Браконьеры

— В джип! В джип! — бросая удочки на деревянные мостки, мимо меня пробежал к дому старший охотовед Александр Ковалев. — Выстрелы слышал?

 

И вправду, пара глухих хлопков раздалась с востока. Солнце только поднялось над горизонтом, заливая яркими лучами воронежскую лесостепь с белесыми шишками сурочьих бутанов, из которых неторопливо вылезали погреться на солнце первые байбаки. Над зеркальной гладью озера клубился утренний туман. От редких всплесков рыбы медленно расходились круги по всему водоему. Выжженная солнцем трава на склонах холмов и балок серебрилась от выпавшей за ночь росы. В этот год ночи в середине лета были до дрожи холодные, а днем южное горячее солнце выжигало скудную растительность с поверхности земли, и все живое поспешно скрывалось в тени.


В то утро, рано проснувшись и прихватив фотоаппарат, я вышел на крыльцо. Природа вокруг медленно оживала после ночного сна. Между нашим охотничьим коттеджем и деревней расположилась небольшая колония сурков. В этом году их семья пополнилась на семь молодых любопытных зверушек, к которым, если не совершать резких движений, вполне можно было подойти и сделать ряд замечательных фотоснимков. Тем более что позировали они, как заправские модели от Юдашкина, главное в этом деле не торопиться. Сделаешь лишний шаг, и раздается предостерегающий пронзительный свист, оповещающей об опасности, и вся семья в мгновение ока скрывается в своих подземных теремах.


Я отвлекся… «Скорее заводи машину!» — бросил на ходу Саша, скрываясь в доме. Такая реакция охотоведа озадачила меня, но я быстро вернулся в дом за ключами и сел за руль. Через мгновение появился и он. По-прежнему босиком, в камуфляжных закатанных до колен штанах и матросской полосатой майке. В руках брезентовый чехол со служебным СКСом. Прыгнув на пассажирское сиденье, стал меня торопить:


— Давай-давай! Быстрее! Разворачивайся. Направо через плотину, на ту сторону озера!


— Что там? Браконьеры?


— Похоже. Сейчас их перехватим. Поднажми!


Гладкие, высушенные солнцем полевые дороги позволяли гнать во всю мощь тойотовского дизеля. Только пыль от чернозема густо клубилась за машиной. Поначалу, толком не проснувшись, я вел машину аккуратно. По дороге попадались сурочьи норы и бутаны, в которые попасть колесом совсем не хотелось. Потревоженные байбаки едва успевали отвернуть от колес несущегося джипа. Но Саша все торопил и торопил меня и, вскоре стрелка спидометра ушла за отметку 100. Мы перелетели мостик через дренажную канаву. Я давно потерял ориентацию на местности, направив все внимание на дорогу.


— Прямо, направо, еще направо, прямо! — напряженно всматриваясь через лобовое стекло в какую-то точку слева, указывал дорогу Саша. — Прибавь… Еще…Вот они! На машине. Сейчас накроем.


Я мельком кидал взгляды на горизонт, но кроме бескрайней степи, пологих холмов и крутых балок, покрытых зарослями белой акации и разнотравьем, ничего не видел. Гонка между тем продолжалась. Пересекая очередную канаву, я почувствовал, как колеса оторвались от земли и машина на миг зависла в воздухе. Приземлившись, я прибавил еще скорости. Дорога стала забираться на холм, и вскоре Саша скомандовал: «Налево! Съезжай с дороги. Смотри внимательно — может быть рытвина».


Машина запрыгала по кочкам. Слева перед нами открывалась величественная панорама степного края, освещаемая из-за спины восходящим солнцем. Со слов Саши, здесь в «застойные годы» был огромный карьер, где добывали глину — сырье для изготовления суриковой краски, столь популярной в прошлые времена. Разработка велась серьезная, с карьерными экскаваторами и большегрузными БелАЗами. Все кануло в Лету. Осыпалось, заросло, останки механизмов сдали на металлолом, и постепенно, природа скрыла безобразные антропогенные шрамы хозяйственной деятельности человека.

Проглядев в сухой траве сурочьи норы, я попал в них колесом. Тряхануло так, что я головой стукнулся о потолок, а вещи разлетелись по всему салону. «Давай правее и прямо», — Саша сжимал потертое ложе СКСа. Он планировал выскочить через балку прямо на браконьеров, которые, как я понял, находились ниже нас по склону холма. Но перед нами неожиданно образовалась промытая дождями канава, непреодолимая для нашей машины. Проехать к балке, идущей вниз, было невозможно. Я остановился. Саша тут же, как чертик, выскочил из машины и, подбежав к краю обрыва, спрыгнул вниз.


Их было двое. На красной «девятке». Увидев Сашу, они бросились к своей машине. В утренней тишине сухо прозвучал выстрел из СКСа. Саша стрелял в воздух. Не ожидая такой «атаки», они с перепугу растянулись на земле, положив руки на затылки. Это я увидел, стоя на краю пропасти. Все было кончено.


В итоге были изъяты два незарегистрированных охотничьих ружья, поддельные и просроченные документы. Дальше нас ожидало составление акта и совместное возвращение на базу — обычная работа наших охотоведов. Сколько же таких работ выпадает на их долю?


