Природа. Охота. Человек

Борьба с охотой напоминает яростные выступления старой девы, требующей кастрировать всех мужиков, т.к. у них есть возможность совершить насилие.

ФОТО АННЫ ШУБКИНОЙ

ФОТО АННЫ ШУБКИНОЙ

При обсуждении темы охоты и охотхозяйства принято ограничиваться экономическим, ресурсным значением (пушнина, экологически чистые продукты, занятость населения отдаленных районов, выживание малых народов, традиционные системы жизнеобеспечения, спорт, туризм).

При этом забывается, что охота — это форма природопользования, регуляция отношений «человек — природа» при участии специалистов-практиков, ученых и пользователей-охотников.

ЧТО ЕСТЬ ОХОТА?

Правильная охота — это установление баланса потребностей человека и возможностей природных систем при сохранении биологического разнообразия. Но как это может быть достигнуто?

Разумеется, необходима чистая наука (исследование живых организмов, существующих экосистем и поддержание биоразнообразия), прикладные работы (оценка потребностей человека и возможностей их реализации в данных условиях) и практика охоты (набор приемов и навыков изъятия животных без вреда для экосистем). Исключение любого компонента из этой триады разрушает ее.

В этом контексте охота с собакой — неистощительный способ природопользования. Применение охотничьих собак повышает качество и безопасность охотничьего процесса.

Качество — это не только отсутствие подранков, медленно погибающих от ран, но и изъятие неблагополучных животных.

Как и мы, дикие звери и птицы неравноценны по состоянию здоровья, а охотничьи собаки, как и другие наземные хищники, избирательно атакуют не самых здоровых, что очищает популяции от менее приспособленных. Человек, в отличие от хищников и охотничьих собак, не способен оценивать приспособленность.

 

Сохранение пород охотничьих собак означает сбережение их генофондов — результатов селекции и культуры работы с ними, национального достояния, созданного поколениями русских селекционеров и охотников. На фото: Владимир Рабочев и его борзые с трофеем. ФОТО АННЫ ШУБКИНОЙ

Охотничье собаководство как отрасль животноводства включает комплекс методов использования, поддержания и сохранения пород собак, адаптированных для природных систем РФ.

Его основополагающие неразделимые элементы — поголовье породистых собак, необходимое и достаточное для отбора и воспроизводства, и пользователи-охотники, имеющие навыки и знания.

Знания лишь частично формализованы в правилах охоты и проверки (испытаний и выставок) собак, в некоторой степени они описаны в художественной и научной литературе. Навыки передаются при практическом обучении работе с собаками: выращивании, тренировке для выставок и испытаний и, конечно, во время охоты.

Племенное поголовье породистых охотничьих собак в РФ невелико. По данным Ассоциации РОРС (единственной организации РФ, проводящей учет охотничьих собак с доказанными признаками пород), общее количество — менее 70 тысяч собак 44 пород, которым разрешен допуск на испытания и охоту.

Ежегодное возобновление — менее 3000 голов, две трети которых составляют лайки и норные (10 или 12 пород), чьи качества проверяют на 152 легальных испытательно-тренировочных станциях.

Обучение и проверка собак на ИТС — гуманная и контролируемая процедура по сравнению со «старинным методом» — использованием подранков. Звери, используемые на ИТС, обычно живут дольше своих диких сородичей.

Это связано не только с профессиональным уходом (подготовка каждого зверя требует немалых сил и средств), но и с тем, что собаки легально допускаемых на ИТС пород физически не способны нанести им серьезные травмы.

Например, лайка не может порвать медведя, кабана, да это и не является ее задачей, она должна отвлечь внимание зверя, приостановить его, позволяя охотнику подойти на выстрел или сбежать от атакующего.

Самая злобная норная собака не может удавить взрослого барсука, но ее наскоки и лай, резонирующий в норе, создают звуковой фон (мерзейший), который и вынуждает зверя выходить на поверхность.

