Тянет в поле

За черной полосой зяби, набухшей от дождей, тянется озимое поле, левый край его провалился в низину, а правый «выскочил» на угорчик с отсеченным уголком, при этом будто похожим на загнутую страницу книги.

 

Русак там в бурьяне лежит, сто процентов даю, — говорит возбужденно Маргось. — И здесь лежит… — указывает он рукой на скинутый с плеч рюкзак и бережно положенный на траву.
Все слышали одиночный выстрел, но не верят Маргосю до тех пор, пока тот не развяжет лямки и не вытащит на всеобщее обозрение выбеленного русака со стеклянными глазами.
— На кровях, на кровях… — поспешно бросает хозяин заполеванного зайца, достает из рюкзака полиэтиленовую бутылку, наливает в лафитник:


— Охотник пьет первым, ну, дай бог, не последняя!.. — Маргось махнул рюмку, от удовольствия замер, выкатил большие глаза, провел ладонью по животу: — А-а! Хорошо пошла!
— Как это по-украински звучит… «ты глянь, яке падло…», — замечает доктор Александр Иванович. Маргось будто не слышит в его адрес громкого смеха:
— Давай быстренько, — торопит он, — троих в загон хватит, остальные на номера...


Проходим через густой лозняк, к Удаю. Часть бригады повернула вправо, в загон. У остальных другой маршрут. Я иду последним. Значит, первым на номер стану я.


— Оставайся, – подтверждает мои мысли бригадир первички Андреич, кивает головой на мощный невдалеке осокорь, прошел несколько метров, оглянулся и еще раз указал выразительным жестом руки. Я осмотрелся. Место с подростом, неплохое для скрада. Слева пролегали редкие кусты со свалявшимся травостоем, дающие хороший обзор, в то же время хорошо маскируя. Впереди, в нескольких метрах, светился прогал. «А-а-а-! Пошел!» — донеслось до меня. Заработала гончая, вскоре к ней присоединились голоса других собак. Сомнений не было — натекли на лисий след. Патрикеевна водила собак по всему отъему, гон то удалялся, то вновь нарастал с новой силой, наконец, голоса замолчали. Я внимательно смотрел на чистинку впереди, на просвечивающий кустарник. И не напрасно.


Кумушка бежала легким аллюром, поворачивала мордочку назад, наверное, она была довольна собой, что легко оторвалась от собак. В душе я поаплодировал ее сметливости и, казалось бы, удачно выбранному направлению. Загонщики резко сместились вправо, номера сосредоточились ближе к нарезанному дорогой острому углу массива, я же стоял в отдалении. Смотрел на не спеша бегущую лису и уже принял решение: как только окажется в прогале… Лиса свалилась мгновенно, лежала без движений, затем дернулась несколько раз и затихла. Я забрал тушку, подвесил на ветку и уже наблюдал за работой собак, как добегали они до еще теплого места, где лежала лиса, торопливо обнюхивали вокруг, ища по сторонам следы, ничего не понимая.


Взяли еще несколько пролесков, вышли на простор. Молчат собаки, челночат, опустив головы, высунув языки, сухую землю. Все грешат на погоду. Снега бы! Заяц мертво лежит, пока ногой не наступишь. Выпавший несколько дней назад снег растаял, ходим по чернотропу, о следах нет и речи, лишь на болотистых тропах, дорогах, где чернеется месиво от тракторов, машин встречаются отпечатки копыт кабанов, косуль, да пенистая, взмутненная вода в нитках каналов указывает на переходы зверей. Опять же, погода ли тому виной? О катастрофическом падении численности зайцев сколько бумаги исписали, что только ни говорили, а где он, «косой»? Кажется, причин не то что уменьшилось, но на уже названные наслаиваются новые. И, судя по всему, самой природе не справиться.


У нас привал. Собираем сухие валежины на костер. Вот уже потянулся и сизый дымок в небо, к плывущим над нами облакам. Около груши-дички мужики развязывают свои рюкзаки, достают, чем подкрепиться.


— Сашко, расскажи байку про кабана? — прошу я Маргося. Тот мгновенно светится улыбкой, заговорщицки смотрит на меня.
— Рассказать?.. Слушайте. Заходим в очередную загонку. Андреичу говорю: «Зайди справа, а я пойду крайним на номер». Стал. Смотрю, заяц пробегает в тринадцати метрах от меня.

Стреляю картечью. Мажу. Хлопцы стреляют, я считаю: раз, два…шесть. Да сколько можно? А на номера зверь не идет. Слышу, Васильич ударил…
Только тут до меня доходит: «Ах ты, чертушка, это ты про меня… тогда охотились по лицензии на кабана, ну валяй, чего уж там».


