Верхом на кабане

Дикие кабаны стали появляться в приграничных районах Ивановской области в 70-х годах прошлого столетия со стороны Владимирской и Ярославской областей, куда они были завезены для акклиматизации. Обычно это были одиночные взрослые самцы. Среди охотников их часто называют секачами или вепрями.

Фото Pixabay

Фото Pixabay

Эти животные к началу зимы набирают значительный вес, за счет жира, который они накапливают к этому времени, что позволяет им выживать при большой глубине снежного покрова, критических температурах наших зим и отсутствие в этот период полноценных кормов.

Именно с такими животными сталкивались наши охотники в первые годы появления их в угодьях области.

К началу 80-х годов присутствие кабанов стали отмечать уже в нескольких административных районах. По просьбе Ивановского облисполкома Главохота РСФСР санкционировала на них лицензионную охоту.

Кабаны (первопроходцы), осваивающие новые территории, первыми попадали под выстрел охотников. С их появлением в угодьях области зарождался новый увлекательный вид спортивной охоты. В эти годы у наших охотников еще не было собак, работающих по кабану.

Большинству охотников, которые в первый раз пошли на охоту за кабаном, не были знакомы приемы охоты на этих животных. Именно тогда они чаще всего нарушали правила безопасности, которые необходимо соблюдать при их добыче, в результате чего попадали под острые кабаньи клыки.

На первой моей охоте на кабана мы сразу же получили урок, что несоблюдение правил безопасности при охоте на этого зверя может привести к трагическим последствиям. Что же произошло?

В тот день мы нашли кабана уже под самый вечер. По размеру следов, оставленных им на снегу, мы поняли, что это одиночный взрослый секач. До наступления сумерек оставалось немного времени.

Организованный экспромтом загон принес результат. Кабан выскочил на одного из стрелков и был ранен. Оставлять его в таком состоянии не хотелось. Ведь это был первый в нашей жизни зверь. Всех одолевало желание быстрее его добыть.

Наступили зимние сумерки. След на снегу уже было трудно различить. У нас не было фонаря, поэтому мы не нашли ничего лучшего, чем соорудить факел из бересты и с ним идти по следу «подранка». Первым шел охотник с зажженным факелом, а за ним двое с ружьями, готовыми к стрельбе.

Мы не знали, как поведет себя раненый кабан, но желание добрать его затуманило нам разум. Пройдя по следу некоторое расстояние, обнаружили первую кабанью лежку, по которой определили, что ранение вызывает у него обильное кровотечение.

Идти ночью по следу раненного зверя, постоянно опасаясь его нападения, было непростым занятием. Добавлю к этому, что изобретенный нами факел был примитивен. Приходилось постоянно наматывать на него бересту и вновь зажигать.

Можно понять, что здравомыслящий человек никогда не будет этим заниматься. По сегодняшним понятиям можно сказать, что мы поступали как самоубийцы. Однако кровяное пятно на следующей его лежке подтолкнуло нас к дальнейшему преследованию.

Казалось, что раненный зверь лежит где-то близко, нужно только до него дойти. Однако он, сделав небольшой круг, залег в плотном ельнике, рядом со своим следом, и уже нас поджидал…

 Это был классический прием, которым пользуются раненые кабаны, а также медведи, когда их преследуют охотники. В темноте мы не могли его увидеть. Из этой позиции он и атаковал. Был слышен только шум бегущего зверя и треск от ломающихся сучьев. Самого кабана в темноте никто не видел.

Его удар пришелся в «факелоносца», который от него подлетел вверх и упал на спину. О выстреле по зверю в этот момент не могло быть и речи. На наше счастье, охотник не пострадал, а отделался только испугом. После этого преследование было прекращено.

Местность, куда мы зашли, преследуя кабана, была нам незнакома. Компаса у нас не было. Оставшуюся часть своих сил мы потратили на поиски в ночном лесу дорожки, по которой можно выйти и обратный путь домой, куда пришли далеко за полночь.

Утром кабана нашли. Он, как и в первый раз, сделал по лесу небольшой круг и сделал засаду у своего следа, где и был найден мертвым.

Так закончилась моя первая охота на кабана, но урок, преподанный на той охоте, оказался невыученным. Через год мы снова наступили на те же грабли.

Наступил новый охотничий сезон. Интерес к охоте на кабана у нас не пропал. Мы вновь отправились на поиски заветного секача. В тот день, в соседнем с нами участке леса, охотился коллектив преподавателей Ивановского медицинского института.

У них была машина повышенной проходимости, что позволяло передвигаться по занесенным снегом лесным дорогам быстрее, чем нам на лыжах. В дальнейшем именно охотники медицинского института спасли нашего товарища, застрелив кабана, который на него напал.

