В апшеронских лесах

Фото автора

Фото автора

Наступило время рассказать об охоте на кабана и медведя в лесах Апшеронского района Краснодарского края. Организаторы — председатель охотобщества Сергей Николаевич Гунько и директор Мезмайского охотхозяйства Сергей Владимирович Комаров, он же егерь охотобщества.

Общий сбор в первую субботу декабря на базе отдыха «Водолей», принадлежащей Круть Михаилу Алексеевичу, человеку, посвятившему всю свою жизнь природе и охране животных. База отдыха представляет собой комплекс восьмиместных двухэтажных бревенчатых срубов, между которыми находятся бассейны, оборудованные на горячих источниках. Таких идеальных условий у нас никогда не было, чтобы сразу с дороги залезть в бассейн с горячими источниками и, расслабляясь, плавать там. С нами на охоту мы взяли моего кума — Сергея Юханова, отца Романа, пусть подышит свежим горным воздухом и немного отвлечется от мирских забот.


Вечером знакомство с участниками охоты, гостеприимный ужин, охотничьи байки и поздний отбой.


Наутро к нам присоединились Владимир Михайлович с Николаем, и мы на четырех машинах выезжаем в охот-угодья. Я с камерой еду на первой машине с Сергеем Комаровым, остальные двигаются колонной сзади.


Минуя поселок Гуамка, проезжаем узкоколейку, ведущую в Гуамское ущелье, и поднимаемся по дороге в гору, где нас ожидают кабаны и медведи. Чем выше, тем больше снега, уже четко обозначаются следы и переходы животных, вот пара косуль перешла, вот — олений переход, а вот и первый медвежий след — вышел снизу слева от дороги и ушел вверх по скале. Сергей говорит, что три дня назад он, готовясь к нашей охоте, насчитал девять переходов на этом участке дороги. К месту сбора я насчитал четыре медвежьих перехода, настроение поднимается, зверь есть.
На небольшой площадке мы останавливаемся, Сергей Владимирович проводит инструктаж по ТБ, докладывает, что можно стрелять только медведя, кабана и оленя. Косулю, хотя и есть лицензия, но стрелять нежелательно, да я и рад, если что, то представится возможность ее поснимать. Сам и еще двое егерей с собаками пойдут в гай, а Николай Николаевич Комаров, его дядька, расставит стрелков на номера.


Прямо здесь, на дороге, чуть впереди остается Сергей Николаевич в застрел, а мы проехали еще с километр, затем по мостику через речку и на небольшой площадке оставляем все машины. «Вот здесь, вокруг нас, будем делать два гая, сейчас гайщики пройдут вот эту шишку, затем вот эту и эту», — показывая рукой, проговорил Николай Николаевич. Мне на эти шишки страшно смотреть, не то что по ним еще ходить, но ничего не поделаешь, раз уж впрягся, надо идти. «Заряжаемся здесь, чтобы на номерах не шуметь, — предупредил Николай Николаевич. — Идти здесь недалеко, может, с километр».


Тронулись, но недалеко, это подъем почти под 45 градусов, чувствую, что долго не протяну. Первым на номере ставят Михаила Алексеевича, затем Юханова-старшего и только потом меня с Романом. Дальше я уже не смогу подняться. Завидую местным мужикам, хотя они и в возрасте, а бегают по горам, как олени, молодцы…


Гай большой, уже часа полтора в ожидании, тишина полная, даже сойки не трещат. Ни выстрелов, ничего. Вдалеке слышны голоса загонщиков, значит, нет зверя или ушел мимо стрелков. Николай Николаевич с застрельщиками спускаются вниз, пора и нам собираться. «В гае было два оленя и медведь, олени ушли вправо мимо застрела, скорее всего, переслушали застрельщиков, когда они заходили. Медведь переждал меня за камнем и ушел по моим следам обратно внутрь гая, перехитрил, — сказал подошедший к нам Сергей Комаров. — Я его потом по следам вычислил — он постоял, потоптался за камнем и ушел». Да, не удалось взять зверя, но олени — ладно, а медведя жалко, что ушел, а время уже к обеду.


Короткий перекус, и переходим в застрел на другую сторону горы. Но тот гай тоже оказался неудачным для нас.


До захода солнца осталось около трех часов, было решено проехать, сколько сможем, вверх и сделать гай в урочище в верховьях балки Житная, под платом Лаго-Наки, гай небольшой, успеем.
Загонщики — влево, а мы — вправо по тропе поднимаемся вверх. Снега здесь уже почти по колено, заходить еще тяжелее. Пересекли две медвежьих и одну кабанью тропу. В таком же порядке становимся в застрел, только проходя мимо Владимира Михайловича, я нутром почувствовал, что здесь пройдет зверь, однако меня поставили дальше. Мне выпало стоять на номере с Николаем Николаевичем. Красиво в лесу, с северной стороны, со стороны мха, все дерево залеплено снегом, а с южной — нет, где-то стучит дятел и две сойки что-то не поделили слева от нас. Со стороны соек доносится выстрел, через минуту рация запищала — Владимир Михайлович вызывает меня, он подранил кабана и просит поснимать добор подранка. Бегом к нему, а по снегу вниз ой как непросто — постоянно на ручнике спускаться и попадать след в след.


