С волками жить...

Волк — это не животное. Или не совсем животное. У человека, который встал на посвящение, с волком непременно возникают особенные взаимоотношения. Настоящий шаман своего сына, которому еще не исполнилось четырех лет, относит в логово волка, когда там есть волчата, и оставляет на весь день. Потом забирает — целым и невредимым. Волки вообще ни при каких обстоятельствах детей не обижают.

Фото Unsplach

Фото Unsplach

Нижеприведенный материал получен при наблюдении за пятью семьями диких волков, приученных к моему присутствию (за одной семьей чуть меньше 1500 часов наблюдений, а за остальными — не более 300).

Кроме этого, многолетние наблюдения я проводил и за четырьмя группами (всего 22 волка) специально подготовленных и выпущенных мною волков.

Это участок Триалетского хребта в 18 километрах от Тбилиси.

На этой территории естественная популяция волка полностью была уничтожена. Выпущенные волки с первых дней жизни были выращены в неволе.

К сожалению, я никогда не наблюдал процесса формирования пары, поэтому обсуждаться будут семьи с уже сформированной доминирующей парой. Именно она способна к размножению. Волки принадлежат к социальным видам млекопитающих.

Это значит, что они организуют постоянные группы (как правило, это семьи) и способны согласованно взаимодействовать при решении поставленной природой задачи.

В свое время некоторые исследователи считали, что волки размножаются колоссальными темпами, чуть ли не в геометрической прогрессии, потому что все половозрелые особи в группе способны размножаться.

Но в дальнейшем выяснилось, что в группе, как правило, право на размножение имеет только доминирующая пара. Волки — моногамный вид, они выбирают партнера и создают пару на всю жизнь, которая, являясь доминантной, руководит всеми действиями группы.

 

Что касается соотношения полов, то оно в группе волков всегда разное и в зависимости от ситуации может меняться в пользу самцов или самок. Фото автора.

Почему же не размножаются остальные члены группы? Оказывается, из-за сильнейшего социального давления доминирующей волчицы на низкоранговых половозрелых самок у последних меняется репродуктивная физиология и не наступает репродуктивный цикл.

Но известным зоологом и великолепным знатоком псовых Андреем Поярковым было обнаружено очень интересное явление, получившее название «феномен репликации», когда в группе приносит волчат и подчиненная самка.

Надо отметить, что она не покидает территорию группы, но уходит рожать отдельно. Этот феномен интересен еще и тем, что ее волчата в конце концов вольются в группу, примут и продолжат ее традиции. Традиции же передаются из поколения в поколение.

Известна традиция приема охоты, описанная в Боржомском Императорском охотничьем хозяйстве. В горных условиях волки, как правило, гонят потенциальную жертву вниз по склону. В описанном же случае они гнали вверх по склону, который заканчивался крутым обрывом, в него и срывались олени.

В семидесятые годы этот же прием охоты описан мною и другими исследователями. Представьте, в течение скольких поколений сохранилась эта традиция.

Чем же занимаются волки, пока нет серьезных дел? Они собираются в определенном месте встреч и отдыхают. Если понаблюдать за их отдыхом, то в глаза бросится интересная особенность, которая указывает на плотность социальных отношений между членами группы: низкоранговые сидят или лежат на приличном расстоянии от матерой пары, но среди них хорошо заметен уровень социальной близости.

В частности, некоторые из низкоранговых располагаются рядом, а некоторые поодаль. Одна из типичных форм непосредственного физического контакта — это блошение. Не обходится и без звуковой коммуникации: при непосредственном общении это лай или, точнее, рявканье и скуление.

Конечно, такая «идиллия» небесконечна. Каждый год численность группы растет за счет нового поколения.

 

Каким образом несмышленый волчонок становится прекрасным охотником и способен решать сложнейшие задачи, требующие высокого уровня рассудочной деятельности? Это довольно большая тема, которую не вмещает данный формат.Фото автора.

