По Русскому Северу. Сплав по рекам

Излишки рыбы после «реанимации» отпускались в родную стихию.

Излишки рыбы после «реанимации» отпускались в родную стихию.

Летом прошлого года я откликнулся на предложение в интернете отправиться в поход в Архангельскую область. Руководителем затеи был Сергей Степанов. Наш коллектив состоял из пяти мужчин и одной девушки Татьяны.

Прибыв на поезде в славный город Архангельск, мы погрузили снаряжение в заранее заказанные машины, и прямо с вокзала наш автомобильный кортеж отправился за специальным разрешением на посещение погранзоны. Оставалась заключительная часть пути до точки выгрузки на реке Кепине. По ней нам нужно было сплавиться вниз примерно на 60 километров до впадения в нее реки Ёрны. Затем по Ёрне предстояло подняться вверх по течению до точки, от которой пешим переходом удобнее всего выйти к другой водной системе. Здесь нам следовало найти вход в реку Верхотину и сплавиться по ней до системы Мегорских озер, где берет начало река Мегра. Сплав по Мегре до Белого моря был последним этапом двухсоткилометрового маршрута, после чего наша группа перебрасывалась самолетом с побережья Белого моря обратно в Архангельск.

Сплав по Кепине мы начали у старого моста. Река встретила нас идеально прозрачной, как в аквариуме, водой. Ее ширина на всем протяжении не более 20–30 метров, дно покрыто растительностью, камней и галечников нет. По предварительной информации рыбы в реке много, в том числе и хариуса, причем весьма приличных размеров.

Каждый участник сплава выбрал туристическое снаряжение и рыболовную оснастку согласно своему опыту. Выявились и некоторые особенности в характерах путешественников. Так, Дмитрий и Андрей шли одиночками на двухместных байдарках, а остальные по двое — на трехместных посудинах. Для скарба, которого набралось немало, тоже предусмотрели место. Мы взяли с собой непромокаемые мешки для продуктов и сменной одежды, а также индивидуальные средства защиты от плохой погоды. Поскольку сплав по реке подразумевал перетаскивание байдарок по мелям и разбор завалов, обязательным элементом личной экипировки стали вейдерсы…

Первые минуты сплава были сумбурны и хаотичны, все искали алгоритм движения. Через какое-то время вперед вырвались спортсмены, для них сплавной драйв значил больше, чем процесс ловли рыбы. Почетную должность замыкающих поручили двойке бывалых рыболовов — мне и моему напарнику Виктору. На маршруте мы часто отставали от группы с целью порыбачить, а потом спешно нагоняли ушедший караван. В конце июня хариус по реке распределился фрагментарно. Для удачной рыбалки нужно найти скопление активно кормящейся рыбы и попробовать ее соблазнить мелкими вращающимися блеснами.

Первый вечерний опыт ловли дал положительный результат. За короткий промежуток времени я выловил шесть отменных красавцев. Самый мелкий хариус весил не менее 300 граммов, остальные — порядка 500–700 граммов. Долгий утренний сон команды водных скитальцев — это беда. Пока все спали, мы с Виктором совершали утренний рыболовный променад. Вспоминается одно такое замечательное утро. Свет солнечных лучей до дна пробивал неглубокую речку. В нереально прозрачных струях вальяжно скользили крупные хариусы. Раз за разом наши удилища с тестом от 2 до 12 граммов обстреливали дальние и ближние точки. Однако вскоре стало очевидным, что ни тонкая монофильная леска сечением ноль восемнадцать, ни вертушки нулевых и первых номеров самых изысканных расцветок не пробуждали аппетита у гвардейцев-флагоносцев: хариуса интересовал исключительно вылет насекомых.

Как подать искусственную мушку посредством спиннинговой снасти? Правильно. Для этого есть итальянский сбирулино, или просто бомбарда. Как показали эксперименты с забросами и проводкой, в неширокой речке можно обойтись и без дальнего заброса с грузовым поплавком. Непуганая рыба подпускает к себе очень близко, смущая городского рыболова своей детской непосредственностью. Но мы не стали наказывать представителей благородного семейства лососевых за их невольное безрассудство и все, что было добыто с таким трудом, отпустили.

