Четвертый

У многих из нас вызывает легкое придыхание упоминание о Большой африканской пятерке. Кто-то делает понимающий вид, когда речь заходит о Большом шлеме испанских козерогов, а кто-то вмиг оживляется, видя в трофейной комнате четырех по-разному окрашенных спринбоков из Южной Африки. Но есть те, кто считает, что ничто не может сравниться с Большим шлемом американских баранов.

 ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

 ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

В мире не так много охотников (пара тысяч), обладающих легендарным Большим шлемом североамериканских диких баранов, куда входят баран Дали, баран Стоуна, толсторог скалистых гор и пустынный толсторог.

Несколько сотен охотников имеют эту награду дважды, и несколько десятков получили ее трижды.

Среди этих счастливчиков теперь и мой давний клиент и друг Сергей Ястржембский. Чтобы закрыть шлем североамериканских баранов, ему не хватало лишь одного толсторога Скалистых гор.

До этого он уже трижды охотился на него в Канаде, Западной Альберте, но каждый раз что-то не срасталось, и он возвращался домой без трофея, надеясь, что в следующий раз уж точно…

 

ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

Охота в этой части Скалистых гор чуть дешевле, чем в Британской Колумбии, но плотность животных меньше. Труднодоступные огромные территории горных хребтов и переменчивая погода делают эту охоту сложной. Конечно, можно охотиться на толсторога и в Штатах, где и горы попроще, и зверя побольше, но…

Велик список желающих участвовать в розыгрыше лицензий, ежегодно выделяемых властями Штатов, расположенных на территориях, по которым проходят горные цепи Скалистых гор. Да и участие в розыгрыше — это лотерея, и непонятно, сколько лет можно ждать счастливого шанса, если он вообще когда-либо представится.

Для особо нетерпеливых есть еще одна возможность получить право на охоту на вожделенный трофей в США — участие в аукционах, на которых ежегодно в различных Штатах розыгрываются одна или две лицензии.

Чаще всего такие аукционы приурочены к ежегодным конвенциям различных природоохранных организаций, таких как Международный сафари-клуб, клуб Большой шлем ОVIS и Фонд защиты диких баранов Америки.

Но, надо сказать, часто власти Штатов делают участие в них настоящим шоу и цены на охоту измеряются несколькими сотнями тысяч долларов. Правда, победитель знает, что потраченные деньги пойдут на охрану того или иного вида баранов, к тому же сумма его подоходного налога автоматически уменьшится на сумму, потраченную на охоту.

 

Счастливый миг удачи. ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

Среди моих клиентов мало тех, кто готов участвовать в таких безумных соревнованиях тщеславия, зато немало тех, кто доверяет моему опыту и для кого мне удается приобретать разрешения не на столь престижных и пафосных аукционах, о которых я сказал выше, а на тех, что устраиваются в индейских резервациях.

Поэтому, когда мне удалось выкупить в Монтане за разумные деньги такую лицензию для Сергея, нашей радости не было предела. Хочу заметить, что все описанное происходило в 2020 году, когда никто еще не мог подумать, что пандемия приведет к закрытию границ страны почти на два года. Мне удалось перенести охоту с сентября 2020 года на более позднее время.

А тут как раз подоспела информация, что Сергей номинирован на получение престижной награды Конклина (Сoncklin Award), которую ему планировали вручить на одной из «баранячьих» конвенций в Рино. Так что к всеобщему удовольствию мне удалось согласовать охоту Сергея сразу после вручения ему награды, которое было запланировано на 15 января 2022 года в Неваде.

На бумаге все выглядело отлично. Однако жизнь внесла свои коррективы в наши планы. И если вручению награды могло помешать только стихийное бедствие или пандемия, то охота в значительной степени зависела от погоды.

Награду Сергей получил, как и планировалось. А вот природа совсем не хотела помогать нашим планам. Весь декабрь стояла сухая, теплая и бесснежная погода, все бараны находились высоко в горах. Наконец в начале января пришел многообещающий прогноз: понижение температуры и снегопады.

Причем снега оказалось непривычно много. Его обилие и серьезные морозы не позволили выбраться в район охоты нашим разведчикам, задачей которых было найти трофейных баранов ко дню нашего прибытия.

И наш опыт, и опыт индейцев племени черноногих, на территории которых мы должны были охотиться, говорил, что снег заставит баранов спуститься к подножию гор. Ничего не мешало началу наших приключений, но благоприятная для нас информация от партнеров в Монтане, с которыми у нас была постоянная связь, никак не приходила…

 

Высокая плотность животных позволяет увидеть их прямо с дороги. ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

Наконец ветер на несколько часов разогнал тучи, и наши индейские друзья устремились в горы на разведку, а мы по-прежнему сидели в гостинице в Неваде в ожидании известий. Практически сразу нам доложили по телефону, что разведчики обнаружили две большие группы животных, в каждой из которых находились трофейные самцы легального размера.