Собственно, породы собак, проверяемые на ИТС, не предназначены для самостоятельного уничтожения зверя, они помогают охотнику найти добычу, приблизиться к ней. При форс-мажоре (ошибка охотника или слишком серьезный зверь) они дают человеку несколько секунд, чтобы перезарядить оружие или увернуться...

 

Широкие массы против убийства животных, но не против холодца и гуся на рождественском столе. ФОТО ИВАНА АБАТУРОВА/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 4.0)

Использование и сохранение пород невозможно без отбора по рабочим качествам, его отсутствие неизбежно ведет к изменению физиологии, поведения и внешнего вида, то есть к разрушению пород и их потере.

Для сохранения пород (уникальных генетических композиций) необходимо достаточно большое поголовье, поэтому племенная работа тяготеет к крупным населенным пунктам, а часть испытаний проходит неподалеку.

Нельзя уничтожать систему испытаний, т.к. ее прекращение приведет к вымиранию пород — невосстановимых плодов труда многих поколений людей.

В последние годы и интернет, и улицы городов заполнены рекламой зооспасателей и приютов.

Прекрасные идеи нести ответственность за зверя, которого взял в дом, и помогать бездомышам вывернуты наизнанку, а люди, работающие с породистыми собаками, получили клеймо торговцев-разведенцев и почему-то поголовно именуются заводчиками.

В ответ на агрессивную рекламу «добра из приюта» появился весьма неудачный лозунг «Спаси породу, купи у заводчика». Печально, но к поддержанию и сохранению пород этот призыв не имеет никакого отношения.

Породы требуют знаний, опыта и труда. Они были созданы и существуют благодаря отбору (избирательное разведение зверей с определенными признаками) и выбраковке (исключение из разведения зверей с иными признаками).

И самый опытный владелец собаки или заводчик никогда не может быть уверен в том, что выбранный щенок действительно войдет в породу и послужит ее сохранению.

Признаки породы формируются у каждой собаки индивидуально в течение ее жизни. Существуют желательные и нежелательные вариации и отклонения, основанные на сочетании генетических факторов и особенностей развития.

 

К началу ХХI века доля сельского населения РФ (24–27 %) стала втрое меньше, чем городского (73–76 %). Изменение пропорций населения, его распределения и уклада жизни разрушило существовавшие культурные коды и в частности привело к опасной недооценке смысла и значения охоты, охотничьего хозяйства и охотничьего собаководства. Люди сосредоточены на 12 % площади страны, тогда как охотничьи угодья 1,5 млрд га составляют более 88 %. ФОТО АНТОНА ЖУРАВКОВА

Чтобы оценить эти признаки, кровных собак полагается представлять на выставках (оценка внешнего вида, т.е. экстерьера) и испытаниях (оценка поведения и физиологии, т.е. рабочих качеств). Участие в выставках и испытаниях не является самоцелью, это способ оценить пригодность собак для использования в племенной работе.

Это только часть работы с породами, но она основана не на праве собственности («возьми щенка»), а на знаниях и многолетнем труде многих людей.

ОТ ГОМИНИД К ЧЕЛОВЕКУ

А теперь рассмотрим одну из теорий происхождения человечества, согласно которой именно совместная охота с волком «сделала» человека, то есть помогла осуществить прорыв за край своей ниши.
Предковая форма человека — неспециализированное растительноядное. Растительная пища и собирательство обеспечивают жизнь, получение незаменимых аминокислот дополняют попадающиеся мышки-птички-рыбки-насекомые.

Старые и малые кормятся вместе со всеми, пока хватает еды, и гибнут первыми, если ее мало. Изменения климата и сезонной продуктивности растений вынудили часть гоминид (предковая форма человека, прямоходящие приматы) менять стратегии выживания.

Кто-то откочевал в теплые края, кто-то не смог, хотя выжить стремились все. И возможность для этого была.

Прежде всего требовалась эффективная пища — животный белок. Однако травоядные совсем не спешили принести себя в жертву, а специализированных адаптаций хищника (хотя бы зубов и когтей) у гоминид не было.

