Вожделенный трофей

Товарищ Валера почти ежедневно жужжал над ухом: «Скоро весна, скоро гусь, нужно начинать готовиться!» Я ему неизменно отвечал: «Готовься. От меня-то чего хочешь?»

Фото: SHUTTERSTOCK

Фото: SHUTTERSTOCK

Не знаю, чем занимался Валера, а я действительно готовился.

Проверил амуницию, ружья, подкупил полукорпусников, провел в инете более месяца, перечитывая всех, кто когда-либо писал о гусиной охоте, накатал патронов, манки, наконец, пообщался с гусятниками и загорелся темой изготовления профилей…

Когда до открытия оставалось две недели и Валера в очередной раз меня спросил, когда начнем готовиться, я сказал: «У меня все готово, все собрано и уложено. Я готов к выезду».

Мой ответ его шокировал.

10 АПРЕЛЯ

Прогнозы неутешительные. Гусь прошел еще в первых числах, и гонцы приносят дурную весть, что гуся совсем нет. Призадумались. Но планы остаются неизменными: едем! Вдобавок к четырнадцати скорлупкам и шести надувным штатовским чучелам за пять дней подготавливаем по 30 профилей.

15 АПРЕЛЯ

Завтра в путь, но, как оказалось, едут не все. Изначально предполагалась компания из шести-семи человек, с «захватом» большой площади угодий, где пару лет назад неплохо открылись по весне. Не удивлен и внутренне готов к таким сюрпризам. Ну и ладно.

Компании более трех человек мне никогда и не нравились, да и готовился я так, словно ехать должен был один. И вот нас трое: я, шурин Сергей и Валера. Шурину осенью идти в армию, и это его «крайняя» охота перед службой.

В десять утра загружаем УАЗ, еще раз хлопаем себя по карманам, голове и прочим частям тела и, убедившись, что ничего не забыто, выдвигаемся…

16 АПРЕЛЯ

День чудесный! Солнышко и легкий ветерок, температура +15 °С, правда, синоптики предвещают –2 °С. Проезжая полями, приходим к выводу, что снега практически нет, соответственно, дорога должна быть легкой и без сюрпризов.

УАЗ с завидной легкостью перенес нас за полторы сотни километров, и вот мы уже проезжаем знакомые места. Едем по полю и удивляемся: дичь словно вымерла. Редкий селезень поднимется над лужами и озерцами.

Обычно залитые поймы совершенно сухи, и это несмотря на то, что снега в том году было как никогда много. Гуся же мы не видели ни одного. Проезжаем последнюю на нашем пути деревушку.

 

ФОТО: ДМИТРИЙ ВАСИЛЬЕВ

Обычно сразу за огородом крайнего двора разбит чей-то лагерь. Но здесь не так, охотников не видно. Начинаем беспокоиться. Нехорошие мысли загоняют меня в еле журчащий ручей, да так, что УАЗ встает торчком.

Немного усилий, и мы на «сухом», продолжаем свой путь. А вот и наш старый лагерь, где удачно отохотились осенью. Минуем его, и через 150 метров первая в этом году встреча с дичью: молодая косуля кормится у стожка прошлогоднего лугового сена.

Изумленно глянув на нас, она спешит удалиться от греха подальше. Скатертью дорога! Осмотрев пару березовых колков, мы останавливаем свой выбор на одном из них, где просматривается чей-то старый лагерь.

Как всегда, быстро разгружаем авто, ставим палатку, кемпинг, стол, костровище, емкости для березового сока и с чувством выполненного долга рассаживаемся под тентом. И вовремя, так как заморосил дождь. Тоскливо было засыпать в этот вечер.

17 АПРЕЛЯ

Открываю глаза до восхода солнца и понимаю, что за всю ночь, кроме рева козла и шума ветра, других звуков не слышал. Ни утиных кряков, ни желанных гусиных гоготаний — ничего этого не было. Что поделать!

Охота, она такая: то густо, то пусто. И все же унывать рано, поэтому подъем. Молодой костерок позволяет испить чаек и поразмыслить, что делать и как быть. А вот и товарищи выползают из уютной и теплой палатки.

Сквозь шум разговоров не то слышится, не то мерещится токование косача. Прислушиваемся. И правда, с востока еле улавливается бормотание. Прикинул расстояние — метров семьсот будет. Решаем с Сергеем пройтись и разведать место, заодно поискать улики, свидетельствующие о наличии гуся.

Проделав предположительно полпути, отчетливо услышали бормотание. Значит, ток и правда где-то здесь. Но вот пройдено уже порядка восьмисот метров, а тока нет, как нет и птицы, да и сам голос токовища пропал.

