Мозамбик: чудеса природоохранной охоты

Запад Мозамбика, где могучая Замбези, разливаясь, образует огромную дельту, — это настоящий рай для диких животных. Именно здесь год назад по инициативе охотников начался самый амбициозный проект Африки по реинтродукции львов.

Фото Shutterstock.com

Фото Shutterstock.com

Вождь Тозо, отвечая на мой вопрос об отношении местного населения к проекту «24 льва», не спеша, рассуждает:

«Мы, конечно, боимся львов. Но до сих пор не было случая, чтобы этот хищник напал на человека. Для нас это важный проект, так как львы привлекут новых охотников, а они в свою очередь привезут больше денег для общины.

Ведь нам правительство отдает 20 % от доходов, полученных от охоты. А это, поверьте, очень важные для нас деньги!»

На сегодняшний день успех предприятия очевиден, но первый шаг к этому грандиозному проекту был сделан 25 лет назад, когда в этих местах обосновался профессиональный охотник Марк Холдейн.

СХВАТКА С БРАКОНЬЕРАМИ

В ту пору Мозамбик представлял собой жалкое зрелище. Страна с трудом и болью выкарабкивалась из трясины кровопролитной гражданской войны, которая длилась 16 лет и унесла не менее одного миллиона жизней. Повсюду царили разруха и нищета.

Дикой природе был нанесен, казалось, непоправимый ущерб. Враждующие стороны — марксисты и националисты — тысячами уничтожали диких зверей, к которым относились как к бесплатному и легко доступному провианту. Особенно досталось слонам и буйволам, чьим мясом можно было накормить сразу много людей.

Местное браконьерство также процветало. Впрочем, по-другому и быть не могло: при полном безвластии люди были брошены на произвол судьбы. О трофейной или, говоря современным языком, природосберегающей охоте тогда мог мечтать только безумец.

И тем не менее трудности не остановили молодого профессионального охотника Марка Холдейна, уроженца ЮАР и бура в пятом поколении.

Родовые достоинства буров — волевой характер, настойчивость и трудолюбие — пригодились Марку, который стал первым аутфитером, получившим юридические права на охотничью концессию в стране, где никто не имел ни малейшего представления о цивилизованной охоте.

Сегодня основанная Марком «Замбези дельта Сафарис» является крупнейшим оператором Мозамбика, в аренде которого более 200 тысяч га охотничьих угодий. Компания дает 30 % от всего дохода охотничьей индустрии страны.

К примеру, в 2018 году Марк перевел в национальную казну немногим меньше полумиллиона долларов. А такого количества диких животных, которое мы увидели из кабины «Робинсона» на заливных лугах дельты, я не встречал за 22 года охоты в Африке. Но так было не всегда.

 — Когда мы появились в этих краях, — вспоминал Марк, — диких животных было так мало, что ни о какой охоте не могло быть и речи. Гражданская война — это бойня и для людей, и для зверей. При первом учете в 1994 году мы насчитали во всей дельте 1200 буйволов, 44 сейбла, 4–5 зебр...

В настоящее время только в угодьях Марка обитают 8 тысяч буйволов, более 3 тысяч сейблов, 700 зебр, тысячи водяных антилоп, ридбаков, бородавочников, красных дукеров, суни, бушпигов, сотни бегемотов и многих других видов дичи.

Обосновавшись в дельте и набрав сотрудников, Марк прежде всего начал с масштабных антибраконьерских операций. Разъяснительная деятельность в местных общинах сочеталась с ежедневными рейдами и арестами нарушителей закона.

В первое время задерживали и передавали полиции до 200 браконьеров в год. Сейчас это число сократилось в пять раз. При этом зона контроля (1 млн га) намного превышает охотничьи угодья компании: практически все операторы, работающие в дельте, попросились под «антибраконьерский зонтик» Марка.

В команду рейнджеров, занимающихся исключительно защитой дельты, входят 20 местных жителей, среди которых, понятное дело, несколько бывших бракуш. Подчиняются эти люди бригадиру зулусу Мфана, который, как и босс компании, выходец из ЮАР. Сменяя друг друга, эти люди постоянно находятся в буше и дельте в поисках незваных гостей.

Следы их присутствия обнаруживают, как правило, с вертолета, который ежедневно облетает дельту. Заметив дымок от костра, на котором обычно вялится или поджаривается мясо, летчик по радио вызывает патруль на мопедах, чтобы захватить браконьеров с поличным.