Это означает, что длина бараньих рогов составляет не менее ¾ полного оборота рога при взгляде в профиль. И все бы хорошо, но погода опять ухудшилась, и мы были вынуждены сидеть в гостинице. Шесть дней погода играла на наших нервах, после чего, наконец, позволила вылететь нам в Грейт Фолс, небольшой городок, расположенный в Монтане.

В аэропорту нас встретил мой партнер Зах. По пути в гостиницу он рассказал нам об особенностях климата в этом месте. Земли индейцев племени черноногих расположены на западных склонах национального парка Глейшер. Самая высокая отметка здесь — 3190 метров.

Cкалистые горы делят земли Штата на две разные климатические зоны: западную, где господствует умеренный климат, формирующийся под влиянием Тихого океана, и восточную с преобладанием континентального климата с резкими перепадами температур, холодными северными ветрами и длительными снегопадами. Мы будем охотиться как раз в зоне неустойчивого климата, где температура может меняться в течение дня от +5° до –30°.

Утром мы загрузились в пикап Заха и отправились в городок с характерным названием Браунинг. На месте Зах познакомил нас с людьми, отвечающими за организацию охоты Сергея. Наши хозяева дружелюбны и охотно делятся информацией, полученной от разведчиков территории.

Через несколько минут после того, как мы выбрались из трака, я в полной мере ощутил, что мы находимся в Скалистых горах. При 86%-ной влажности и температуре воздуха –15° охота обещала быть сродни экстриму. Но это завтра, а пока мы разместились в местном отеле, который несколько дней будет нашим домом.

 

Черноногие (Blackfoot) — племя североамериканских индейцев, проживающих в районе Великих равнин и прерий штата Монтана (США), а также в провинции Альберта (Канада). По легенде, названы так по цвету мокасин, подошву которых красили в черный цвет. Изначально были охотниками и собирателями. Позднее, когда в Америке появились лошади, черноногие перешли, как и многие другие племена, к конной охоте на бизонов. Занимались также рыболовством, земледелием, выращиванием табака. ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

Следующий день поприветствовал нас хмурым небом. На траке мы отправились на север к границе с Канадой и примерно через час свернули с шоссе. Индейские проводники, которые должны были охотиться с нами, уже ждали нас на своих снегоходах.

А между тем ветер, забираясь под теплые куртки и выгоняя из них остатки тепла, превращал –15° во все –25°. К тому же он начисто сдувал со склонов снег, на котором хорошо были видны следы баранов, что облегчало бы их поиск.

В общем, через пару часов мучений Зах решил поворачивать назад к машине, но не тут то было. Двое наших проводников-индейцев не захотели терять светлое время и предложили продолжить поиски следов баранов, а если повезет, то и самих баранов.

 

Большой шлем баранов Америки закрыт. Ура! ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

Что касается нас, то нам уже хватило впечатлений от Скалистых гор, и мы мечтали только об одном — о порции выпивки в теплой гостинице. Мы уже поняли, почему охота в Скалистых горах на толсторога считается одной из самых трудных. Среди всех охот у этой по статистике самый низкий уровень удачливости.

Вспоминается замечательный американский писатель, путешественник и охотник на крупную дичь Джек О`Коннор (1902–1978), который говорил, что охота на толсторога — это «сливки горных охот».

«Старый толсторог, — писал он, — приведет охотника в самую прекрасную страну, которую он когда-либо видел. Он измотает его, подарит баранью лихорадку и разобьет его сердце; и если охотник относится к типу людей, восприимчивых к бараньей лихорадке, он никогда не будет полностью счастлив, охотясь на что-то другое». 

 

Взгляд на предгорье Скалистых гор с востока. ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

Два дня нас не покидала мысль, что мы оказались в каком-то проклятом месте. Мы хотели самого малого — просто пойти на охоту, но охота упорно держала нас взаперти. Низкая облачность наглухо закрывала склоны гор, и ветер не давал ни малейшей возможности находиться вне помещения. Скорость его достигала 70 километров в час.

Единственное, что нам оставалось, — это сидеть и ждать. Чтобы хоть как-то убить время, мы рассказывали друг другу о своих охотах и приключениях, благо каждому из нас было что вспомнить.

Особенно интересны были рассказы Сергея о его работе дипломатом и о том, как он стал трофейным охотником. Благодаря его рассказам мы с Захом поняли, как важно для Сергея добыть этого барана. У него в коллекции уже были три четверти североамериканского Большого шлема баранов. оставался этот последний.

В случае успеха Сергей бы закрыл 25 трофейных животных Америки, и тогда ему оставался бы один шажок до попадания в пантеон славы Международного сафари-клуба.

