Васькино болото

«Северная пошла, — радостно поделился я новостью с другом Николаем, — а еще две партии гусей видел!». «Значит, завтра едем», — легко согласился он.

Фото автора.

Фото автора.

Честно говоря, в Рязанской области не так ярко выражен осенний пролет утки.

И по видовому разнообразию гораздо скромнее, чем, к примеру, на Таш-Уткульском водохранилище, что на границе Киргизии и Казахстана.

Там, помнится мне, патронташи пустели за считанные минуты вечерних и утренних зорь.

А уж каких только уток там не было! Но и у нас тоже случались моменты, когда удавалось удачно попасть на вечерку или подкрасться к удобному болотцу.

С гусем осенью еще сложнее, но прецеденты имели место быть. И не раз!

Пришлую утку я заметил на одном из заливов Мокши, когда пробирался со спиннингом к удобному затону. Разумеется, бинокль на рыбалке мне был не нужен, а расстояние было приличным.

Но голоса утки местной и прилетной спутать сложно. Поэтому мы и решили начать обследования угодий именно с этого затона. Благо, возможность скрытного подхода была.

Моя драатхарка Герда, ради конспирации, была оставлена в машине. Она могла только догадываться о наших коварных планах и от бурного выражения эмоций воздержалась.

Учитывая направление вчерашнего подъема стайки, мы разошлись, с расчетом, что Николай затаится, выбрав прогал в кустарнике, а я… ну, в общем, как получится!

Получилось не совсем так, как мы планировали. Утки, в том же количестве, как и вчера, около 15 голов, сегодня сидели намного левее того места, куда я крался. Обнаружив стайку, я хотел перейти дальше, но осенняя утка слишком осторожна, чтобы прощать просчеты охотникам!

— Ничего! Весь день еще впереди, — оптимистично заметил Николай. И радостная Герда, выпущенная прогуляться, была полностью с ним согласна.

В лугах, где мы охотимся с детства, большинство болот пересохло, по причине полного отсутствия разлива весной этого года. Но все же проток, очистившихся в октябре от сплошных зарослей, хватало. Да и болотца кое-где сохранили свою привлекательность для утиного племени, а значит, и для нас.

Дело осложнялось тем, что таких мест, где к утке можно на уверенный выстрел подобраться, единицы. Мы их все, конечно, знаем. Хотя и конкуренты тоже. Вся надежда на то, что после некоторой активности, вызванной августовским открытием сезона, к слову, оказавшемуся для большинства неудачным, народ ездить на охоту почти перестал.

Это и подтвердил первый же переезд через здоровенную лужу, на которой отсутствовали свежие следы транспорта.

Первым, из наиболее перспективных мест, было Васькино болото. Это мы его так назвали.

Давным-давно, когда я еще не имел собственного ружья, по причине малолетства, отец взял меня и моего приятеля Ваську, который приезжал в наш городок на летние каникулы из столицы, на охоту. Он был безотцовщиной, и мой батька хотел познакомить его с чисто мужским увлечением.

Васька был старше меня на три года и был гораздо опытнее во всех отношениях, кроме охоты. Если бы мои родители могли знать, с чем знакомил меня

Васька, общаться нам однозначно бы запретили. Он мечтал стать моряком, а я летчиком. Мне удалось исполнить свою мечту, а он достиг больших карьерных высот, даже по московским «многоэтажным» меркам, правда, совершенно в иной сфере деятельности.

А тогда я уже имел на своем счету несколько взятых из отцовского «Зауэра» уток и считал себя бывалым, а он видел дичь исключительно в зоопарке.

Подвез отец нас к этому болоту, которое располагалось в низинке и имело крутые берега, и решил московскому гостю ружье дать, утки тут частенько отсиживались. Пусть парень попробует, может, страсть охотницкая в нем проснется.

И вот крадемся мы с ним, как коты к сметане, а отец сзади идет. Только не повезло на этот раз, пусто на воде. Мы расслабились, и вдруг, откуда ни возьмись, прямо на нас отличный крякаш летит! Отец, конечно, первым его заметил, и кричит: «Не спите, охотнички!».