Сплав по реке Кепине занял три дня. Весельные переходы чередовались с короткими передышками на берегу и счастливыми часами долгожданных рыбалок. Дабы не выбиться из графика сплава, в некоторые дни нам приходилось, что называется, поспешать, усиленно налегая на весла и забывая про рыбалку. Что ж, во имя общей идеи иногда приходится чем-то жертвовать. Увлеченный рыболов, идущий на сплав в большой компании, должен заранее себя настроить на то, что далеко не все интересные в плане рыбалки места он сможет обловить.

Утро третьего дня на этой реке разбудило нас звуками дождевой капели. Как чудесно преобразилась природа, насыщаясь небесной влагой! Заключительная гонка на веслах по Кепине прямехонько вывела нас к впадению реки Ёрны, а там... А там, уже на стыке вод двух рек, разбушевался настоящий харюзовый котел. На небольшом участке реки скопилось множество жирующего хариуса. Видимо, дождь и пасмурная погода придавили мошку к воде и возбудили активность рыбы. Но что самое замечательное, рыбная братия активно интересовалась не только насекомыми, но и вращающимися блеснами. Вот уж действительно, жор так жор!

За три дня сплава самый крупный хариус, пойманный мною, потянул на 700 граммов, большая часть остальной добычи укладывалась по весу от 300 до 600 граммов. Такие показатели близки к уловам в Центральной Сибири, где хариус граммов на 500–600 считается самым ходовым и ловится на крупные вертушки третьих и четвертых номеров. Хариус Архангельской области требует к себе куда большей изощренности, и наши самые крупные приманки были Аглия лонг № 2. Тогда по воле речного царя с уловом поздравляли всех: и тех, у кого была спортивная снасть, и тех, у кого снасть была не очень изящная. Определенным апогеем стал полукилограммовый сижок, пойманный Андреем. Эта рыбалка дала заряд бодрости для преодоления речки Ёрны, где нам пришлось идти вверх, против течения.

Светлой белой ноченькой четыре байдарки речных вояджеров вошли в реку Ёрну. Ночь не лучшее время для физических упражнений, но ради того, чтобы испытать мышечную радость именно в белую ночь, можно и отойти от определенных правил. Подъем по реке начался в одиннадцать вечера, а закончился к шести утра.

Река встретила нас перекатами и ускорениями воды длиной по 20–30 метров. Такие препятствия достаточно живо преодолевались в пешем порядке с байдаркой на буксире. Перекаты сменялись глубокими участками с почти стоячей водой, эти прогоны легко проходились на веслах. Белая прозрачная вода прежней реки сменилась на красновато-коричневую от примеси гумуса Ёрны. Видимо, по этой причине поменялся и видовой состав рыбы. За семь часов подъема было поймано всего два мелких хариуса и приличное количество неплохого окуня, которого в Кепине не было вообще. Не зря говорят, что окунь — это символ перемен.

Подъем по реке не обошелся без приятных сюрпризов. Как-то после очередного переката, где опять пришлось тащить байдарку на буксире, я узрел за поворотом реки заманчивый стоячок-глубочок. На разведку был отправлен крупный плавающий воблер. А в ответ некая неведомая сила остановила в глубине приманку и завязалась борьба. Видавшие виды сплавщики, затаив дыхание, наблюдали за схваткой. А вдруг лосось? Со стороны очень даже похоже. После двух минут борьбы наступил момент истины: в подсаке оказалась крупная щука. Вот так, буквально за несколько часов, веселая ловля мерного хариуса сменилась окуневыми и щучьими трофеями. Щука потянула на 5 килограммов и 300 граммов. В шесть утра мы расположили лагерь, приготовили завтрак и выставили байдарки для просушки. После дневного отдыха нас ждал двухкилометровый пеший ночной переход по тайге к озерам. От самотопа с грузом на плечах освобождалась только Татьяна. Ей доверялось маленькое, но ответственное поручение караулить базовый лагерь, пока мужская часть коллектива в три захода не перетащит снаряжение в новый лагерь на берегу озера. Весь процесс занял у нас 12 часов. Это немало!

