Моя собака — бретонский эпаньоль

Натаску эпаньоль бретона по кличке Хурма я начинал с прогулок по полям, корректировал челнок и послушание, в основном команды «ко мне!» и «лежать!». Мне немного повезло, так как у Хурмы был врожденный челнок, но собака была очень азартной, и поэтому у меня не сразу получилось отучить ее от погонки.

Фото Ильи Пантелеева

Фото Ильи Пантелеева

Когда Хурма стала полностью послушной, я начал искать место с куропаткой, так как был конец марта и перепела у нас в это время года еще нет. Куропатки в это время года сидят парами и дают возможность собаке держать стойку. Сначала я проехал по выбранным мною местам со своим курцхааром, уже опытной собакой, и за полтора часа у нас было шесть подъемов птиц, что очень хорошо. В этом поле плотность птицы средняя, а такие условия дают возможность молодой собаке поработать по птице и не сбить ей челнок.

На следующий день с утра мы с Хурмой выдвинулись на поле с куропатками. Погода стояла пасмурная с температурой воздуха не более 11 градусов. Моросило. Ветер был умеренный. Для Хурмы это было первое поле с бурьяном и разнотравьем. Из-за высокой местами травы собака теряла меня из виду и поэтому далеко не отходила. Крыло поиска не превышало 50 метров, при этом соблюдалась ровная параллель глубиной не более 3–5 метров.

Пройдя метров 700, Хурма что-то учуяла и, как это часто бывает с молодой собакой, начала работать по следу, крутиться, и это продолжалось около минуты. Куропатки, естественно, побежали, но легавая их все-таки подняла, хоть и без стойки. Пройдя еще метров 300, она резко стала на чистом месте, полуприсев и дрожа всем телом, с поднятым кверху носом. Стойка была без подводки. Понятно: проснулся инстинкт легавой. Я потихоньку пошел к собаке. На сердце — бальзам, радости нет предела. Попытался послать собаку, чтоб подняла птицу, но она не реагировала ни на одно мое слово. Сделал шаг вперед — Хурма продолжала стоять. Ну, подумал, на «сидку» стала. Опять подошел к собаке и попробовал ее оттащить чуть назад, чтоб она потеряла запах, но она сделала прыжок под небольшой кустик и... вытащила оттуда спящего ежика...

Ругать я ее не стал, так как это была первая стойка в ее жизни. Пройдя еще метров 200, собака причуяла птицу. В результате была подводка и неуверенная стойка. Подойдя, я увидел через кусты пару куропаток, а они, заметив меня, побежали. Собака принялась работать низом (по следу) и, сделав несколько потяжек, потеряла птицу. Но я ее видел и знал, куда она побежала.

Снова послал собаку в поиск примерно туда, куда побежали куропатки, и через 20–30 секунд собака уже опять замерла в стойке. Я быстро подошел к ней и послал вперед. На этот раз Хурма, пользуясь исключительно верхним чутьем, сделала потяжку и снова стойку.

Посыл — и птица на крыле. Собака была очень разгоряченной, но после подъема птицы осталась на месте. Моей радости не было конца. Я знал, что на этом надо остановиться, но не смог себя сдержать, и мы с Хурмой пошли дальше. Пройдя еще метров сто, эпаньолька вновь стала. Поле было чистое, а от нас метрах в двадцати росли кустики. Мне сначала даже в голову не пришло, что она стала по куропатке на таком расстоянии. Послал собаку вперед. Последовали потяжка метров 12 и стойка. Затем команда «вперед!», потяжка к кусту и четкая стойка. Я сделал шаг — птица поднялась на крыло.

Мы с Хурмой продолжали идти дальше, и метров через сорок опять последовала стойка, но уже накоротке (1–1,5 метра). Не успел я подойти к собаке, как птица поднялась на крыло, и легавая сорвалась за ней. Это была первая погонка. Не реагируя на мои команды, она гнала птицу метров семьдесят. Тут я понял, что эта работа была лишней, и, взяв собаку на поводок, пошел к машине. 

Позднее на это поле мы приезжали еще раз пять, и у нас были как дальние работы, так и работы накоротке, как с погонкой, так и без нее. 

14 апреля мы приехали на это поле около десяти утра. Погода стояла отличная, солнечная, без ветра, практически был полный штиль. В этот день я хотел позаниматься именно устранением погонки моей собаки и взял с собой заранее подготовленную для этого плетку — тонкую и длинную ветку. Мы вышли с собакой в поле и я направил ее в поиск. 

Я уже начал пользоваться свистком, так как кричать приходилось много, и от этого болело горло. Буквально сразу, пройдя метров сорок, собака сделала стойку. Я подбежал, послал собаку вперед. Поднялась одиночная куропатка, и я дал команду «лежать!». Но собака ее проигнорировала и получила за это плеткой, после чего сразу легла. Пройдя еще метров двадцать, легавая сделала стойку, крепкую, без подводки, я снова послал. Прыжок вперед — и поднялся перепел. По тому, как птица полетела, было видно: она устала. А это означало, что начался прилет перепела.

После этого случая мы прекратили занятия с куропаткой и перешли к поиску перепела. Но к сожалению, почти две недели наши старания были напрасны. Для того чтобы приманить перепела, я ставил манок. И вот однажды, когда я пошел снимать манок, сам поднял трех перепелов. Погода ветром не баловала, светило солнышко, и было довольно жарко — в общем, условия были не лучшие, перепел бегал. Но главное — он был.