Иногда выручали остатки еды от хищников, но этого хватало не всем, и гоминиды были вынуждены начинать охотиться, используя подручные средства (палки и камни), что несколько повышало успешность охоты. Те группы, в которых охота была успешна, не только выживали, но и прогрессировали.

Расширилось применение и сложность орудий, появились те, кто их лучше делал, и те, кто лучше их применял. Все более сложные взаимодействия возникали в группах бывших собирателей. Прорывом стало появление биологических партнеров: некоторые гоминиды начали взаимодействовать на охоте со специализированным хищником — волком.

Сложность и вариабельность поведения волка описаны многократно, он до сих пор является культовым зверем, и не зря. Совместная охота с хищником позволила компенсировать отсутствие у гоминид необходимых для охоты морфологических адаптаций тела и увеличить потребление животных белков, что способствовало эволюции мозга.

Но не менее важным было другое: научиться тонко согласовывать свои действия с животными другого вида, использовать чуждую систему знаков – фактически изучать иностранный язык. Это обеспечило дальнейшее развития сознания и создало новый фактор отбора…

 

Термин «правильная охота» стал общеупотребительным после 1872 года, когда по инициативе В.А. Шереметева в России было создано «Императорское Общество размножения охотничьих и промысловых животных и правильной охоты». Стоит обратить внимание, что размножение животных упомянуто раньше охоты. Сегодня более популярен термин «неистощительная охота». ФОТО SHUTTERSTOCK

В результате объединения с волком из растительноядных получился успешный неспециализированный хищник широкого профиля, которому не требовались морфологические адаптации, чтобы занять новую нишу.

Хищничество работало на формирование и укрепление групп: групповое поведение повышает энергетическую эффективность охоты, облегчает заботу о потомках и позволяет сохранять старых. Оптимальным было добывание достаточно крупных животных, но отсутствовали адаптивные изменения тела и челюстного аппарата.

Успеха добились благодаря применению простейших орудий и групповой охоте вместе со специализированным хищником. Совместная охота с волками позволила гоминидам выйти за пределы своей экологической ниши без радикальных изменений строения тела, но обеспечила развитие мозга и усложнение поведения, т.е. сделала человеком.

ЧТО ПРОИСХОДИТ СЕЙЧАС?

Массовый переезд в города (снижение доли сельского населения) привел к утере простейших навыков обращения с животными других видов.

Непрерывно происходят трагедии с дикими и домашними животными: порванные или покусанные дети, изуродованные, выброшенные или принудительно спасаемые звери, которых вынуждают жить с постоянной болью всю их короткую жизнь, карантины по бешенству в крупнейшем мегаполисе...

В общем и целом это утеря знаний и практических навыков сосуществования с животными других видов как на уровне общества, так и у отдельных личностей. Не исключено, что она сопровождается снижением способностей к взаимопониманию в целом и развитием компенсаторных реакций.

Происходит дальнейшее изменение экологической ниши человека и прекращение отбора по способности к взаимодействию, того самого, который позволил стать человеком.

 

Групповая охота гоминид стала успешной благодаря кооперации с волком, но она потребовала взаимной координации действий, основанной на использовании сигналов иного вида: возник отбор, поддерживавший эту способность. ФОТО SHUTTERSTOCK

Жизнь становится все более стерильной и сюрреалистичной: бананы растут в «Магнитах», Курочка Ряба никак не связана с куриными окорочками, кони — это друзья, но никак не элемент сырокопченой колбасы…

Широкие народные массы требуют наказать гуся, ущипнувшего ребенка, кошку, поймавшую очаровательную мышку, собаку, схватившую кошку… Как это лечить? Разовые контакты с животными бесполезны, что показал опыт контактных зоопарков.

Принудительное обучение невозможно. Но восстановление навыков обращения с животными необходимо, если не переходить к жизни в стерилизованной среде.