А передо мной по-прежнему расстилалась манящая вдаль картина величественной южнорусской степи с холмами, дубравами и полями.

Глеб КРЫЛОВ 30 апреля 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Марк Кацман офлайн
    #1  30 апреля 2014 в 10:40

    Слов нет. Это не охотовед (или кто он там) , бандит какой то . Ни "здрасьте " тебе, сразу давай палить. Представьте себе. К вам бежит мужик в тельняшке и бриджах, с СКС в руках и стреляет на ходу. А потом появляются некрологи типа "Погиб при исполнении" . Кто? Что? Придурок какой то с оружием. Социально опасный тип.

    Ответить
  • -1
    НИК.ИВАНЫЧ офлайн
    #2  30 апреля 2014 в 10:53

    Ну, это каждому со своего подвала виднее...в жизни оно похлеще бывает/

    Ответить
  • -2
    Александр Кузнецов офлайн
    #3  30 апреля 2014 в 14:18

    Когда-то, ещё в 2001 году( всего 4 года я прожил в России) один очень пожилой егерь дал совет, как обезопасить себя на охоте-рыбалке от нежелательного общения с человекообразными, в том числе, и с инспекцией, когда они на подходе и ещё вас не видят. Метод этот заключался в том, чтобы хором петь что-либо гадскими голосами, например, "шумел камыш..." или что-то в этом роде. Обязательно с надрывом и неплохо бы пальнуть в воздух пару раз. Действие метода железное,- проверял сам два раза.

    Ответить
  • -4
    Вячеслав Дьяченко офлайн
    #4  1 мая 2014 в 10:14

    ОХ и не любите вы охотинспекцию бракоши,ну ничего мы вас всех переловим и научим Родину любить.

    Ответить
  • -2
    Petr Petrovith офлайн
    #5  1 мая 2014 в 11:10
    Вячеслав Дьяченко
    ОХ и не любите вы охотинспекцию бракоши,ну ничего мы вас всех переловим и научим Родину любить.

    Да никакие это не браконьеры. Досталось по случаю "подкожное" ружьё. "Давай постреляем!" - "Поехали!" Ну, и налетели на энтих героев...
    Настоящие-то браконьеры по-другому себя ведут. И инспекторов маленько не любят.

    Ответить
  • -2
    Сергей Кудинов офлайн
    #6  1 мая 2014 в 15:50
    Вячеслав Дьяченко
    ОХ и не любите вы охотинспекцию бракоши,ну ничего мы вас всех переловим и научим Родину любить.

    В.Дьяченко

    Осмелюсь спросить, к какому из МЫ вы себя относите?

    Прокурор, охотовед, зелёный или просто МЫ?

    Ответить
  • -1
    Андрей Иванов офлайн
    #7  1 мая 2014 в 22:25

    Садить надо таких "охотоведов" лет на несколько, тогда может голову включать будут, а не ж. думать. И автора за соучастие в разбойном нападении с использовании огнестрельного.

    Ответить
  • -1
    НИК.ИВАНЫЧ офлайн
    #8  2 мая 2014 в 09:50

    Ещё одно "садило" выискался...там же ясно сказано, увидели и стали убегать, и ружья незарегистрированные изъяты. Таким как вы в своих норках городских хорошо рассуждать, а то, что дегенератов развелось с ружьями, вы узнаете только из сводок...а вы бы напросились пару раз на дежурство, может мнение сразу изменится?

    Ответить
  • 2
    Вячеслав Дьяченко офлайн
    #9  2 мая 2014 в 15:42
    Сергей Кудинов
    В.Дьяченко

    Осмелюсь спросить, к какому из МЫ вы себя относите?

    Прокурор, охотовед, зелёный или просто МЫ?

    Я не зеленый и не прокурор,а простой охотник,которому противно слышать выстрелы в охотугодьях в запретное время.В этих случаях нужно не только отбирать ружья,а протокольные рожи бить.И нечего при этом охотоведов ругать,хоть кто то природу охраняет.

    Ответить
  • -1
    анатолий евменов офлайн
    #10  2 мая 2014 в 18:04
    Вячеслав Дьяченко
    Я не зеленый и не прокурор,а простой охотник,которому противно слышать выстрелы в охотугодьях в запретное время.В этих случаях нужно не только отбирать ружья,а протокольные рожи бить.И нечего при этом охотоведов ругать,хоть кто то природу охраняет.

    А в сезон помогаешь охотинспекции проводить"выборочный отстрел в заказнике" или "охранять воспроизводственный участок с собаками"?Когда рыбы хочется, ездишь с ними на "рыбные рейды"?Я знаю многих таких "активистов"(зачастую лихие браконьеры), которые ужами вертятся перед охотоведами не ради порядка, а корысти ради (под"крышей" удобней и лицензии есть).Хочется надеяться, что Вы просто принципиальный.А таких охотоведов, как Григорьев и Довыденко, думаю, даже браконьеры уважают.К сожалению чаще охотоведы "молодцы против овец, а против молодца- сам овца".

    Ответить
Ещё 10 комментариев...
все




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