У всех социальных видов, включая человека, существует потребность в реализации определенного, специфического для вида количества социальных контактов. Если количество этих контактов превышает потребность, то в группе возникают серьезные конфликты. У волков при ежегодном увеличении численности группы возникают те же процессы.

Из-за постоянных конфликтов увеличивается социальная дистанция между индивидами, и, как финал, часть членов группы изгоняется. Как правило, это молодые и старики. Теперь же об одном из серьезных дел — об охоте.

Это коллективная работа, во время которой все действия членов группы должны быть согласованы. Начнем с того, что не только места охоты всегда разные, но и объекты (олень, косуля и др.) различаются индивидуальной психикой и реакцией, что, безусловно, осложняет достижение цели.

Как оказалось, перед началом охоты волки оценивают ситуацию, ландшафт, изучают потенциальную жертву. Только после этого строится план действий.

Для успеха в охоте необходимо согласовать все действия. Как это сделать? Телодвижениями? Исключено, репертуар звуковой коммуникации скуден. Остается следующее: непосредственно перед началом охоты матерый бросает взгляд на каждого члена группы, после чего все расходятся по своим местам и начинается охота.

Экспериментируя со своими ручными волками, я понял, что существует подобная форма коммуникации, которую, к сожалению, не принято обсуждать в официальной науке.

 

Об авторе. Ясон Константинович БАДРИДЗЕ — ученый этолог, доктор биологических наук. В настоящее время профессор Тбилисского государственного университета им. Ильи. Преподает курс поведения животных. Почти двадцать лет своей жизни изучал поведение волка. Два года прожил в волчьей стае. Самостоятельно выкормил и воспитал почти сотню волков. Разработал методы выращивания и отбора диких животных для возвращения их в природу.

Я наблюдал более 50 охот, и каждый раз меня поражала слаженность действий членов группы. Самое впечатляющее, на мой взгляд, то, каким образом распределяются функции. ведь каждый взрослый индивид берет на себя ту функцию, которую он способен выполнить лучше других. Он в своем деле профессионал и может управлять другими волками независимо от их социального статуса.

Какова доля успешной охоты и сколько оленей или косуль волки добывают? Наблюдения показали, что доля успешности охоты составляет один к четырем-шести, а в месяц хищники добывают не более двух оленей или трех-четырех косуль.

Речь здесь идет о семье из шести-восьми волков. Между удачными охотами они добывают грызунов и зайцев, сравнительно редко птиц. Довольно приличное место в их рационе составляет растительная пища — ягоды и разные травы. Какое же влияние оказывают волки на численность потенциальной жертвы и понимают ли они, что численность упала?

Вспомним охотничьих собак. Когда численность объекта охоты падает, собаки затрачивают больше времени на поиск следа. У них нет иного шанса, как продолжать поиск. Волки же бережно относятся к затраченной ими энергии, и если затраты превышены, то они переключаются на другой вид.

В процессе же эксплуатации этого вида численность постепенно снижается и в то же время восстанавливается численность первого. Таким образом, волки меняют объект охоты в зависимости от затраченной на поиск энергии.

По-моему, очень интересный вопрос, какой пол оленя предпочитает волк. Я сошлюсь на результаты исследования, проведенного нами в Лагодехском заповеднике (1979–1995). В первую очередь надо сказать о системе ранжирования у оленей.

Общеизвестно, что с начала гона возникают бои между самцами оленей, которые продолжаются до определения доминанта. Став однажды доминантом, этот самец сохранит роль производителя в течение многих лет и даже тогда, когда необходимые качества производителя значительно снизятся.

В процессе многолетнего доминирования несравненно возрастает вероятность инцеста, т.е. близкородственного скрещивания. У оленей не сформирован природный механизм смены доминанта, а значит, популяции грозит деградация. Но оказалось, что природа возложила функцию смены доминантов на хищника.

Во время гона волки всячески избегают очень агрессивных самцов, которые фактически мало едят и десятки раз в день спариваются. Это, безусловно, их истощает. После же окончания гона у них остается пагубная в данном случае привычка доминанта: они близко подпускают врага. Этим и пользуются волки и, как правило, добывают бывших производителей.