Как правило, ими оказываются люди из деревень или мелких городков, находящихся по периметру дельты. Среди местного населения желающих бросить вызов Мфане и его парням больше не осталось.

Сработали два фактора: страх перед неотвратимым наказанием и бесплатное мясо, которое регулярно компания раздает жителям. Действует всем известное правило: семья пойманного браконьера на три месяца лишается права на дармовое мясо.

Нам повезло заснять поимку двух бракуш и понаблюдать за слаженной работой рейнджеров. Помимо задержанных, которые, полагаю, избежали воспитательной процедуры только благодаря нашему присутствию, рейнджеры захватили два восьмикилограммовых капкана устрашающего вида и тушу крупного ридбака, задушенного проволочной петлей.

Признаюсь, увидев, как извлекаются из песка искусно спрятанные металлические монстры, я покинул буш, стараясь ступать след в след шедшему передо мной рейнджеру.

Остановив железной рукой вакханалию браконьерства, Марк через какое-то время заметил, что между членами его компании и местным населением возникло сильное отчуждение.

— Тогда я понял, — делился со мной Марк, — что, если мы хотим окончательно выиграть войну против браконьерства, одного насилия мало, важно завоевать доверие и поддержку местной общины.

КНУТ ПЛЮС ПРЯНИК

Компания начала выстраивать новые отношения как раз с бесплатной раздачи мяса, которое добывали охотники.

По мере роста плотности зверя Марк с согласия мозамбикских властей установил ежегодную квоту для местной общины (1200 человек), и теперь специально для нее ежегодно отстреливается 60 ридбаков, к которым добавляется мясо буйволов, взятых клиентами.

Прибавка к традиционному питанию получилась солидной. Так, в 2018 году на круг вышло более 30 тонн превосходного мяса дичи.

Раздача мяса стала поворотным пунктом в отношениях с общиной, принадлежащей к народности сена, которая — немаловажная деталь — в годы кровавых междоусобиц всецело поддерживала оппозицию. Надо ли говорить, что победители в последнюю очередь думают о благосостоянии своих вчерашних врагов?

Помимо овощей, фруктов, маиса и корнеплодов в традиционное меню аборигенов входит речная рыба, на которую столь богата Замбези. В рыбалке никого не ограничивают. Компания закрывает глаза на то, что и стар и млад рыбачат без лицензий, игнорируя предписания государства. Такая гибкость помогла Марку найти нужную «химию» в отношениях с сена.

По инициативе компании появилась просторная школа для детворы, которая училась до этого под кроной большого дерева. Для детей приобрели форму. На средства клиентов-охотников построили стационарный медпункт.

Каждый год перед посевной Марк приобретает семена (прежде всего кукурузы), которые бесплатно раздаются по 5 кг каждой семье. При этом (слышу об этом впервые) зерна пропитывают составом, который делает их несъедобными, иначе посевной материал может отправиться прямиком в котелок.

Важнейшее значение для сена имеет и то, что компания является, по сути, единственным работодателем во всей округе. В зависимости от сезона она дает работу 58–93 мозамбикцам, обеспечивая их одеждой, обувью и бесплатным мясом сверх квоты.

Вся община прекрасно знает, что в банке, расположенном в ближайшем городке, у нее есть специальный счет, куда в конце сезона поступает 20 % от суммы выплат компании государству. Так, в 2018 году на этот счет поступили $ 84 000.

И поверьте мне, это очень внушительная сумма для одной из самых бедных стран в мире, где бо́льшая часть населения выживает на один доллар в день. Поэтому здесь никого не надо агитировать за сохранение дикой природы и охоты. Сама жизнь все давно расставила по своим местам.

Это понимание и позволило компании Марка приступить к реализации проекта, о котором знает сегодня все международное сообщество охотников.

ПРОЕКТ «24 ЛЬВА»

С самого первого сезона охоты в дельте Марк по своей инициативе (несмотря на имеющиеся лицензии) исключил из списка добываемых видов львов и слонов, которых нещадно уничтожали во время войны.

С тех пор стада слонов стали многочисленными, хотя крупных таскеров с большими бивнями как не было, так и нет. Что касается львов, то их популяция росла слишком медленно, и тогда Марк задумал интродуцировать в дельту группу южноафриканских кошек, отловленных в дикой природе.

