Курс на созидание

Библейское выражение «время разбрасывать камни и время собирать камни» знают почти все, но понимают его по-разному.

Фото Сергея Пановского

Фото Сергея Пановского

Сделаем попытку рассмотреть состояние государственного охотничьего контроля сквозь призму этого ветхозаветного изречения в надежде, что будет принято соломоново решение в вопросах соблюдения требований законодательства по охране объектов животного мира и среды их обитания, что поможет охотничьим хозяйствам в их нелегком стремлении выжить. Речь пойдет о Тверском регионе, но думаю, что проблема государственного охотничьего контроля касается и других регионов Российской Федерации.
Не стерлось из памяти то время, когда регион, считая излишней опеку Главохоты РСФСР, рвался к самостоятельному решению вопросов в области охоты и охотпользования. Наступило время, когда Федеральный центр полномочия в области охраны, использования и воспроизводства животного мира и среды их обитания передал региону.


После вступления в силу Федерального закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» под контролем Федерального центра остались объекты животного мира на особо охраняемых территориях федерального значения (имеется в виду животный мир на территориях федеральных государственных заказников). Добились того, чего хотели. Осталось одно: самостоятельно организовать работу по охране, воспроизводству и использованию объектов животного мира в охотничьих угодьях региона. Именно с этого момента и начались проблемы. Первая из них — где взять средства для создания условий для воспроизводства диких животных и среды их обитания? Вторая — как организовать охрану диких животных от многочисленных браконьеров и нарушителей правил охоты?
Первую проблему руководство региона решило путем раздела охотничьих угодий на отдельные хозяйства и их передачу в руки собственников. На сегодняшний день в регионе насчитывается 189 охотничьих хозяйств. На собственников охотничьих хозяйств и была возложена ответственность за проведение биотехнических мероприятий по воспроизводству диких животных и сохранению среды их обитания.


С решением второй проблемы возникли существенные трудности. Государственный охотничий надзор обязывает государственные органы исполнительной власти осуществлять постоянный контроль над соблюдением собственниками охотничьих хозяйств требований охотничьего законодательства. Для этого необходимо иметь штат работников, который позволил бы решить функции государственного охотничьего надзора над соблюдением охотничьего законодательства на территории региона. Первоначально вновь созданный государственный орган исполнительной власти региона (Департамент управления природными ресурсами и охраны окружающей среды Тверской области) утвердил штатную численность из расчета одного, а в отдельных районах двух штатных государственных охотничьих инспекторов в каждом районе региона. Это в два с половиной раза меньше, чем штатная численность бывшей федеральной структуры региона для осуществления государственного охотничьего надзора.


Если учесть, что федеральная структура госохотнадзора имела в регионе специализированный отряд по охране госохотфонда, созданный в соответствии с Положением об отрядах по охране государственного охотничьего фонда, утвержденным Главохотой РСФСР 18 августа 1977 года, а также разветвленный штат общественной охотничьей инспекции, созданной в соответствии с Положением об общественной охотничьей инспекции в РСФСР, утвержденным приказом Главохоты РСФСР от 12 мая 1985 года № 250, то численность лиц, привлеченных к контролю над соблюдением законодательства об охоте в регионе, в несколько раз превышала вновь созданную региональную структуру госохотнадзора. Наличие соответствующего количества штатных и внештатных работников отражалось на качестве работы федерального органа госохотнадзора, которое в десятки раз превышало качество работы вновь созданного регионального органа госохотнадзора.


Ни для кого не секрет, что 24 статья Федерального закона «Об охоте…» предусматривает такое понятие, как лимит добычи охотничьих ресурсов для каждого региона, а на основании лимита добычи утверждается квота добычи охотничьих ресурсов в отношении каждого закрепленного охотничьего угодья, которая определяется в соответствии с заявками, представленными юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, заключившими охотхозяйственные соглашения.


Из сложившейся практики, основанной на научных выводах, охотничьи хозяйства площадью менее 10 тыс. га могут рассчитывать на квоту добычи копытных (например, лося) не более одного разрешения на сезон охоты, максимум двух. Надо отметить, что аппетит у многих собственников частных охотничьих хозяйств зачастую превышает количество выделенных разрешений на добычу копытных. Вот и приходится мириться с тем, что на одно разрешение производится добыча нескольких особей животных. При штате одного сотрудника госохотнадзора на район предупредить истребление копытных в регионе практически невозможно. Ущерб, нанесенный животному миру, исчисляется значительной суммой.


Смена руководителей специально уполномоченного органа исполнительной власти в области охраны и использования охотничьих ресурсов и среды их обитания в регионе, как и реорганизация структуры этого органа, к улучшению качества госохотнадзора не привели.


После реорганизации специально уполномоченного государственного органа исполнительной власти Тверского региона и создания Министерства природных ресурсов и экологии Тверской области количество государственных охотничьих инспекторов значительно сократилось. Сегодня по штатному расписанию один государственный охотничий инспектор приходится на три-четыре района Тверского региона. Если учесть, что площадь охотничьих угодий здесь составляет более полутора миллионов гектаров, а отдельные работники из числа регионального госохотнадзора не отличались принципиальностью в работе, то о каком качестве работы по охране охотничьих ресурсов и борьбе с браконьерством может идти речь?


Возвращаясь к библейской цитате, философски заметим, что время разбрасывать камни закончилось. Созданная в Тверском регионе структура госохотнадзора не просто бездействует. Она наносит вред объектам животного мира и среде их обитания, не обеспечивая их охрану и борьбу с браконьерством. Наступило время собирать камни — время создания новой федеральной структуры государственного охотничьего надзора, время передачи части полномочий по вопросам охраны объектов животного мира и среды их обитания из региона в Федеральный центр.


Первые шаги в этом направлении сделаны. Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 января 2013 года № 29 «О федеральном государственном охотничьем надзоре» утверждено Положение о федеральном государственном охотничьем надзоре. Хотелось бы, чтобы вновь созданная федеральная структура государственного охотничьего надзора была укомплектована работниками, необходимой техникой и вооружением, опиралась в работе на разветвленную сеть общественных охотничьих инспекторов, на общественные организации по защите животного мира и среды их обитания. Недаром говорят, что новое — это хорошо забытое старое.
 

Сергей Кислов 25 февраля 2014 в 00:00





Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться



наверх ↑