 

Волки способны прогнозировать результат собственного действия. Это в свою очередь значит, что они способны создать план, представляя его результат. Волчьи охоты тому доказательство. Фото автора.

Конечно, это звучит ужасно: волки уничтожают производителей! Но ведь высокую жизнеспособность популяции поддерживает именно своевременная смена производителей. Вместе с тем минимизируется вероятность инцеста. Остается непонятным, по каким признакам волки выбирают тех производителей, которых необходимо сменить.

Я очень хорошо помню, что каждый директор заповедника в своих отчетах указывал о росте численности оленя и других копытных. То же самое происходило и в Лагодехском заповеднике. Для увеличения численности в заповеднике выбили волка. В результате численность оленя от 700 голов (это максимум для 18 000 га) выросла до 1500.

Но самое интересное началось после этого. Зная «в лицо» практически всех оленей, специалисты обнаружили, что оленухи после родов перестали поедать послед с плацентой. Объяснили это отсутствием хищника, т.е. отпала необходимость скрывать место родов. В результате 80 % оленят, матери которых перестали есть послед, в дальнейшем были не способны к размножению.

Механизм очень прост: в плаценте огромное количество половых гормонов, часть которых при ее поедании через кровь попадает в молоко, а затем в организм новорожденного. У последнего запускается механизм формирования репродуктивной системы в пределах нормы. Конечно, в дальнейшем численность оленей катастрофически упала.

Прекращение плацентофагии происходит только при увеличении плотности популяции, и это крайний механизм сдерживания роста ее численности. Интересно, что плаценту едят только те виды, у которых следующий репродуктивный цикл начинается после окончания лактации. Те же виды, у которых следующий репродуктивный цикл начинается на фоне лактации, не едят плаценту.

Площадь семейной территории у волков в разных регионах и в зависимости от условий может сильно варьировать от 50 до 150 км². Раз это семейные территории, то их границы должны охраняться и быть четко обозначены.

В основном они обозначаются запаховыми метками — мочой и экскрементами. Кроме этого, есть и визуально-запаховые метки — поскребы, а зимой мочевые метки (желтые пятна хорошо видны на снегу). Кроме этого, территория обозначается и с помощью воя, очень резкого и ультимативного.

Необходимо подчеркнуть, что у всех выпущенных мною волков заранее вырабатывалась прочная реакция избегания незнакомых людей и домашних животных. Таким образом, для местного населения волков как бы не существовало, и, естественно, за ними никто не гонялся.

Почему же волки становятся синантропами? Есть две причины. Первая — естественная, вторая — неразумные действия человека. Мы уже обсуждали вопрос о том, что при увеличении численности группы увеличивается количество социальных контактов.

Это в свою очередь ведет к расщеплению группы, т.е. из группы изгоняются низкоранговые индивиды, в основном молодые и старики. Подобное происходит раз в четыре-пять лет. Эти волки еще или уже неспособны добывать крупных животных. Куда им деться? Они стараются примкнуть к другим группам и часто погибают в межграничных стычках.

Те же, кому повезло остаться в живых, выходят к человеку и начинают добывать домашних животных, что несравненно легче. Таким образом, став синантропами, они не только не вернутся к дикой добыче, но и своих волчат будут обучать добыванию домашних животных.

Теперь о второй причине — о неразумном поведении человека. Потеряв домашнюю живность, человек бежит в лес, ставит капканы, петли, стреляет. В результате погибают исключительно доминирующие волки, которые управляют всей группой и, как правило, никакого отношения не имеют к добыванию домашних животных.

Потеряв же доминантов, группа распадается, и полностью повторяется вышеописанная ситуация. Таким образом, уничтожая доминантов, не имеющих отношения к домашним животным, мы умножаем синантропов.

Каков же выход? На мой взгляд, единственный правильный выход — это засада и уничтожение синантропов. Я хорошо знаю, насколько нудно часами сидеть в засаде, но поверьте, это единственный способ минимизировать численность синантропов и сохранить природную экосистему в идеальном состоянии.