Через несколько дней, в хорошую влажную погоду с умеренным ветром 3–4 м/с, мы приехали к предварительно поставленному манку в виде живого летного перепела. Подняв первого, я понял, что птица уставшая и бежать не будет. Но оказалось, что не весь перепел сидел спокойно, встречались и такие, которые бегали.

Хурма, сделав 5–6 работ, опять начала гонять птицу. Ничего не поделаешь: собака молодая, разгоряченная. Оставалось только пресекать непослушание. После пяти таких работ я решил ее отвезти домой. В следующий раз мы приехали снова на поле люцерны. Трава была уже высокая, и собака работала исключительно верхом. Перепел бегал, но на крыло несколько птиц мы все же подняли.

Через 7–8 таких поездок моя легавая набралась опыта и начала «запирать» перепела. Нам хватало рано утром для тренировки 20–30 минут чтобы поднять от 2 до 8 птиц. Если собака причуивала перепела, то она его уже не отпускала. 

Пришло время открытия охоты. Я долго его ждал и приехал на открытие рано утром. К сожалению, все хорошие поля уже были заняты, и мы с Хурмой поехали искать перепела по балкам, где и добыли трех. 

А на «нашем» поле я встретил пятерых охотников, которые  рассказали, что прошли его с двумя курцхаарами, добыли четырех перепелов и делать там после них нечего. Но я был уверен, что их собаки после межсезонья были не подготовлены, поэтому они и добыли так мало птицы. 

Зайдя в поле по краю, Хурма сразу сделала стойку. Посыл, взлет птицы, выстрел, попадание — и вот уже собака апортирует сбитую добычу. И тут меня накрыла гордыня. Пройдя до конца поля, мы с Хурмой добыли еще восемь перепелов, а по трем или четырем я промахнулся. Я разрешал собаке апортировать, чтобы «горе-охотники» посмотрели на классику охоты с легавой. Однако после этого собаку очень трудно отучить от погонки. Для этого нам даже пришлось съездить на неделю к специалисту и позаниматься с ним. 

Натаска Хурмы оказалась совсем нетрудной.

ОТ РЕДАКЦИИ

Многие охотники не занимаются подготовкой собаки к сезону охоты, и поэтому первые выходы тратят на постановку собаки. Однако если выставлять собаку на состязания, проходящие в межсезонье, а это та же охота, только без отстрела, ваш помощник будет всегда в рабочей форме.

Варава Александр 31 января 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Антон Кириако-Гуттиеррес офлайн
    #1  12 февраля 2014 в 23:38

    А автор почему не упомянут?

    Ответить
  • -2
    yury konstantinov офлайн
    #2  13 февраля 2014 в 13:34
    Антон Кириако-Гуттиеррес
    А автор почему не упомянут?

    Это скорее всего собака А.И. Лисицина

    Ответить
  • -2
    Александр Варава офлайн
    #3  21 февраля 2014 в 01:42

    Это про маю собаку,фото другое уже на сайте сами прилепили,Владелец Варава Александр Ростовская область город Таганрог ,я же и автор

    Ответить
  • -1
    Михаил Сёмин офлайн
    #4  22 февраля 2014 в 14:45
    Александр Варава
    Это про маю собаку,фото другое уже на сайте сами прилепили,Владелец Варава Александр Ростовская область город Таганрог ,я же и автор

    Александр, добрый день! По ошибки редактора газеты при заливке материалов на сайт не указали авторство. Просим извинения. Исправил эту оплошность.

    Ответить
  • -1
    Александр Варава офлайн
    #5  26 марта 2014 в 13:17
    Михаил Сёмин
    Александр, добрый день! По ошибки редактора газеты при заливке материалов на сайт не указали авторство. Просим извинения. Исправил эту оплошность.

    Нечего страшного!все мы люди!Спасибо вам что посчитали статью достойной к публикации!

    Ответить
  • -2
    Алексей Носов офлайн
    #6  29 марта 2014 в 22:47

    "Мне немного повезло, так как у Хурмы был врожденный челнок, но собака была очень азартной, и поэтому у меня не сразу получилось отучить ее от погонки.
    Когда Хурма стала полностью послушной,
    Натаска Хурмы оказалась совсем нетрудной."

    :) :) :) А если правду Александр? Или это не Ваша собака была в натаске в г. Липецк?

    Ответить
  • -2
    Александр Варава офлайн
    #7  17 апреля 2014 в 23:58
    Алексей Носов
    "Мне немного повезло, так как у Хурмы был врожденный челнок, но собака была очень азартной, и поэтому у меня не сразу получилось отучить ее от погонки.
    Когда Хурма стала полностью послушной,
    Натаска Хурмы оказалась совсем нетрудной."

    :) :) :) А если правду Александр? Или это не Ваша собака была в натаске в г. Липецк?

    Алексей ,собака была отдана на натаску так как начала далеко уходить,а челнок у нее был и когда я отдавал ей было более 2-х лет ,здесь я описал как все начиналось ,и на момент отдачи собаки собака была с дипломом 3 ст 68 балов , отдал так как эксперты начали указывать на ошибки в воспитании

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