— Я прибегаю и вижу такую картину. Вася сидит на кабане, а Васильич ходит рядом, в дуло ружья смотрит, ничего понять не может. У него патрон остался в стволе, после осечки. Капсюль воспламенился, а силы вытолкнуть пулю не хватило.
Дополню тут Маргося. Накануне все пошли обходить канал, я же подумал: «Негоже «моржу» бить попусту ноги» и решил перейти поперек канала. Воды оказалось по грудь, да еще на конус заиленное, скользкое дно. Поскользнулся, патронташ ушел в воду. Д-а-а… и на старуху проруха бывает.
— Кабан-то небольшой, — замечаю Маргосю.
— Нет, красиво ты его положил.
Смотрю на разгоряченные, красные лица охотников. Совещаемся, куда идти дальше.
— Бурьян у конторы можно захватить, — предлагает Андрей.
— Заяц там будет... — поддерживают его.
— Пойдешь по-над лесом, а мы по центру, через долину, загонка тут небольшая, около километра, — говорит мне Пантеха.


Поднимаюсь, перекидываю на плече ружье, спешу. Прошел до самого края, проселок повел резко влево, уводя за собой высокие гладкоствольные сосны с густыми округлыми куполами крон на верхушках. За моей спиной «гопало», да так громко и протяжно, что казалось, весь лес ходит ходуном. Это дружная и многочисленная команда из Киева «отрабатывала» лицензию на кабана. Ухнул выстрел, поспешно другой. Подумалось, что стрелял молодой, горячий охотник, на которого выбежала лиса или заяц. Предстало лицо парня, стоящего на номере, с кем мы пообщались полчаса назад. В руке он держал разломленный ИЖ-54, в стволах золотились на солнце донышки гильз.


— О! Сразу видно, стендовик, — сказал я, поздоровавшись. Он улыбнулся, доброжелательно ответил на приветствие. «Этот бы не промазал…» — подумал я, обернулся и увидел на угоре за дорогой сиреневого цвета замызганную «Ниву». Машина стояла, из кабины никто не выходил. Я прошел вдоль канавы, перешел дорогу, следом проехала «Нива». На фоне зеленых ветвей замелькала ондатровая шапка Пантехи. Загонка, как и предыдущая, оказалась без зверя. Машина остановилась, из кабины доносились злобные голоса лаек. Вышли двое, тепло поприветствовали Василия, потом меня.


— Может, возьмем ближайшую балку, а за ней две долинки, а вдруг кабан… — предложил с оселедцем на голове похожий на казака охотник.
— Нет, нет … — ответил Василий.


Мы поворачиваем к Удаю, с трудом пробираемся через уремные места русла речки, выходим на лед.


— Смотри, куда я наступаю, — сторожится идущий впереди, шваркающий по льду сапогами Пантеха, — не то провалишься.


Я следую совету и думаю о том, каких только охотников не встретишь: одни ради мяса готовы на все, другие — в поисках адреналина, самоутверждения. Кабанья охота «на булат» в Беларуси, описанная киевлянином И. Касаткиным, похоже, практикуется и у нас, в богатых хозяйствах. Суть которой брать вепря не пулей, а штыком. Таким, как видел у Пантехи, лезвие тесака — сантиметров сорок, подарок знакомого. «Наши охотники, — рассказывал на кабаньей охоте егерь Иван, — тешат себя не с матерыми секачами, а с подсвинками». Что ж, каждый выбирает ношу по себе…


В последние годы выезды в охотугодья не отличаются добычливостью, бывает, за сезон и стрельнешь-то раз-два, а тянет, вновь тянет с какой-то ностальгией в поле, лес, на болота.
Так хочется еще раз перевернуть страницу непрочитанной книги. Об охоте…

 

Виктор Лютый 11 ноября 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -1
    Филипп Стогов офлайн
    #1  11 ноября 2014 в 14:38

    Спасибо автору, действительно тянет, да еще при такой фотографии...

    Ответить
  • -1
    Дмитрий офлайн
    #2  11 ноября 2014 в 16:55

    Очень красивый рассказ Виктор, спасибо!

    Ответить
  • -1
    Александр Стефанович офлайн
    #3  11 ноября 2014 в 17:33

    И как будет выглядеть подобный хороший рассказ, если его снабдить предупреждением типа-употребление алкоголя вредит вашему охотничьему билету.. А такое вполне возможно.

    Ответить
  • -4
    Филипп Стогов офлайн
    #4  11 ноября 2014 в 20:05
    Александр Стефанович
    И как будет выглядеть подобный хороший рассказ, если его снабдить предупреждением типа-употребление алкоголя вредит вашему охотничьему билету.. А такое вполне возможно.

    Если вспомнить мудрое высказывание: "Не надо стремиться быть святее Папы Римского", то рассказ будет выглядеть также хорошо, как и до приписочки, тем более, что она ничто по сравнению с приписочкой Юрия Константинова (он же генерал-лейтенант РОС) к статье А.В. Стефановича "Неправильная" стрельба гусей".

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