НА НЕЙТРАЛЬНОЙ ПОЛОСЕ

Интересно, каким образом располагаются границы семейных территорий волков по отношению друг другу. Удивительно, что по этому поводу нет единого мнения. Американский ученый Д. Меч показал, что территории волчьих групп перекрываются, образуя так называемые буферные зоны. Эти зоны практически свободны от волка, и, как следствие, в них безбедно обитают копытные.

 

Коллега Д. Меча с помощью спутникового наблюдения показал, что между территориями соседних групп нет никаких буферных зон, границы просто соприкасаются (рисунок 1). Третьи же данные, которые мы получили в результате многолетних наблюдений за четырьмя группами выпущенных нами волков, указывают на другую систему пространственного распределения границ.

В год выпускали одну группу, каждая последующая вторгалась на территорию предшествующей, создавая буферную зону, затем эта зона исчезала, а границы соприкасались. В конце концов когда территория была полностью освоена, между границами соседних групп образовались нейтральные зоны, ширина которых составила от двух до трех километров (рисунок 2).

Этот факт полностью подтвердил данные, полученные мной в Боржомском заповеднике. Интересно, что в этих нейтральных зонах, куда не выходят волки, была наивысшая плотность копытных, которые там же и рожали. Может возникнуть вопрос, чем же питаются волки.

 

Оказывается, в этих зонах среди копытных очень сильная территориальная и пищевая конкуренция, из-за которой низкоранговые особи постоянно изгоняются на волчьи территории. Вот они-то и становятся объектами охоты.

Рисунок 2. Участок Триалетского хребта, выбранный для реинтродукции волков, и их персональные участки и границы после освоения территории.

Ясон Бадридзе 11 октября 2021 в 11:26







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Дмитрий Сыроежин офлайн
    #1  13 октября 2021 в 13:43

    Уважаемый Ясон Константинович, всегда с большим интересом относился к Вашим исследованиям, соответственно меня очень заинтересовало содержание и этой Вашей статьи. Моё отношение к волку очень неоднозначно. С одной стороны волк - это сильный, красивый и умный зверь. Но с другой - это страшная сила, беспощадно уничтожающая наших охотничьих собак, практически на всей территории лесной зоны России. И если от синантропных волков дворовую собаку ещё можно уберечь, построив высокий забор вокруг сельского дома, а собаку посадив в прочный вольер, то спасти собаку на охоте практически невозможно. Нападают на собак в лесу и синантропные волки. Но они намного слабее "волков-лосятников". К примеру, в 2017-м году мне удалось отбить от пары синантропных волков 2-х моих карело-финских лаек. Нападение же семейной группы, а порой даже доминантной пары "волков-лосятников" на собаку гораздо более сташно. Один волк вполне способен одномоментно схватить и утащить западно-сибирскую лайку или русскую гончую, что уж говорить о карелке, которая весит-то всего 10-15кг! Скажем прямо, если охотничья собака встретила на удалении более 300 м от хозяина такую группировку, то её судьба, вероятнее всего, предрешена. Спасти может только чудо. А ведь волки ищут таких встреч, целеноаправленно выслеживая наших друзей и компаньонов! И дело далеко не в гастрономичеких пристрастиях, главная их цель - это зачистка своего охотничьего участка от более слабых пищевых конкурентов. Точно так же они поступают и с "нетерриториальными" волками, посягувшими на их территорию. Но нам-то от этого не легче! Потому, до тех пор, пока такие нападения не прекратятся, волк - наш враг. Соответственно и отношение к нему будет как к врагу. Вот если бы Вы, с вашим колоссальнейшим опытом в области изучения этого зверя, смогли бы найти действенный способ защиты охотничьей собаки от волчьих зубов в лесу! Возможно тогда мы, многочисленные владельцы охотничьих собак, из ваших оппонентов превратились бы в ваших союзников.

