Кабарга может спасти промысловых охотников

Сведения о состоянии численности кабарги остаются противоречивыми уже много лет. Как следствие, нет четкой политики по отношению к этому виду: охранять или добывать? Уже третье десятилетие одни кабаргу ловят, другие предсказывают скорую и окончательную гибель этого вида.

ФОТО SHUTTERSTOCK

ФОТО SHUTTERSTOCK

Ареал кабарги в настоящее время огромен: широкая полоса от Алтая до Тихого океана.

Темпы воспроизводства самые высокие среди копытных отечественной фауны (кроме дикого кабана).

Показатели плотности населения среди диких копытных Сибири также очень высоки: в пределах 10–20 особей на тысячу га угодий, но доходят до 40 и даже 70 на эту площадь.

При этом ареал у вида не сплошной, а очаговый и сосредоточен в местах, где трудно охотиться и проводить учетные работы.

Все это приводит к разноречивости оценок численности вида.

ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

Природа сделала кабаргу обладателем природного мускуса — дорогостоящего животного сырья, пользующегося непреходящим спросом.

В 1855 году заготовки кабарожьей струи (мускусной железы) дошли до гигантской цифры — 81 200 штук. Сравнивать эти данные с современными можно, но с учетом изменений территории государства и особенностей освоения тайги.

Так как из Тувы и с юга Дальнего Востока вплоть до первых десятилетий ХХ века все ценное охотничье сырье уходило в Китай, заготовки струи по стране наверняка были выше — минимум 100 тысяч за 1855 год.

Поскольку взрослых самцов в популяциях вида около 20 %, можно предположить, что всего было добыто за год более 500 тысяч кабарожек, то есть больше, чем обитало и обитает в нашей стране, согласно официальным сведениям.

Недаром знаменитый А.Ф. Миддендорф после посещения им Станового нагорья в 1868 году предсказал кабарге «быстрое и окончательное истребление».

По мнению ученого В. Приходько, нашего современника, к концу XIX века в России оставалось всего 10 тысяч кабарожек («Охота и Рыбалка XXI век», № 12, 2018). Казалось бы, такая численность исключала возможность охоты на вид, но, по достоверным данным

А.А. Черкасова, в Южном Забайкалье кабарга в середине ХIХ века оставалась обычным объектом промысла, которым крестьяне занимались для заработка в зимний период. В начале ХХ века охотники вывозили кабаргу из тайги возами. Промысел продолжался.

По материалам «соболиных» экспедиций, кабарга в начале ХХ века оставалась обычным видом и в Саянах, и в тайге у Байкала. На юге Дальнего Востока в начале ХХ века, по сведениям исследователя В.К. Арсеньева, шло сокращение ареалов соболя и пятнистого оленя, но не кабарги, несмотря на то что китайцы здесь не только закабалили охотников из коренного населения, но и сами активно применяли хищнические методы добывания.

Более того, летняя охота на кабаргу с манком, опыт которой мог передаваться только лично, сохранилась, по моим наблюдениям, на огромных пространствах от Восточных Саян до юго-востока Якутии, в том числе на Становом нагорье.

Все эти факты ставят под сомнение правильность выводов о близком истреблении кабарги и предельно низком уровне ее численности. Время показало, что ареал и обилие вида всегда сохранялись.

Отрицательные последствия перепромысла кабарги имели место, но лишь на окраинах ареала, доступных для освоения и наблюдения. К тому же в те времена шло активное освоение тайги, которая кормила народ.

Но кабарга сумела сохраниться, ведь в лучших местах ее обитания — в горной тайге с крутыми скалистыми склонами — ходить невозможно, не то что кабаргу ловить. И хотя кабарожья струя стоила дорого (от одного до пятнадцати рублей), жизнь ценилась дороже, и рисковать ею на каждом шагу нерационально.

 

Мускусная железа есть только у взрослых самцов кабарги. ИЛЛЮСТРАЦИЯ ЕЛЕНЫ ХОМКОЛОВОЙ

Промысел же рационален всегда, это просто работа для жизнеобеспечения. При падении численности объекта промысла падает и его доходность, и он прекращается. Можно утверждать, что к середине ХIХ века численность кабарги в России находилась на уровне более миллиона особей.

Благодаря своему обилию и высоким темпам воспроизводства вид выжил. Нижний же предел численности кабарги находился на уровне около 500 тысяч особей.

ВЕК ДВАДЦАТЫЙ

В ХХ веке с начала коллективизации и вплоть до 90-х кабарга «отдыхала». Закупочные цены на драгоценный мускус государство установило на уровне, исключавшем доходность специальной охоты на кабаргу.

Разумеется, ее добывали, но не в тех масштабах, что в прошлом. При промысле пушнины на кабаргу обычно нет ни сил, ни времени.

Какое-то количество кабарожьих струй все равно попадало в руки таежников и затем в заготовки, под это количество подгонялась и численность кабарги. Свидетельствую об этом как участник процесса.

При охотустройстве промхозов достоверно оценивались ресурсы всех промысловых видов. При озвучивании этих цифр руководство хозяйств всегда протестовало.

