Гости с юга - история одной охоты

В 1974 году в СССР на экраны вышла кинокомедия «Афоня». Группа «Аракс» в фильме пела о том, что когда мы будем седыми и старыми, то будем писать мемуары. Тогда казалось, что до 2000 года огромное временное расстояние, а до 2021 года и говорить нечего, эпоха. Время пролетело как один миг. Статьей «Гости с юга» я начинаю цикл воспоминаний о славных годах прошлого века, об охоте, охотничьих собаках и экспертах.

Фото автора.

Фото автора.

Сейчас трудно себе представить, с каким душевным подъемом ехал автор этих строк в Москву стажером на VI Всероссийскую выставку 1987 года, уже в ранге эксперта второй категории.

Атмосфера на выставке была чрезвычайно дружественная.

Стоило мне, после стажировки в ринге английских сеттеров у А.А. Мейдмана, случайно подойти к палатке любителей английских сеттеров из Армении, меня тут же усадили за стол.

Я не представлял, что в Армении такой вкусный лаваш, колбаса, чача. Тосты, здравицы — это для меня, вятского аборигена, было абсолютно в новинку.

На выставке мы познакомились с Владимиром Константиновичем Грановским, из Киева, и Александром Зиновьевичем Турком, из Минска.

Владимир Константинович имел степень кандидата технических наук, в то время работал в Институте имени Патона. У него был доступ к дозиметрам, и он знал о радиационном облаке, накрывшем Киев после чернобыльской аварии.

Нам с В.А. Поповым Володя рассказал, что от радиации хорошо помогает парное молоко, которое нужно каждый день выпивать в большом количестве. До 1985 года автор этой статьи работал в заготконторе, и было много знакомых, имеющих коров в личном подсобном хозяйстве. Грановскому было предложено приехать на Вятскую землю в отпуск с семьей и поправить здоровье.

Восьмого июля 1987 года мною было получено письмо от Владимира Константиновича, в котором он, в частности, писал: «…4 августа, если ничего не случится, прибуду в Киров Вашим фирменным поездом.

 

фото: Fotolia.com

Нас будет, очевидно, две семьи (6-7 человек) — охотников двое. У Турка пока есть сложности. Если он их решит, то присоединится к нам. Сообщи, будь добр, о сроках предстоящей охоты, подобрал ли ты место для нашего лагеря — желательно какая-нибудь деревушка с избушкой «на курьих ножках».

Что брать с собой из продуктов (тушенку, масло сливочное, сало и колбасу мы возьмем с собой) — есть ли мука, растительное масло, крупы и т.д.».

Я сообщил, что до Кирова брать билет не нужно, а высадиться с поезда лучше в городе Котельнич, от которого до Халтурина всего 40 километров.

Место для проживания быстро нашлось, недалеко от города, на высоком берегу Вятки, в двухквартирном доме, принадлежавшем местной мебельной фабрике. Половина дома пустовала и нуждалась в небольшом ремонте.

В километре находилась ферма колхоза, с нее каждый день на выпас выгоняли пару сотен коров на заливные луга. Дупеля на этих лугах было много. С парным молоком тоже вопрос решился в один день, в соседней с домиком деревне Боярское с удовольствием согласились за умеренную плату снабжать молоком киевлян.

Охоту планировали для вятских легашатников и спаниелистов открыть раньше на две недели основного срока, но что-то областное руководство задергалось. Пришлось мне написать гневное письмо в Кировский облисполком, а копию направить в газету «Сельская жизнь».

Не знаю, что произошло, какую роль сыграли мои обращения, но охоту в тот год для легашатников срочно открыли с 15 августа. О чем меня официально известил начальник Кировской госохотинспекции П.С. Касьянов письмом. Мы долго смеялись над тогдашней бюрократией.

Примечательно то, что вскоре Касьянов сам приобрел себе щенка дратхаара. Четвертого августа на служебном автобусе автор этой статьи уже мчался на ближайшую ж/д станцию Котельнич, встречать наших гостей с юга. Они со своим скарбом уже перебрались на автовокзал. На автостанции их легко было найти по громадной куче вещей.

Загрузившись в наш автобус, мы через час приехали к дому В.А. Попова; перекусив, гости перенесли вещи в трехосный ЗИЛ и переехали на место постоянного проживания. Там уже были приготовлены стройматериалы для обустройства в трехкомнатной пустой квартире двухквартирного брускового дома.

 

фото: семина Михаила

Подремонтировали печку, заготовили дрова. Каюсь, пользуясь своим служебным положением, я завез и необходимое количество пиломатериала для ремонта. У нас уже был небольшой коллектив легашатников, Юра Норкин и Гена Колпащиков оказывали гостям посильную помощь в обустройстве.

Охота проходила на заливных лугах реки Вятки в паре километров от города Халтурина в районе Козьих озер. Чтобы было понятно, в каких условиях мы охотились, скажу, что каждый день, в любую погоду, ранним утром, на луг шириной метров триста, «зажатый» с одной стороны крутым берегом реки Вятки, с другой цепью озер, выпускалось две сотни нетелей, то есть нетелившихся молодых коров. На дневку их пастухи угоняли в луга, а вечером возвращали на фермы. Дупель высыпал на место их прогона на жировку в большом количестве.

Погода была в тот год для дупелиной охоты чудная, в меру дождливая. Для того чтобы начать охотиться, нашим гостям нужно было пройти от дома метров триста, спуститься с крутого берега, и тогда можно отпускать собак в поиск.

Володя Грановский привез с собой легонькую двустволку 24-го калибра, правда, запас латунных гильз составлял всего четыре десятка, и их приходилось перезаряжать два раза в день.

Наступило долгожданное утро. Спустившись с крутого берега вместе с гостями, мы разбрелись по лугам. Выстрелы звучали то тут, то там. Расстреляв через пару часов запас патронов, я направился на поиски Володи.

С вечера он что-то жаловался на поясницу, меня грызли смутные сомнения, не прихватил ли его где-то радикулит. После часового поиска пропажа нашлась. Озеро Орлок изгибается дугой. В его северной оконечности отпочковывается своеобразный аппендикс с большим круглым зеркалом чистой воды. У его конца росла одинокая столетняя сосна, там я и нашел Володю с его дратхааром Багирой.

— Что случилось, — спрашиваю, — в спину стрельнуло?
— Нет, — отвечает, — патроны закончились. И что это за охота у вас тут, никакого азарта поиска.

Собака пятнадцать метров вправо. Стойка.  Пиль. Выстрел. Дупель. Собака пятьдесят метров влево. Стойка. Пиль. Выстрел.

Дупель. Ну, никакой поэзии! — сказал он мне, смеясь.

— Эх Турок, Турок, — горестно вздохнул наш гость, — многое ты потерял.

 

фото: Никонова Павла

По случаю открытия сезона было решено организовать торжественный ужин с поеданием дупелей. Дамы дупелей замучились ощипывать, пришлось и мужчинам присоединиться к, прямо скажем, довольно нудному процессу.

Обработанных дупелей набралось почти ведро; пока женщины готовили их на костре, мужчины готовили общий стол для праздника. В тот благословенный вечер было много тостов и речей.

Этот день стал для меня одним из самых счастливых в моей жизни. Все закончилось хороводом вокруг костра.

Две недели пролетели как один миг. Все мы были полны эмоций от замечательного общения, киевляне оказались очень приятными людьми. На прощание, у автобуса, нас пригласили побывать в Киеве с ответным визитом.

Александр Гурьев 7 сентября 2021 в 15:30







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться






наверх ↑