Вглядываемся, вслушиваемся — ничего! Хотя нет, вон что-то маячит в трехстах метрах слева. Да это же пара гусей на меже между лугом и болотцем! Двигаемся дальше, подходим к колку, что в километре от нашего стана, и вдруг я замечаю, что на поляне сидит косач. Замираю, подношу к глазам бинокль, рассматриваю тетерева.

Через мгновение, встав на крыло, он исчезает, но зато слышно чуфыканье других птиц. Осторожно пробираемся вдоль колка. Шурин указывает на горку снега среди редких молодых березок, что на удалении трехсот метров.

В бинокль вижу шесть токующих косачей. В течение получаса любуемся в оптику их танцами. Ток найден, но из-за его малочисленности решено оставить тетеревов в покое.

 

Не количества ради — удовольствия для. ФОТО: ДМИТРИЙ ВАСИЛЬЕВ

Отправляемся в обратный путь. Разрезаем колок пополам и удивляемся обилию заячьего гороха. Вот где осенью поработает моя выжловка!

Небольшая передышка в следующем колке. Сергей снимает с себя четырех клещей, я — пять. Проснулись кровопийцы! Обратная дорога ничего нового не приносит. Увидали лишь пару крякашей и пять чирков, а вот гусей или их следов обнаружить не удалось.

Вернувшись в лагерь, делимся новостями с Валерой и погружаемся в тоску. Варим похлебку, обедаем и решаем с Сергеем отправиться на поиски того места, где пару лет назад я обнаружил скопление гуся, в то время как в других местах его не было вовсе.

А чем черт не шутит? Вдруг и в этот раз мне повезет? Путь неблизкий: четыре километра по солончаку, камышу, болоту и заливному лугу. Но лучше отвлечься тяготами похода, чем сидеть и час за часом бессмысленно вслушиваться в пустоту. Уложив в рюкзак армейский сухпаек и надев вейдерсы, отправляемся в путь.

В спину дует штормовой ветер, моросит дождь, а небо закрыто пунцовыми тучами. Из лагеря позвонил Валера, предупредил, что начался проливной дождь. У нас же он сыплет мелким сеногноем.

Проходим многочисленные лужи, болотца и разливы, но нигде нет следов гуся. Дойдя до конечной точки нашего пути, на другом берегу ручья замечаем несколько десятков разного рода уток. Тут и гоголь, и крякаш, и красноголовый нырок, и шилохвость, и широконоска, и чирок. Вся эта компания шумно плещется на прибрежном мелководье, а некоторые, выйдя на берег, приводят себя в порядок.

Не успеваем сделать и пары шагов в обратном направлении, как слышим гогот гуся, приближающийся слева. Замираем в тех позах, в которых застал крик птиц. Мимо нас на расстоянии тридцати метров пролетает пара гусей и приводняется рядом с утками.

Густая поросль ивняка хорошо скрадывает нас от пернатых. Понаблюдав за ними пару минут, тихо удаляемся.

Выйдя из зарослей на луг, делаем короткий привал с перекусом. Теперь можно возвращаться в лагерь. Обратная дорога кажется легче, несмотря на то, что за этот день мы с Сергеем отмотали по болотам, солонцам и кустарникам порядка пятнадцати километров.

Валера нас тоже порадовал, сообщив, что над лагерем пролетели две пары гусей. Это, конечно, крохи, но все же…

 

Первым делом, нужно обустроить лагерь и наладить быт. ФОТО: ДМИТРИЙ ВАСИЛЬЕВ

ВЕЧЕР ПЕРЕД ОТКРЫТИЕМ

В сотый раз в голове пролетает мысль, где и как расположить профиля, какое взять опережение, как замаскироваться и прочие вопросы, знакомые каждому охотнику. Пока мысли кружатся в голове, мы подготавливаем свои совсем еще свежие профиля, затираем их глянец набранным по дороге песком.

К одиннадцати вечера силы нас покидают и мы разбредаемся по спальникам. Ночь пролетает незаметно, хотя чуткий мозг фиксирует изменения обстановки: вот козел вновь гавкнул,
тявкнула где-то рядом лиса, мышь пробежала под пологом палатки, дождик застучал по
тенту…

18 АПРЕЛЯ. ОТКРЫТИЕ

Договорились встать в 4:30, но товарищи что-то ослабли. Встаю один. Поправив костер для сонь, отправляюсь к облюбованному накануне участку солончака. Место удачное, есть песок, зелень, прогретая неглубокая лужа, а естественная растительность позволяет не рыть укрытие, а расположиться прямо в чапыжнике.

Профиля в количестве тридцати штук выставлены, место засады определено, и вот я уже лежу на коврике, изредка работая манком. Где-то совсем рядом переговариваются гуси, еще в темноте слышу, как они поднялись с соседнего болота.

Судя по их голосам, они прошли далеко стороной. Конечно, мои приготовления не остались незамеченными, и надежды наманить гусей на выстрел не было никакой.