Он рассказал нам о своих трех неудачных попытках добыть толсторога и о твердом намерении достичь цели если не в этот раз, то в следующий. Мы поняли, что он не собирается останавливаться, пока не достигнет успеха. Надо признаться, его позиция меня восхищала

 

Глубокий снег — серьезная преграда для охоты: ни пройти ни проехать. ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

На четвертый день наши слабые молитвы были услышаны: над белоснежными горами сияло голубое небо с редкими облаками, но главное, было безветренно. С самого утра мы направились к отдельно стоящей горе, похожей на низкий стол.

Для индейцев она обладала большим сакральным смыслом, и они называли ее Большой Вождь. Движение автомобилей по дороге к Большому Вождю обычно открыто с середины мая до середины сентября, а значит, на территории от национального парка Уотертон-Лейкс до парка Глейшер мы были единственными.

Остановив пикап прямо на обочине, наши индейские друзья занялись разведением костерка, а затем стали просить духов гор помощи в охоте. Тем временем Зах успел установить на треногу зрительную трубу. Хотя с того места, где мы находились, мы не увидели баранов, наши местные друзья были абсолютно уверены в успехе охоты после своих молитв и принесения духам даров.

 

ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

Еще несколько километров мы передвигались на снегоходах, но чем ближе подступали к горам, тем меньше снега оставалось на грунте. Этот дьявольский ветер, мучивший нас несколько дней подряд, сдул весь снег до камней.

Я не понимал, что мы собираемся делать на голых скалах, но проводники объяснили, что эти места только выглядят безжизненной пустыней, однако вероятность найти баранов именно здесь гораздо выше, чем на более привлекательных, на первый взгляд, заснеженных склонах.

 

ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

Медленно передвигаясь по каменистым россыпям на снегоходах, мы постоянно делали остановки и в бинокли и зрительные трубы исследовали открывающиеся склоны хребтов. Чем дольше мы продвигались вглубь горной страны, тем больше возрастало напряжение. Казалось, сам воздух пропитался нетерпением и ожиданием какого-то действия, которое должно начаться в следующую секунду, однако не начиналось.

Волнение команды достигло максимума, когда Зах в трубу заметил первого барана. Сначала на склоне горы появился один рогач, затем второй, молодой. Прошло не более минуты, когда проводник-индеец сказал, что видит трофейного самца. Мы были все еще достаточно далеко, чтобы оценить размер его рогов и понять, достиг ли он легального размера, достаточного для отстрела.

С этого момента мы оставили снегоходы и продолжили движение на ногах. Рельеф и ветер подыграли нам, и вскоре мы подошли на расстояние 300 метров к тому месту, где впервые заметили животных.

Спрятавшись за небольшим возвышением, Зах осторожно установил трубу на треногу и, стараясь не высовываться, лежа прильнул к окуляру трубы и стал сканировать метр за метром лежащее перед нами пространство. Не прошло и минуты, как он поманил к себе Сергея и уступил место у треноги.

 

Кто охотился на толсторога, знает, что львиная доля времени, энергии и сил уходит на поиск зверя в бинокль. ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

В трехстах метрах от нас стоял боком к нам превосходный старый самец и медленно щипал скудную растительность. С этого места было трудно произвести уверенный выстрел, не спугнув животное, поэтому, пользуясь неровностью рельефа, мы подошли к трофейному рогачу еще ближе. Нас разделяли всего 150 метров.

Сергей удобно устроился на склоне, подложил под карабин рюкзак, еще раз проверил дистанцию, направление ветра и тщательно прицелился. Огромный опыт горных охот подсказывал ему, что и как нужно делать в эти секунды. Прозвучал выстрел, и баран рухнул на землю. Было абсолютно ясно, что он умер до того, как упал.

Еще мгновение мы хранили молчание, переживая момент триумфа Сергея. Даже индейцы оставались с каменными лицами под впечатлением момента. Но прошло несколько секунд, и широкие улыбки сменили бесстрастие на их лицах.

Только после этого мы бросились обнимать и поздравлять Сергея с отличным выстрелом и добытым трофеем.

 

Священная гора индейцев племени черноногих — Большой Вождь. ФОТО: ДАРРЕН ЭПП, СЕРГЕЙ ЯСТРЖЕМБСКИЙ

Превосходный толсторог девяти лет лежал на холодных камнях Скалистых гор, знаменуя собой еще одну страницу охотничьей жизни Сергея. Мы тщательно обследовали и измерили добытого рогача. Частично обломанные кончики рогов и многочисленные шрамы на шкуре говорили о том, что он прожил долгую и бурную жизнь.

Конечно же, были сделаны десятки фотографий счастливого охотника с добытым бараном, в том числе со вскинутой вверх рукой и четырьмя раскрытыми пальцами, означающими, что Большой шлем североамериканских баранов успешно закрыт.

Трудная, но успешная охота завершилась, пора отправляться домой. Мы знали, что расстаемся лишь на время, пока нас не охватит приступ горной бараньей лихорадки.

Эрих Мюллер 30 апреля 2022 в 11:34







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований





наверх ↑