Местные специалисты соглашались, что кабарга подсчитана правильно, но доказывали, что в их хозяйстве наладить рациональный промысел этого вида невозможно. А если план освоения ресурса дадут на основе реальных цифр его численности, этот план никогда не выполнится, и, как следствие, директор и специалисты промхоза будут вынуждены работать всю жизнь без премии.

Мы учитывали их пожелания. Ведь случалось даже так, что реальная численность кабарги в угодьях одного промыслового хозяйства оказывалась выше, чем по области, в которой это хозяйство расположено.

Поэтому официальные данные об обилии кабарги в конце ХХ века по всей Восточной Сибири занижались на порядок или еще больше, это была обычная адаптация руководителей промысловых хозяйств к условиям плановой экономики.

Но если промысловые хозяйства только занижали численность кабарги, спортивные вообще исключали этот вид из своих учетных данных.

Логика в этом была железная: сезон охоты на кабаргу длится до марта, а на лося с изюбрем в январе кончается. Наберут лицензий на кабаргу и будут всю зиму якобы за нею в лес с винтовками ходить…

Вот и сложилось, что к 90-м, когда возник спрос на кабарожий мускус, официально в стране обитало всего 100–150 тысяч кабарожек.

 

Прогнозы скорого исчезновения кабарги, в том числе и сделанные А.Ф. Миддендорфом, не сбылись. Сейчас в Иркутской области следы кабарги есть уже в 25 км от областного центра, во вторичных лесах на месте былых лесосек. ФОТО СВЯТОСЛАВА ПАНТЮХОВА

В. Приходько считает, что к 1989 году численность кабарги в стране достигла своего верхнего предела, определенного им в 200 тысяч особей.

Рабочее совещание группы экспертов по кабарге, состоявшееся в Госкомприроде РФ 2 декабря 1999 года, отметило, что численность кабарги в нашей стране стабильна (150 тысяч особей), хотя со временем сильно изменяется по регионам.

Все эти оценки оказались очень заниженными. К началу 90-х ХХ века численность кабарги была максимальной, то есть не ниже, чем к середине ХIХ века, а это более миллиона особей.

К 1999 году незаконный промысел кабарги шел уже несколько лет с размахом повсеместно, а струи из страны ежегодно вывозилось столько, что вид такого изъятия при численности 200 тысяч особей выдержать бы не смог.

Только через дальневосточные границы, по оценкам наших экспертов, струи шло столько, что для обеспечения стабильности этого вывоза численность кабарги не могла быть ниже 300 тысяч особей. Это при условии, что через Дальний Восток струя шла со всей страны.

Но в действительности незаконный экспорт мускуса, в соответствии со здравым смыслом, шел повсеместно, поэтому на юге Дальнего Востока границы пересекала струя только местной добычи. Следовательно, численность кабарги в Приморском и Хабаровском краях с Амурской областью и Еврейской АО не могла быть ниже 300 тысяч особей.

В действительности она была даже выше: равномерного опромышления популяций вида быть не могло. В легкодоступных угодьях кабаргу вылавливали почти полностью, но в тайге, поделенной на участки охотников-соболятников, эти охотники физически не могли наладить промысел кабарги на всей территории участка.

 

Сегодня по сравнению с серединой ХIХ века число охотников-промысловиков по всей Сибири сильно сократилось, и процесс продолжается. ФОТО SHUTTERSTOCK

Обычно сеть самоловных путиков на каждом участке охватывала меньше 30 % его площади. К тому же в связи с падением экономической эффективности промысла число охотников-промысловиков сокращалось и дальняя, труднодоступная тайга осталась без охотников.

Значит, только по четырем южным регионам Дальнего Востока численность кабарги в период максимальной промысловой нагрузки должна была быть значительно выше,
чем 300 тысяч. А по всей стране, где кабарга обитает в 16 регионах на огромных площадях, ее опять около миллиона.

ОГРАНИЧИТЬ — ЗНАЧИТ, ПОГУБИТЬ

Начиная с 90-х по настоящее время наши «защитники» кабарги совместно с коллегами из зарубежных природоохранных организаций активно борются за спасение кабарги, мотивируя это постоянным и повсеместным падением ее обилия и численности.

Но по Иркутской области с 70-х годов прошлого века до наших дней численность кабарги выросла с 15 до 105 тысяч особей, по стране в целом со 100 тысяч до 398,5 тысячи особей в 2017 году.

В действительности эти цифры свидетельствуют не о росте численности кабарги, которого быть не могло, а о процессе уточнения сведений об этой численности. Время показывает, что и современные сведения о сокращении ареала и численности кабарги далеки от реальности.

Да, кабаргу начали добывать усиленно, но оказалось, что таежный хлеб очень тяжел, всех искателей быстрой и легкой наживы тайга оттолкнула от себя. Охотники, выезжающие на коллективные охоты по выходным, для этого зверя безопасны.

А промысловики, которые любят и знают свою тайгу гораздо больше, чем все ее зарубежные защитники, давно научились ловить кабаргу так, чтобы ее меньше не становилось.