 

Чучела должны привлечь к нашей присаде настоящих гусей. ФОТО: ДМИТРИЙ ВАСИЛЬЕВ

Уже час я лежу в одиночестве. Ни товарищей, ни гусей. Где-то вдалеке прозвучал выстрел, второй, третий, затем все стихло. В бинокль замечаю стайку из четырех гусей. Усиленно работаю манком. Вроде повернули, но потом легли на прежний курс. А вот и Валера бредет к своей позиции.

Наблюдаю, как он выставляет скорлупки и укладывается в засаду. Вдруг замечаю низко летящую пару гусей и пытаюсь манить. Идут точно на меня, но в последний момент резко отворачивают и проходят мимо, на расстоянии 100–120 метров. Неужели профилей испугались?

Но, пролетев порядка ста пятидесяти метров, птицы приводняются на разлив, по которому мы с Сергеем вчера возвращались в лагерь. Кажется, Валера находится как раз в том месте, куда сели гуси, но выстрела нет.

Слышу, как друг работает манком, значит, они за пределом дробового выстрела, иначе Валера свой шанс не упустил бы. Продолжаем работу манками. Через полчаса слышу знакомую гусиную команду на подъем, и пара встает на крыло. Наблюдаю, куда пойдут.

Гуси ложатся на курс, по которому прилетели, но вдруг меняют направление и быстро приближаются к моим профилям. В голове истерика и сумбур. Трижды проверяю положение предохранителя одной рукой и держу манок в другой, боясь пошевелиться.

Они налетают на меня на расстояние 35–40 метров, и, когда я уже готов подняться для верного выстрела, вожак распознает обманку. Одновременно с его тревожным криком я вскакиваю на ноги и произвожу прицельный выстрел.

Будете пытать, я и тогда не вспомню, как целился, как грянул выстрел, помню лишь, что гусь повалился, будто уткнувшись в невидимую преграду. От неожиданного результата, вместо того чтобы выцелить вторую птицу, я смотрю, как первая падает на поле.

Второпях вскидываю ружье, следя за сбитым гусем, произвожу второй и третий выстрелы и лишь на четвертом целюсь в удаляющуюся птицу, но она уже слишком далеко. Огромными скачками спешу к добыче, которая пытается спастись бегством. Подранок!

Лишь после того как мой пыл охлаждает ледяная вода, промочившая мне ноги, я вспоминаю, что у меня в стволе еще один патрон…

 

ФОТО: SHUTTERSTOCK

Сердце рвалось из груди, и я долго еще не мог отдышаться. Вновь заняв свою позицию, я отчетливо почувствовал, как сильно устал за эти дни. Глаза сами собой стали закрываться, и я готов был погрузиться в сон, но тут начались звонки знакомых охотников с жалобами, что птицы нет ни у кого. По сути, ее не было и у нас.

В десять утра мы с Валерой вернулись в лагерь. Сергей в тот день не охотился: ночью у него поднялась температура, и он отлеживался в палатке, поедая разные таблетки. За накрытым столом товарищи поздравили меня с первым трофеем. Потом мы поздравили друг друга с полем, потом подняли за удачу…

Вскоре усталость надавила на веки, и мы разбрелись по палаткам на отдых. В обед мы с Сергеем решили отправиться в разведанное накануне место. Взяв с десяток профилей,
выдвинулись к месту предстоящей охоты, а Валера остался на своем месте. Добравшись, мы были разочарованы увиденным.

По протоке шныряли любители «весенней ходовой» охоты, которые, увидев нас, удалились. И хотя надежды встретиться здесь с гусем не осталось, мы все же расставили профиля и затаились в кустах. Время тянулось киселем. Вот и солнышко пошло на снижение, а мы так и не увидели ни гуся, ни дичи вообще. И это сыграло с нами злую шутку.

Комфортно устроившись в кустах, мы расслабились. Увлекшись игрой на манках, прозевали гуся-одиночку, зависшего над нашими головами в каких-то двадцати метрах, и пока мы метались в поисках ружей, запутавшихся в ветвях ивы, крупный гусь улетел прочь. Вернулись в лагерь ни с чем. Валере повезло больше.

Стоило нам с Сергеем уйти, как на наши позиции стали налетать небольшие табунки. Оценив, что профиля работают лучше, чем полукорпусные обманки, Валера переместился на нашу позицию и был вознагражден трофеем. Следующий день не принес положительных эмоций. Птицы не было вообще. К обеду третьего дня охота была закончена.

Недобычлива в наших местах охота на гуся. Не бьют его ни десятками, ни сотнями. У нас для некоторых даже норма смешная: три гуся в сезон. Но тем слаще, тем значимее и желаннее трофей.

Сергей Ликсонов 8 июля 2022 в 10:30







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований





наверх ↑