«Стою на номере, боковым зрением уловил движение слева — кабан не из гая, а в гай идет, — с волнением в голосе прошептал Владимир Михайлович. — Ну я его подранил, отбил задок, и он на передке вниз по ручью ушел, добивать не стал, жду тебя. Давай пошли быстрее», — торопит он меня. Да я и сам не могу ждать, на ходу настраиваю камеру на штативе.
Метров через сто пятьдесят увидели зверя, ползет под завалами деревьев, клацая клыками, увидел нас и к нам — Владимир Михайлович не подвел, метким выстрелом положил его на месте. Это хорошо упитанный трехлетний секач, больше ста килограммов будет. Постепенно все участники охоты собрались к добыче. Молодежь, Роман и Николай обрабатывают зверя, а все остальные и я в том числе собрались к импровизированному столу перекусить, да по сто граммов «на крови» — сам Бог велел. Я отбираю материал для проведения трихинеллоскопии, Сергей Владимирович закрывает лицензию. Мясо распределяют по рюкзакам, застрельщик забирает голову, шкуру и ливер, и — все, спускаемся вниз к машинам.
Почти в сумерках добрались до базы.


Утром было решено проводить охоту под альпийскими лугами, на границе Мезмайского охотхозяйства и Кавказского биосферного заповедника в урочище Сухая Балка, которая формирует правую сторону реки Курджипс. Сергей Владимирович с одной стороны, Николай Николаевич с Романом с другой обходят предполагаемый гай с целью изучения следов, с левой стороны этой балки. Меня с кумом Сергеем Дзюин Андрей на уазике завозит по лесной дороге на вышку горы Зауда, туда же и выйдут наши следопыты. По дороге пересекаем два свежих медвежьих следа и один олений. Настроение хорошее, в предполагаемый загон зашли звери. С подключенным передком, на пониженной передаче, без труда поднялись наверх, на вышку. Вид изумительный: прямо по курсу гора Большой Карач, правее Малый Тхач — это госзаказник Псебая, там «альпика» красивая и тур есть, дальше гора Бомбаки и еще правее, практически на весь горизонт, простирается плато Лаго-Наки. Вышка горы Зауда вдоль и поперек вытоптана оленьими и козьими следами. Вот где звериный рай, в этом месте и себя чувствуешь частью природы, частью экологической ниши, как в древние времена. Андрей угощает нас травяным чаем и собственным медом, у него своя пасека в лесу; такого аромата и вкуса я давно не пробовал, вот что значит, все из природы и все натуральное, без ГМО.


Практически одновременно подошли наши следопыты: «Нашел свежие следы кабана, вот как будто передо мной прошел, и вчерашние следы девяти оленей», — докладывает Николай Николаевич. «Олень повсеместно, везде и одиночки, и небольшие стада, — подтвердил Сергей Владимирович. — Следов медведя не видел». Роман обнаружил на снегу следы рыси с рысенком и в одном месте следы кавказского тетерева. Вот такие у нас места на Кубани.


Сообща приняли решение сделать загон по правой стороне Сухой Балки, где мы обнаружили входные следы медведей и оленя, он хотя и большой, но мы думаем, что до конца дня управимся.
Нас расставили на номера, и потянулись долгие часы в ожидании зверя, ведь стоишь не просто так, а надо быть, как говорится, на стреме, в любую минуту может появиться зверь. На номере я с Романом, слева от нас — Сергей Юханов; прошло уже четыре часа, скоро стемнеет, не слышно ни голосов загонщиков, ничего. Я уже в панике — как так входные следы медведя были, а никого нет, хотел уже сниматься с места. Вдруг слева выстрел, второй, через пять-шесть секунд третий, наверное, Сергей, я бегом к нему. Вижу кума, его до сих пор трясет от перевозбуждения. «Как?! Что?!» — спрашиваю я. «Стою на номере, мелькнуло что-то, я не понял, думал, что — коза, а когда разворачивается и поднимается медвежья голова, бью первым пулей; он подрывается и — на меня; бью вторым, переворачивается и опять на меня. Бью третьим, а там у меня картечь — затих… Подфартило, — с дрожью в голосе прошептал Сергей. — Я уже не думал, что будет зверь, почти полдня прошло», — продолжил он.


Я поздравляю кума с такой удачей, ведь это его первый трофей, хотя и небольшой, трехлетнего возраста, но ведь это — медведь.


Потихоньку участники охоты собираются к добыче, поздравляют Сергея, результат долгих и утомительных трудов загонщиков и выдержки застрельщиков налицо, зверь добыт. Роман с отцом подвязывают медведя и спускают к машинам. Охота удалась.

Юрий Семенов 27 июня 2016 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Андрей Рапота офлайн
    #1  6 июля 2016 в 20:56

    Охота для миллионеров удалась!
    Для народа в Путинской России уже ничего не осталось.
    Страну превтатили в охот хозяйство для избранных.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