А Васька замешкался от неожиданности. Я, видя такое дело, тут же ружьецо у него выхватил и шарахнул дуплетом. Матерка дальше полетела, а отец отругал меня крепко: «Первая возможность у парня была по настоящей утке стрельнуть! А ты не дал!».

Охотником Васька не стал — другие интересы в большом городе преобладали. А болото с тех пор Васькиным мы назвали.

Сегодня мы крались сюда с Николаем, и Герда, повинуясь моему страшному шипению, подкрепленному выразительными жестами, покорно плелась возле моих ног. Прекрасно вылинявшего крякового селезня мы заметили одновременно.

Друг оказался расторопнее, и его выстрел грохнул первым. А за результатом мне проследить не удалось, потому что тихий октябрьский день взорвался ураганом десятков разом оживших крыльев тяжелых птиц.

Вот, как ни крути, а в таких случаях и бывалые охотники теряются, иногда глаза разбегаются! А когда не выбираешь конкретную цель, промах неизбежен. Но сегодня все сложилось удачно.

Утки взлетели в нашу сторону, и мне представилась прекрасная возможность в полной мере насладиться прикладистостью и прекрасным боем моего полуавтомата. Только пятый заряд (уже «двойки») по запоздавшей и оказавшейся довольно близко птице ушел в небеса.

Герда уже тащила мне увесистого селезня, а Николай решил добить первого подранка. Это совершенно верное правило, принятое в нашей компании раз и навсегда. Ведь как бывает, пожалеет охотник еще один заряд, а подранок нырнул, и поминай как звали.

И патрон бесцельно сгорел, и дичина, обреченная на мучения, даром пропала. А этот «экономист» домой с пустыми руками идет! Не всякая собака добрать сможет.

Был у меня аналогичный случай: болотце 20 на 20, но с травкой небольшой. Подранок нырнул и, в прямом смысле, как в воду канул! Атос у меня был, такой же, как Герда, «немец», — поймает, конечно! Так вот он 40 минут его ловил. Я уж уйти порывался, да разве он бросит?!

В конце концов мой фанатичный пес нырнул с головой и вынырнул с селезнем в зубах. Таких собак единицы, да только даром его ныряния не прошли, к старости оглох совершенно…

Пять отличных налитых жиром матерок стали нам достойным восхищения трофеем. Может, в других регионах этим никого и не удивишь, да только у нас такое нечасто происходит. Но иногда все же случается, к нашему охотничьему счастью.

Продолжив обследование лугов в тот день, мы еще дважды поднимали приличные стаи утки. Да только сидели они на больших и открытых водоемах, где скрытно подобраться к ним было совершенно невозможно.

Эта кряква пришла к нам из более северных краев, по моему мнению. Основаны эти убеждения на том факте, что предшествующие за две недели выезды оставались стабильно пустыми. А к стайке свиязи удалось подкрасться через пару дней.

Мне посчастливилось выбить селезня и утку, а Николаю не повезло — не в ту сторону подался в расчете на направление взлета.

Не пофартило мне этой осенью с вальдшнепом. Приятель Сашка, ездивший накануне, поднял пять куликов, взял двух. И через три дня, после моего выезда, поднял семь, взял трех. Я же, пробродив с легавой по тем же местам пять часов, не поднял ни одного.

Ну да ладно, сезон-то еще не закончился! Еще на встречу с гусями надежда осталась. Вот, помню, как-то в это же время… Хотя стоп — лучше в другой раз расскажу!

Владислав Шатилов 2 декабря 2019 в 09:30






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    КСН офлайн
    #1  3 декабря 2019 в 21:10

    У каждого охотника есть своё Васькино болото.
    От многих болотистых мест остались только названия после осушения в конце 80-х.

    Ответить
  • 0
    Иван Максимов офлайн
    #2  4 декабря 2019 в 07:09
    КСН
    У каждого охотника есть своё Васькино болото.
    От многих болотистых мест остались только названия после осушения в конце 80-х.

    Осушение началось значительно раньше, а в конце 80-х на мелиорированных землях уже ничего не росло....

    Ответить



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