Гончие Камчатки сегодня

Раньше можно было завезти гончую на Камчатку только с «материка». В разные годы завозились породистые гончие (русские и англо-русские), однако своего племенного гнезда создано не было. Собаки, как правило, не давали потомства и вырождались.

Фото автора

Фото автора

Насколько мне известно, в 1980-е годы на Камчатке было несколько десятков гончих, но уже в 1990-е годы осталось только две русские выжловки (одна из них принадлежала знаменитому, непревзойденному камчатскому зайчатнику Виктору Евгеньевичу Шмыкову) и один хороший русский пегий выжлец С.П. Утлякова в Петропавловске, да смычок с одного помета пегих гончих в Усть-Хайрюзово на Западной Камчатке.


В 1999 г. в Петропавловске-Камчатском появился щенок англо-русской гончей, завезенный из подмосковного города Электрогорска. Щенка назвали Бетти, и до 2003 г. она оставалась единственной гончей на Камчатке.


Прошло десять лет после выхода моей статьи «С гончими на Камчатке», опубликованной в журнале «Охота и охотничье хозяйство» № 7 за 2003 г. С тех пор обстановка с числом гончих несколько изменилось в лучшую сторону. На сегодняшний день взрослых пегих гончих на Камчатке заметно прибавилось. Мне удалось собрать данные по 11 гончим собакам, из которых 9 русских пегих, 1 эстонская и 1 русская гончая.
Большинство пегих гончих на Камчатке (5 собак из 9) — потомки по линии Бетти, выжловки, занявшей первое место и получившей на 5-й Камчатской краевой выставке охотничьих собак в 2010 г. Малую золотую медаль. Она заслуженно была отнесена к 1-му племенному классу охотничьих собак.


Охотничье время, отведенное природой для Бетти, закончилось — пришла старость. Эстафета ее потомкам передана успешно. Есть свой «куст гончих», племенное гнездо, из которого можно получить хороших рабочих собак, были бы энтузиасты-любители! Позади у нас с Бетти 14 охотничьих сезонов! Была масса интересных сцен! Бетти в роду имеет двух чемпионов породы: Песню 2 Солопенкова В.П. и Верного Лихачева В.Н. по отцовской линии. Выжловка с очень хорошим экстерьером, рослая, высотой в холке 65 см, высокой паратости и выносливости. Случалось, когда она работала весь световой день и оставалась гонять всю ночь до следующего утра! Зайцев из-под нее за одну охоту удавалось добывать не только мне с моим постоянным напарником — биологом охотоведом В.С. Никулиным, но и другими охотниками.
Как правило, не имея понятия об охотничьей этике, большинство таких охотников без зазрения совести стреляют зайцев из-под чужой гончей. А ведь есть понятие культуры охоты, или охотничьей этики: не стреляй зайца из-под чужой собаки, а если уж добыл — верни хозяину гончей, это его трофей! Что там говорить про отстрел зайцев из-под чужой гончей, если дважды в Бетти стреляли на охоте, и из нее извлекли 11 дробин! Но выжловка все-равно продолжала работать и после этого, выстрелов не боялась и доверяла охотникам! На ее счету более 10 зайцев, словленных ею во время гона, когда стрелять вообще не приходилось! Были случаи, когда она съедала зайца, но винить собаку за содеянное нельзя — ее добыча, заслуженно добытый трофей. Конечно, в охоте с гончей не главный показатель количество добытой дичи. Интересен сам процесс, хороший ровный гон и голос гончей! Настоящих ценителей и энтузиастов охотников на Камчатке пока мало, но они есть, и, надеюсь, их будет больше.


Увы, но при охоте с гончей на Камчатке охотник — владелец прекрасной древней породы собак — испытывает большие проблемы. Самая популярная на Камчатке охота на зайцев — это охота на джипах из-под фар. В годы пика численности за одну ночь такие «охотники из новых русских» убивают до 30 и более беляков на одну машину. Плотность зайца вблизи проезжих дорог может быть снижена до минимальной уже за одну-две ночи, и настоящим охотникам-любителям необходимо уходить все дальше от дороги, чтобы найти своего зайца. Борьба с этим видом браконьерства на Камчатке ведется недостаточно. Конфискация одного-двух дорогостоящих джипов при соответствующей огласке могла бы заметно поубавить пыл другим охотникам легкой охоты. Это, по моему мнению, самый действенный способ борьбы с таким браконьерством. (То же можно сказать и про «охоту» на снегоходах, их количество у нас возрастает с каждым годом в разы).


Кстати, в прошлом году в октябре по белой тропе, на последней в жизни Бетти охоте, произошел такой случай. Охотничьи инспектора, на которых мы постоянно уповали, поскольку «фарщиков» (в основном, на джипах) на Козельском вулкане в 2012 г. еще до снега было столько, что не проехать; встречных машин, как в городе! Картина обычно такая — мы на рассвете заезжаем в угодья охотиться — а навстречу джипы возвращаются уже с ночной охоты в город. Возвращаемся с охоты домой в 3-4 часа дня и видим иную картину: мы с охоты — вереница машин навстречу, на охоту — постоять, осмотреться и ждать сумерек. Никакого намека на то, что в угодьях есть охотинспекторы. «Ну хоть бы инспекция нагрянула, где же она, спит что ли?» — рассуждали мы с Виктором Никулиным.


И нагрянула. На охоту в тот день мы поехали поздно, уже после обеда, а осенний день очень короток. Зайца на лежке сразу нам взять не удалось, подшумели, и он соскочил и пошел по кустам путать свои следы. Было решено на след поставить Бетти с колокольчиком, у нее уже был севший к старости голос. И вот Бетти стала «отдавать голос» и позванивать себе же колокольчиком, но заяц попался «матерый» и резко стал забирать в гору, и голос гончей вскоре исчез вообще. Томительно шли минуты, и уже часы ожидания Бетти на проселочной дороге. Ни зайца, ни собаки.


Уже стемнело. На позывы охотничьего рога Бетти не вышла. Было решено проехать на машине по снежной целине наверх к вулкану, «обрезать», как говорят охотники, посмотреть, не вышел ли гонный след зайца и собаки в верховьях старой дороги. Как вдруг из кустов нам навстречу — охотинспекторы! «Стоять! Проверка документов». «Все в порядке», — объясняем, что мы делаем в лесу, предъявляем охотбилеты, разрешения, путевки. Все в норме. «А почему ружье в разобранном виде?» Опять объясняю про ушедшую по следу собаку, и т.п. Бесполезно. «Мы вынуждены составить протокол», — говорит старший группы. И составили. Мы остались ждать Бетти в лесу на гонном следу.


В час ночи эти же инспекторы привезли нам обессиленную Бетти — она вышла на дорогу, шатаясь от утомительного, долгого гона, за несколько километров от нас. Спасибо инспекторам.
Еще проблема для гончих — браконьерские металлические петли на зайцев, установленные вдоль дорог! Бетти попадала в них не раз, рвала и приходила с «ошейниками». Дважды ее спасал только отчаянный собственный лай. Петли, в которые она попадала, были двойные, из толстой проволоки — такие выдержат не только зайца! Это тоже «культура» камчатских охотников. Ставить петли в массовых местах любительской охоты у «домашних вулканов» — преступление и позор для настоящего охотника!


Подводя итог, хочется по традиции пожелать всем охотникам-гончатникам удачи и терпения в этом трудном деле содержания собак и ни пуха ни пера (хвоста) на охоте!

С.И.Корнев 7 марта 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