Первая ходка принесла неожиданный результат: оказывается, в этой глуши была великолепная тропа, ведущая от реки к озеру. Ее проторили давно: видимо, у нас в России много любителей стихов и запахов леса. Нам осталось лишь поблагодарить неведомых сторонников здорового образа жизни.

Только к полудню на берегу озера вырос новый палаточный лагерь. Отобедав и выпив по рюмочке с устатку, самые слабые члены концессии погрузились в сиесту, ну а мы с Виктором пошли на ближайшее озеро рыбачить. Простенькая, без затей рыбалка с берега принесла мне пару хороших окуней. Кумжи, форели и прочих лососевых обнаружено не было, ну а окуневые сюрпризы клевали на твистеры и вращающиеся блесны.

Думаю, особого внимания заслуживает подход к рыбалке Виктора. Я наблюдал, как в его умелых руках спиннинг с мультипликатором становился не просто орудием ловли, а некой дирижерской палочкой, с помощью которой он завораживал рыбу и вызывал ее на поклевку. Итогом такого концерта, как правило, была пара приличных рыб…

 

Достойного размера рыба ловилась в нужном количестве и составляла основу рациона туристов.

Потихоньку на озеро опускалась вечерняя тишина, а вместе с ней приходило умиротворение. Мы неспешно ужинали у костра на берегу озера, а на следующее утро вновь брались за весла, чтобы преодолеть завалы реки Верхотины. Как говаривал капитан Джон Сильвер, «добыча пропита, деньги растрачены, и снова в море в одних рубахах».

Вход из озера в эту реку напомнил мне кадры из музыкальной комедии «Айболит-66». Все было вокруг зеленым-зелено. Буйной тропической зеленью полыхали лесные джунгли, под ногами колыхалась такая же густо-зеленая суспензия цветущей воды. Сразу же начались и завалы из деревьев, наваленных друг на друга поперек реки. Что-то здесь было не так!

Когда мы вгрызались бензопилой в очередной ствол дерева, мы уже не думали о рыбалке, о какой-то там конфигурации реки и скорости течения, нам просто хотелось как можно быстрее пройти этот участок. Конечно, нам приходили на ум мысли о нормальных героях, которые всегда идут в обход, и теоретически это можно было сделать, срезав гнилой угол реки переходом по суше. Но… Весь первый день сплава по Верхотине был посвящен общению с пилой и топором, даже поесть толком было некогда. Питались сухим пайком прямо на воде, в байдарках, не выходя на берег, и только поздним вечером раскинули палаточный лагерь на симпатичном речном берегу.

Первая половина следующего дня ничем не отличалась от дня предыдущего. Опять завалы, пила, топор, вода по колено и сухой паек. Но в подобных ситуациях доктор Айболит говаривал: «Это даже хорошо, что пока нам плохо».Сигналом к началу лучшей жизни стали два отменных хариуса, пойманные мною и Андреем. И когда мы только успели отличиться в суматохе дел? Как-то незаметно берега речушки расступились, вода стала прохладней и светлее. Это была работа холодных ключей и ручьев. На реке появились перекаты, ускорения, стало меньше завалов. Ну а те препятствия, что еще попадались на пути, были уже не так тяжки для прохождения.

В среднем течении река Верхотина — это чередование глубоких участков с медленным течением и бурных мелководных перекатов. Шум бурлящего потока слышался издалека и настраивал рыболова на встречу с хариусом и прочими лососевыми. Однако и спокойные участки реки не менее заманчивы, здесь вполне можно встретиться с хорошей речной щукой. Нам долго не удавалось выйти на представителей благородного семейства, но вдруг в природе что-то изменилось, и окунь стал попадаться вместе с хариусом. А как только над рекой сгустились облака, окуня с переката как ветром сдуло, и на охоту вышел крупный хариус. Под дождевой капелью на вертушку садилась последняя некрупная щучка, а дальше начиналось пиршество вошедшего в раж хариуса…

Сергей Кузин 5 октября 2016 в 05:22






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