Охота проводилась в первой половине января. В лесу уже было много снега. Свежие следы кабана обнаружили на зарастающей лесной просеке. В глубоком снегу хорошо были видны набитые им тропы. На одной из них четко отпечатались следы крупного зверя.

Определившись с примерным местом, где залег на дневку кабан, расставили стрелков. В загон поднимать зверя с дневной лежки пошел  Сергей, хорошо знавший эту местность, так как проживал в соседней деревне. Многочисленные  тропы, набитые кабаном в глубоком снегу, указывали на то, что он в этом участке леса живет давно.

Загонщик пошел молча в надежде найти место, где на дневку залег кабан, и подойти к нему на выстрел. Через некоторое время в загоне раздался глухой дуплет. Мы замерли в ожидании, что кабан выскочит на одного из стрелков, но вместо кабана вышел только загонщик. Он сообщил, что ранил зверя.

Оказалось, что наш секач разворошил большой муравейник и залег в нем на дневку. Сергей заметил это темное пятно на фоне белого снега и попытался подойти ближе к этому месту. Кабан услыхал его, встал с лежки и стал отряхивать прилипшие к шкуре иголки  муравейника.

В этот момент охотник выстрелил в него. На снегу по обе стороны борозды, оставленной кабаном после выстрела, было видно обилие крови, что подтверждало серьезность ранения.

Подождав некоторое время, Сергей по следу пошел проверять, но скоро вернулся и сказал, что он дошел до кабаньей лежки. На ней было много крови, но зверь сошел. Договорились, что дальше он пойдет по следу, изредка стреляя для определения своего местонахождения, а мы будем забегать вперед в надежде опередить раненого кабана.

Однако в жизни получилось все не так, как мы планировали. В те времена у нас не было раций. Вскоре мы потеряли с загонщиком контакт и уже не понимали, в какую сторону нам двигаться.

Через некоторое время услышали в стороне несколько выстрелов. Затем послышались непонятные крики. Потом вновь прозвучали выстрелы, затем все стихло. Мы двинулись в этом направлении. Скоро вышли на небольшую поляну, на которой лежал кабан, а на нем сидел Сергей.

Вокруг стояла группа охотников из медицинского института, которые шумно обсуждали произошедшее. Сразу понять, что здесь произошло несколько минут назад, было невозможно.

Позднее выяснилось, что на этой поляне Сергей догнал раненого кабана. Дважды выстрелил в него дробовым зарядом, так как пулевые патроны уже закончились. Снова перезарядил ружье дробовыми патронами. Кабан в этот момент успел развернуться и устремился на своего преследователя.

По словам Сергея, все было скоротечно. Он не успел сообразить, что дальше делать, как раскрытая кабанья пасть с желтыми клыками уже оказалась рядом. Решил выстрелить ему прямо в пасть. Но кабан оказался проворнее.

Он схватил ружье за стволы, в районе цевья, и вырвал его из рук охотника. Оба выстрелы прозвучали одновременно, но ружье в этот момент было уже в пасти кабана. Далее Сергей не помнил, как оказался сидящим на  спине разъяренного секача, спиной к его голове, и держась руками за шкуру в области кабаньего хвоста.

Благо волосяной покров в этом месте позволял удерживаться на спине зверя. Теперь он как бы исполнял роль наездника, но в роли лошади выступал дикий кабан.

Какое-то время кабан вместе с Сергеем крутился на месте, пытаясь сбросить его или достать зубами, но это ему не удалось. Ранен он был серьезно. Сколько это продолжалось по времени, он сказать не мог. Ему это время показалось вечностью.

На выстрелы и начавшиеся после крики прибежали находившиеся недалеко охотники из медицинского института. Они опешили, увидев Сергея сидящим верхом на кабане. Кабан продолжал крутиться на одном месте, пытаясь сбросить наездника.

Затем он переключился на  охотников, пришедших на помощь, и вместе с сидящим на нем Сергеем стал делать выпады в их сторону. Остановить эти «скачки» безопасно для Сергея сразу не получалось. Только после нескольких попыток один из охотников изловчился и с близкого расстояния, выстрелом в кабанью голову, остановил эту трагедию.

Позднее Сергей поделился с нами, как у него получилось оседлать кабана. Он был деревенским жителем и имел навыки обращения с домашними свиньями, которых выращивал у себя на дворе. Среди них бывали и крупные животные.

Эти навыки обращения с домашними свиньями вероятно и помогли ему оседлать кабана, так как спастись в глубоком снегу от разъяренного зверя иным способом он не мог.

Через некоторое время в областной газете «Рабочий край» была напечатана заметка «Верхом на кабане», которую написали охотники из медицинского института.

Евгений Волков 18 февраля 2022 в 15:10







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований





наверх ↑