Одним из реальных путей восстановления культуры взаимодействия с животными, дикими и домашними, является правильная охота.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

Приобретение навыков взаимодействия с животными происходит на охоте естественным образом: новые участники с удивлением обнаруживают, что поведение зверья упорядочено, узнают, как к ним можно приблизиться и что их пугает.

Они учатся использованию собаки, старого партнера человека, и узнают на собственном опыте, на что он способен… Собственно, они повторяют путь первых гоминид, переходивших от собирательства к активной охоте, поэтому сегодня охота совсем не устарела.

Просто на первый план в современном мире выходит ее новая функция — обучение жизни в природе и совместной жизни с представителями других видов.

ОБ АВТОРЕ

Анна Владимировна ШУБКИНА, к.б.н., старший научный сотрудник ИПЭЭ РАН, эксперт по породам и испытаниям борзых собак, автор и соавтор двух монографий и более 90 научных и научно-популярных статей на русском и английском языках.

Область научных интересов: эволюция сложных форм поведения млекопитающих, экспериментальное изучение системы «хищник — жертва», поддержание и сохранение нативных пород борзых.

Анна Шубкина 26 марта 2020 в 12:39






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 2
    Владимир Горлевский офлайн
    #1  26 марта 2020 в 15:43

    «…Охота — это форма природопользования, регуляция отношений «человек — природа» при участии специалистов-практиков, ученых и пользователей-охотников.
    …Правильная охота — это установление баланса потребностей человека и возможностей природных систем при сохранении биологического разнообразия.
    …охота с собакой — неистощительный способ природопользования».
    Мысли, изложенные подобной словесной казуистикой, может и к месту в диссертациях и научных диспутах, но вряд ли будут восприняты массовым читателем-охотником. Не считаю себя «малограмотным», но читая этот материал, неоднократно ловил себя на том, что требовалось «притормозить», прочесть ещё раз-другой, чтобы понять смысл написанного.
    Если бы не редакционная сноска об авторе, я бы посчитал этот материал копирайтерским «трудом» - «винегретом» из прописных истин и экскурсов в «науку».

    Теперь о фразе (из уст эксперта?!), вызывающей недоумение.
    Цитирую: «Самая злобная норная собака не может удавить взрослого барсука, но ее наскоки и лай, резонирующий в норе, создают звуковой фон (мерзейший), который и вынуждает зверя выходить на поверхность».
    Во-первых. Цель работы норной собаки по барсуку в естественной норе – загнать зверя в тупик (или котел), «держать» его там и не дать закопаться, пока охотник вскрывает нору, ориентируясь на лай. Во вторых. Выход здорового, взрослого барсука из норы из-под собаки – большая редкость. В третьих. При работе собак, способных выгнать барсука, в норе слышен не «мерзейший звуковой фон от лая», а всего лишь рычание! Собака практически непрерывно работает хватами и лаять ей просто некогда – рот занят.
    То есть, по мнению автора, барсука выгоняет ЗВУКОВОЙ ФОН ОТ ЛАЯ, РЕЗОНИРУЮЩИЙ В НОРЕ!
    Какой РЕЗОНАНС в ЗЕМЛЯНОЙ норе произвольной конфигурации? Сомневаюсь, что автор слушал хотя бы раз лай собаки, работающей в естественной норе.

    Ответить
  • 0
    Игорь Дагаев офлайн
    #2  27 марта 2020 в 22:21

    А я до сих пор не могу сформулировать - что такое охота? Первобытный зов еще того древнего охотника-хозяина леса, наверное). Способ протеста цивилизации, может быть. Но точно не убийство зверя, как первопричина.

    Ответить
  • 0
    Александр Воробьев офлайн
    #3  7 июня 2020 в 18:37

    Как о сером журавле, который бывает только пролетом...

    Ответить
  • 0
    КСН офлайн
    #4  7 июня 2020 в 22:18

    "сохранение нативных пород борзых".
    За такое издевательство над русским языком наказывать надо!
    "охотничьи собаки, как и другие наземные хищники, избирательно атакуют не самых здоровых" - мадам чудит по полной.

    Ответить



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