Заручившись согласием правительств обеих стран, он достаточно быстро нашел спонсоров. Финансировать проект в течение пяти лет на общую сумму $750 000 согласился фонд семьи Кабелас, владеющей большой сетью магазинов в Северной Америке для активного отдыха, включая охоту.

Это позволило в августе 2018  года начать проект по перемещению в Мозамбик 24 львов, равного которому не было в истории природосберегающей охоты в Африке.

Самое удивительное в проекте, считает его автор, что все львы «достались им бесплатно». Узнавая о проекте, южноафриканцы загорались идеей и за свой счет отлавливали в национальных парках и передавали Марку по 3–5 львов.

Собрав 24 кошки, Марк разместил их в карантине на 8 недель, после чего на 18 усыпленных львов были надеты ошейники с антеннами GPS. Со связанными лапами и завязанными глазами их доставили вертолетами прямо в дельту, минуя (с разрешения мозамбикских властей) таможенные формальности.

Перевозка львов обошлась в $100 000. До выпуска в дикую природу животьных вновь закрыли на 6 недель карантина, которые ушли на... психологическую обработку местного населения.

В компании заранее опасались негативной реакции сена на появление львов вблизи их жилищ и, чтобы правильно настроить людей, пригласили профессора-зоолога из университета в Мапуту, который обошел фактически каждый дом, рассказывая о поведении и привычках больших кошек. Однако главную помощь проекту оказал вождь Тозо.

Он собрал сход всех соплеменников, на котором объявил, что племя сена верит в дух льва, который их защищает от напастей. И призвал духов благословить возвращение львов в дикую природу.

— Для нас этот сход и речь вождя стали полной неожиданностью, — вспоминал Марк.
Это предрешило благополучный исход дела. Оставалось только переместить одну деревню (48 семей), которая оказалась поблизости от предполагаемой зоны выпуска кошек.

По достигнутой договоренности компания бесплатно перевезла всю деревню, обеспечила людей новым жильем и, как дополнительный бонус, предоставила каждой семье по одному гектару сельскохозяйственной земли. Проект «24 льва» стартовал удачно для всех.

Кошки очень быстро освоились на новой территории, изобилующей дичью. Правда, без потерь не обошлось: один лев погиб в браконьерском капкане, другого укусила кобра.

Но подошли местные львы-самцы, благодаря которым образовалось несколько прайдов, давших потомство: у двух львиц появились 7 львят, первых уроженцев дельты.

Мы без труда обнаружили их с вертолета благодаря телеметрическому оборудованию с передатчиком, который, реагируя на сигналы ошейников, указал местонахождение львиного «детского сада».

Восемнадцать львов (из тридцати одного) носят ошейники, имеющих свою частоту и свой номер. Сигнал от антенны ошейника поступает три раза в день и записывается специальной аппаратурой. Молодой аргентинец Андрис, научный ассистент проекта, фиксирует и анализирует эти сигналы, отслеживая все перемещения кошек.

В случае фиксации длительной неподвижности зверя люди отправляются с проверкой на джипе или вертушке узнать, что происходит. Именно так были обнаружены два погибших льва.

Еще одно интересное ноу-хау проекта — мониторинг того, как львы взаимодействуют с другими обитателями дельты. Для этого компания отловила и надела ошейники на шесть слонов, четырех ридбаков, четырех бородавочников и двух иландов. Перемещения всех этих красочных точек на дисплее Андриса дают ученым-зоологам, участвующим в проекте, дополнительную ценную информацию.

Марк и его люди по праву гордятся своим проектом, который наглядно показывает, как много делают охотничьи компании для защиты дикой природы и биоразнообразия. Понятное дело, никто сегодня и не помышляет об охоте на львов.

Вначале их популяция должна выйти на магическое число 50, которое гарантирует, по мнению экспертов, успех проекта.

Но у меня нет ни малейшего сомнения в том, что это произойдет благодаря профессионализму Марка Холдейна и его команды, а также поддержке проекта и охоты в целом народом сена.

Сергей Ястржембский 19 октября 2019 в 13:13






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    КСН офлайн
    #1  19 октября 2019 в 18:55

    Трофейщик С Ястржембский ничего не слышал о протравливании посевного и посадочного материала?

    Ответить
  • 0
    Александр Арапов офлайн
    #2  20 октября 2019 в 19:47

    Как-то уж всё по-ястржембски гладко.

    Ответить



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