная лодка» ушла так же медленно, как и появилась. Действительно, до солидных размеров доживают самые мудрые и осторожные. И когда при очередном забросе все же попался голавль весом более полкило, радость была неполной. Я приходил на это место как на работу, каждый день, в разное время. И вот однажды пасмурным вечером, перед самой грозой, когда водная гладь уже морщилась от поднимающегося ветра, а свинцовая туча с проблесками молний на горизонте закрыла полнеба…

Мне пора уже было выдвигаться к лагерю. Последний заброс, еще последний, самый последний. Жука уже не видно под рябью воды, и вот, почти интуитивно, я увидел искаженное ветром блюдце от поднявшейся рыбы. Подсечка, скорее наугад, чем по натяжению шнура. Удилище моментально согнулось в дугу, окуная тюльпан в воду. Мощные толчки указывали на солидного соперника, это, скорее всего, был он – тот, трофейный. Дать слабину значит упустить его навсегда в коряжник. Вершинка удилища несколько раз высунулась из реки, сбрасывая крупные капли, еще рывок, и все ослабло. Леска лопнула на узле крючка. Я приходил сюда еще несколько раз, но только 800-граммовые голавлики становились рекордными рыбами дня.

Интересное наблюдение. Местные рыболовы ловят язя на горох. Прикармливают тоже горохом. Но остальную рыбу ловят только на червя, причем без прикормки. Ни каша, ни комбикорм здесь не в ходу. И порой чтобы поймать очередного живца для летней жерлички-рогульки, они проходят по берегу сотни метров. В первый же день нашего прибытия Андрей, как заведено, видимо, у спортсменов, закормил два места. И ежедневно прикармливал их то разваренным горохом, то пшенкой, то «Сабанеевым», привезенным из Москвы. Со сей окрестности сюда собрались густера, уклейка, плотва. Вся рыба замечательно клевала на пару-тройку опарышей. Регулярно попадались некрупный синец и подлещик. (Учтите, что глубина была чуть больше метра, а до ближайшей ямы – более километра.) Изредка поклевывал и голавль, но с нахлыстовыми экземплярами он не шел ни в какое сравнение.

Когда надоело ловить на опарышей, я перешел на кукурузу в надежде все-таки поймать язя. Но ловились только средний голавль и крупная густера. Причем вначале разбегалась веером уклейка, и через небольшой промежуток времени поплавок уверенно уходил под воду. Один-два экземпляра, и опять пауза.

Когда надоедала «белорыбица», мы отправлялись за хищником. Техасская оснастка со свинцовой пулей впереди весьма подходит к местным условиям. Особенно там, где глубина больше метра. Многочисленные корневища кувшинок, толстые стебли ее листьев и нагромождения веток – остатков зимних запасов бобров – не пропустят ничего, кроме офсетника, оснащенного силиконом. Цветовые пристрастия не всегда предсказуемы. Но серебристый, черноспинный, шартрез и кислотники чаще всего провоцируют поклевку.

На прогреваемых отмелях весьма действенны полосатые незацепляйки Rapala, латунные River2Sea с подсадкой твистера молочного, морковного и лимонного цвета. С размером блесны не стоит мелочиться, более тяжелыми приманками удобнее продавливать и раздвигать листья кувшинок. Габариты приманки почти не влияет на величину покусившейся щуки. Это могут быть и двухсотграммовый подросток, и его солидная бабушка. Проводка должна быть очень медленной с большими, до 10 секунд, паузами и слабым шевелением приманки лишь вершинкой спиннинга, чаще всего именно в период остановки следует атака.

На каменисто-галечных перекатах часто жирует не только крупный голавль, но и жерех, заставляя серебристым веером рассыпаться уклейку и ельца. Здесь неплохо работают некрупные трехгранки и классическая турбинка-девон, которые способны двигаться у самого дна, поднимая соблазнительные облачка мути. Учитывая способность девона закручивать леску, особенно на быстром течении, следует минимизировать этот минус. Я предпочитаю трехлопастные (наиболее шумящие) модели, в которых средняя часть – пропеллер – установлена отдельно на встроенном подшипнике. Перед девоном необходимо установить качественный вертлюг – на подшипнике или тройной. На тройнике необходимо привязать «стабилизатор» - пару плоских перьев из хвоста птиц.

При первой возможности, я уезжаю сюда, чтобы попытаться поймать своего трофейного леща или крупную ямную щуку. Сюда, где утро встречает трубным криком журавля, летящего над рекой. А главное – вновь увидеть, как в сиреневых сумерках белая река тумана гигантской рептилией уползает в лес, с головой скрывая в пологих долинах пасущихся коней и стога ароматного сена с тех полей, где я еще мальчишкой осторожно пробирался в джунглях душистых пойменных травах, пытаясь разглядеть невидимку коростеля. 

Олд Фокс 29 июля 2015 в 17:05






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