    Ответить
  • 0
    Пётр Козлов офлайн
    #2  16 октября 2021 в 09:30
    Дмитрий Сыроежин
    Уважаемый Ясон Константинович, всегда с большим интересом относился к Вашим исследованиям, соответственно меня очень заинтересовало содержание и этой Вашей статьи. Моё отношение к волку очень неоднозначно. С одной стороны волк - это сильный, красивый и умный зверь. Но с другой - это страшная сила, беспощадно уничтожающая наших охотничьих собак, практически на всей территории лесной зоны России. И если от синантропных волков дворовую собаку ещё можно уберечь, построив высокий забор вокруг сельского дома, а собаку посадив в прочный вольер, то спасти собаку на охоте практически невозможно. Нападают на собак в лесу и синантропные волки. Но они намного слабее "волков-лосятников". К примеру, в 2017-м году мне удалось отбить от пары синантропных волков 2-х моих карело-финских лаек. Нападение же семейной группы, а порой даже доминантной пары "волков-лосятников" на собаку гораздо более сташно. Один волк вполне способен одномоментно схватить и утащить западно-сибирскую лайку или русскую гончую, что уж говорить о карелке, которая весит-то всего 10-15кг! Скажем прямо, если охотничья собака встретила на удалении более 300 м от хозяина такую группировку, то её судьба, вероятнее всего, предрешена. Спасти может только чудо. А ведь волки ищут таких встреч, целеноаправленно выслеживая наших друзей и компаньонов! И дело далеко не в гастрономичеких пристрастиях, главная их цель - это зачистка своего охотничьего участка от более слабых пищевых конкурентов. Точно так же они поступают и с "нетерриториальными" волками, посягувшими на их территорию. Но нам-то от этого не легче! Потому, до тех пор, пока такие нападения не прекратятся, волк - наш враг. Соответственно и отношение к нему будет как к врагу. Вот если бы Вы, с вашим колоссальнейшим опытом в области изучения этого зверя, смогли бы найти действенный способ защиты охотничьей собаки от волчьих зубов в лесу! Возможно тогда мы, многочисленные владельцы охотничьих собак, из ваших оппонентов превратились бы в ваших союзников.

    Поделюсь своим опытом защиты собака от волков.
    Когда охотился со своими гончими в местах возможного обитания волков, на шею собакам привязывал свежестрелянную гильзу, с запахом сгоревшего пороха, на красной ленточке из х.б.
    с расчётом что если и зацепится такая лента за ветку, то собака её порвёт. гончие были вязкие, частенько гоняли зайцев и лис по ночам, снять их было не просто. несколько раз в районе гона видел свежие следы волков.
    но нападения на собак не былою
    а у моего знакомого охотника примерно в этом же районе волки сняли выжловку с гона.
    не утверждаю что это абсолютная защита, но мне было спокойней.

    Ответить
  • 0
    Михаил Сёмин офлайн
    #3  16 октября 2021 в 10:03
    Пётр Козлов
    Поделюсь своим опытом защиты собака от волков.
    Когда охотился со своими гончими в местах возможного обитания волков, на шею собакам привязывал свежестрелянную гильзу, с запахом сгоревшего пороха, на красной ленточке из х.б.
    с расчётом что если и зацепится такая лента за ветку, то собака её порвёт. гончие были вязкие, частенько гоняли зайцев и лис по ночам, снять их было не просто. несколько раз в районе гона видел свежие следы волков.
    но нападения на собак не былою
    а у моего знакомого охотника примерно в этом же районе волки сняли выжловку с гона.
    не утверждаю что это абсолютная защита, но мне было спокойней.

    В тему защиты собак от волков... В прошлом году, на охоте с гончей, товарищ одевал выжлецу такой вот ошейник. Давным-давно вычитал он о нем в Охоте и охотничьем хозяйстве.

    Гончаков, что снимали волки с гона, как показал их опыт и несколько найденных за все времена собак после нападения, волки хватали (атаковали) за шею. Вот и родился такой вариант ошейника на просторах бывшего СССР...

    Ответить


Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться






наверх ↑