Да, они ее ловят, да, этот вид стал устойчивым источником дополнительного заработка — ведь надо выживать. И они научились не только взрослых самцов брать, но и места самоловных путиков ежегодно чередовать.

Пробовали и петли с ограничителями ставить, чтобы самок и молодняк отпускать. Но оказалось, что кабарожка второй раз в петлю не попадается. Отпущенных самцов потом только с собаками или пешком, если рельеф позволяет, можно взять.

Значительные площади тайги в ареале кабарги охотниками сейчас не посещаются вообще, они защищены труднодоступностью, а территории заповедников, заказников и национальных парков охраняются.

Социально-экономические процессы продолжают сокращать число сельских жителей и промысловых охотников. Имеются достоверные сведения о росте кабарги в отдельных районах. Например, в Катангском районе Иркутской области ее стало действительно больше.

Негативное влияние перепромысла проявилось только в легкодоступных многолюдных угодьях, на окраинах ареала вида, у крупных населенных пунктов и транспортных артерий.

Например, в угодьях по правому борту долины реки Иркут, куда легко добраться на пригородной электричке, кабарги стало заметно меньше, хотя даже здесь ее не смогли уничтожить полностью.

Но в малолюдной Тофаларии, где охота на кабаргу всегда велась и ведется круглый год, сокращения ареала и обилия вида не произошло.

 

Оборот продукции промысла кабарги оценивается в миллионы долларов ежегодно. Если он останется в нелегальной сфере, то Россия потеряет эти средства и станет беднее. ФОТО SHUTTERSTOCK

Кабарга — жизнестойкий вид с огромным ареалом и высоким воспроизводственным потенциалом, обитает в угодьях, на большей части своей площади не затронутых хозяйственной деятельностью человека. Выросший пресс охоты вид выдерживает. Оснований для тревоги за будущее кабарги как вида в России нет.

Промысел же кабарги и оборот продукции этого промысла — кабарожьей струи — до сих пор почти весь вне закона.

Занимаются им сельские охотники, проживающие в сибирской глубинке. Конечно, если его запретить и добиться выполнения запрета, не станет конкурентов у производителей кабарожьего мускуса на кабарожьих фермах, и очень этому обрадуются зарубежные природоохранные фонды.

Ведь их главная цель была и остается прежней: через светлую идею охраны природы усиливать в нашей стране социальную напряженность, ухудшать условия жизни населения, вызывать у него недоверие к действующей власти.

Кабарга подходит для этой цели идеально. Она выдержала пресс промысла ХIХ века, когда промысловиков было на порядок больше, и сейчас подорвать ее численность просто нереально.

Но как попала она в список особо уязвимых видов, по мнению зарубежных охранников российской природы, так там и остается.

Западу не нужна сильная Россия, как и хранители нашей национальной культуры и самобытности — сельские жители российской глубинки. Ведь пока наша национальная культура жива, мы остаемся самими собой, кого нельзя победить в принципе.

Поэтому любые надуманные ограничения природопользования в нашей стране будут Западом поддерживаться всегда.

Кабарга может стать для наших таежников источником не дополнительных, а основных доходов. В ареале вида это вполне реально. В 90-е струю у добытчиков скупали по $3–4 за грамм, сейчас разброс цен огромен, они могут оказаться больше 1000 рублей за  грамм.

Вероятно, закупочные цены на этот вид животного сырья напрямую зависят от длины цепочки перекупщиков. Необходимо весь оборот мускуса в стране вести законно, страна и ее народ от этого только выиграют.

Если кабаргу узаконят как общедоступный для промысловых охотников объект охоты, то они сами сумеют не только промысел кабарги рационально вести, но и тайгу, свою кормилицу, сберегут.

А главное — таежные поселки не исчезнут, в них вырастут новые поколения таежников и потенциальных защитников Родины.

Виктор Степаненко 3 апреля 2019 в 07:52






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Михаил Юдин офлайн
    #1  3 апреля 2019 в 19:26

    Какая-то заказная статейка.

    Ответить
  • 0
    Андрей Поняга офлайн
    #2  4 апреля 2019 в 09:43

    По моему статья о том как иностранные агенты под прикрытием зоозащиты пытаются угробить промысловую охоту в РФ. Перед тем как что то запрещать неплохо было бы эти виды посчитать обсудить лимиты и охрану. Никому не выгодно истреблять последнее и охотники это понимают.
    А вот почему нельзя устроить мировой аукцион по мускусу в РФ? Непонятно... Зачем ехать в Гонконг?

    Ответить
  • 0
    Александр Арапов офлайн
    #3  5 апреля 2019 в 10:35

    Это дукер (в соседней статье) спасёт Либерию, а кабарга ничего не спасёт, самой бы спастись. Две статьи вышли про кабаргу со взаимоисключающими цифрами численности. И кому верить?

    Ответить
  • 0
    Андрей Поняга офлайн
    #4  6 апреля 2019 в 17:08

    Как обычно. Наверное пока сам не сьездеешь не поймёшь...

    Ответить
  • 0
    Алексей Кобарев офлайн
    #5  10 апреля 2019 в 15:42

    Берегите природу!

    Ответить

Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