Бумажные звери в Ольхонских угодьях

Особое мнение по поводу общественных слушаний, состоявшихся 22 апреля 2019 г.

Фото Kevin Noble/Unsplash

Фото Kevin Noble/Unsplash

Прошло два с лишним месяца со дня так называемых «общественных слушаний по материалам обоснования лимитов изъятия объектов животного мира на территории Иркутской области, предлагаемых к установлению Министерством лесного комплекса Иркутской области в период охоты с 1 августа 2019 г. по 1 августа 2020 г., и оценки воздействия на окружающую среду».

Место проведения: с. Еланцы Ольхонского района Иркутской области.

Вот так заумно обозначено и обосновано — какое количество зверей можно добывать на охоттерритории Ольхонского района гражданам, в основном не проживающим в районе, этой осенью, зимой и летом по результатам проведения учетных работ в январе — феврале этого года.

Ощущение присутствия обмана и откровенного вранья в ходе этих слушаний не проходило.

Уважаемые читатели, охотники — любители района, посудите сами: общая площадь охотугодий в районе 553 тыс. га, из них 450 тыс. га сданы в аренду сторонним пользователям, не проживающим в районе.

Понятно, местным жителям, за очень малым исключением, доступ туда закрыт. В состав общедоступных охотугодий, составляющих до этого всего 3,2%, хотя по закону № 209 «Об охоте» должны быть не менее 20%, в 2016 году были включены 43 тыс. га межхозяйственных лесов — это бывшие леса колхозов, совхозов.

Характеристика этих лесов как охотугодий следующая: это разрозненные участки лесов, находящихся вокруг населенных пунктов, частично включенных в территорию нацпарка, так называемые «лисьи», «козьи» перелески, как охотугодья — низкопродуктивны. И все об этом знают!

Тем не менее на них выдается большая часть разрешений на копытных и другие виды для местного населения.

Вопрос — почему включение 10% межхозяйственных лесов — «суррогатных» охотугодий в состав общедоступных привело к увеличению поголовья копытных почти на 40%; других видов, видимо, тоже?

Предыдущие многолетние учетные данные до 2015 г. отличались по годам незначительно, колебания составляли 3–5% — и это, естественно, соответствует допустимой погрешности.

Ну не может популяция в условиях естественного выживания сокращения территории обитания вследствие вырубок и пожаров, а также жесткого прессинга соответственно экипированных современных охотников, не то что увеличиться на 40%, но и сохраниться на естественном уровне.

Проведя условные параллели, возникает вопрос — может ли население райцентра с. Еланцы — 4600 человек неожиданно, без видимых причин, вырасти за год даже на 20–30%, тем не менее в тайге (по бумагам, написанным на коленке) это случилось, условия же выживания неизмеримо жестче!

«Бумажные» звери маршируют по тайге!

По данным районного охотоведа, в сезон охоты 2016–2017 гг. из 36 выданных лицензий на косулю освоено 12, из 12 лицензий на изюбра закрыто 3. Это тоже о чем-то говорит.

Можно, конечно, нам не верить, я говорю от имени 98 членов районного охотобщества, но спросите любого, независимого жителя Ольхона, охотника, и он ответит, что зверя за последние 10–15 лет стало меньше, — чем это вызвано, приходится только догадываться.

Считаю, что проведенные учеты до 2012 г. диких копытных были более объективны, хотя бы потому, что самим арендаторам охотугодий было интересно знать, сколько же диких копытных обитает в их охотугодиях, последующие учеты проведены уже с большим увеличением поголовья, так как, видимо, увеличился запрос на лицензии и их реализацию.

Если так дальше дело пойдет, то в скором времени и добывать будет некого! Арендаторам никто в подотчет под роспись зверей не сдавал. Поэтому они не несут юридически никакой ответственности за количество диких копытных и учетные работы проводят под себя.

И еще: пора бы нашему райохотоведу знать данные об отстреле диких копытных по охотхозяйствам арендаторов и по району в целом, а не по области, т.е. сколько выдано по видам и сколько добыто, и говорить об этом нашим охотникам.

Еще нужно указать один фактор по снижению численности диких копытных — это волки! Так как и на них нужно брать лицензию на отстрел, а количество волков увеличивается и добываются они эпизодически (случайно). Конкретно проблемой волков никто не занимается.

По большому счету, проводимые слушания — формальность. Доказательство тому — равнодушие, отсутствие интереса местных жителей, однако активное участие в них заинтересованных лиц доказывает именно коммерческий интерес арендаторов — чем больше квоты, тем больше лицензий можно продать по завышенным ценам, а главное — организовать процесс охоты нужным людям без лишних глаз и без каких-либо ограничений.

Таким образом, с поголовьем зверя в тайге все благополучно! Только для кого? Где же здесь место местным жителям? Статья 9 Конституции РФ гласит: «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в РФ как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории».

Разве это про нас?

Виктор Мамонтов 12 августа 2019 в 06:09






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".


Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