Маринка и Осман

Фото Владимира Супруненко

Фото Владимира Супруненко

Это не трогательная история о двух влюбленных. Речь пойдет о рыбе, имеющей такие романтические названия и обитающей в горных реках бассейна озера Балхаш. К группе маринковых они и относятся: маринка илийская, осман пятнистый и осман голый.

Рыба некрупная, максимальный вес османа пятнистого 1 килограмм, голого — до трех килограммов, а маринка бывает и крупнее. Ловить мне довелось вовсе небольших, 200-300-граммовых пятнистых османчиков. Этот конопатый красавчик обитает в самых верховьях рек, где они и не реки даже, а ручьи с кристально чистой, абсолютно прозрачной и холодной водой. Прозрачной настолько, что на дне виден каждый камешек.

В тот сезон наша геологоразведочная партия располагалась в верховьях реки Аягуз. Это хребет Тарбагатай в восточном Казахстане, обрамляющий с юга большое озеро Зайсан. Протяженность хребта 300 километров, наибольшая высота — около трех тысяч метров. И служит он водоразделом между бассейном Балхаша и этим озером.

Производственные и жилые разборные домики стояли на живописной поляне, на берегу ручейка, впадающего в речку на высоте 1500 метров. В километре от базы уходили вверх почти отвесные скалы, и по утрам рядом с ними висели, словно приклеенные, облака, придавая им красивый сказочный вид. Ни одного комара и ни одной мухи за весь сезон! Не было и жары, так докучавшей нам в прошлые сезоны, а по ночам было даже холодно. Внизу, в ущелье, шумит по камням речка, дно абсолютно просматривается не только на перекатах, но и в небольших омутах, но о присутствии рыбы в них мы даже не подозревали.

Где-то в середине сезона к нам на работу водителем устроился местный паренек из поселка Урджар. В нашу с моими друзьями компанию он как-то незаметно влился, паренек оказался хорошим, единственный минус — не умел играть в преферанс, за которым мы засиживались по вечерам. Но это не помешало, комплект игроков и без него был полным, как раз четыре человека. Однажды вечером застали его за странным занятием — ладил удочку из привезенных рыбацких прибамбасов.

 

Фото Владимира Супруненко

— Ты куда собрался, Саша?
— На рыбалку.
Реакция наша была соответствующей, посмеялись и поехидничали, а зря… Поздно вечером он явился пред наши ясные очи с полным куканом рыбы. Да какой рыбы! Изумление наше словами не передать, только и сказали — ну ты даешь…

Саша рассмеялся в ответ и говорит:
— Вы часок еще поиграйте, я уху сварю, а все расскажу и покажу завтра.
Электричество от передвижной электростанции у нас гасили в 12 часов ночи. Попросили мы дизелиста подольше погонять станцию, что и раньше частенько делали, увлекшись игрой. Дед, как всегда, для виду малость поворчал и согласился. На уху его тоже, разумеется, пригласили. Игру продолжили, а вскоре и уха поспела. Знатная, надо сказать, она получилась, рыба-то вкуснятиной оказалась.

На следующий день все были в курсе. Наши заядлые рыболовы мгновенно воспряли духом, отладили снасти на скорую руку, и пошло-поехало. Снасть — ну очень примитивная. Удилище длиной 3-4 метра, можно и обычную хворостину применить, леска не важно, какой толщины, на конце грузило 15-20 граммов, можно даже гайку использовать. Выше два недлинных поводка на разных уровнях, с крючками, насадка - кузнечики. И всё. Опускаешь грузило на дно в омуте, натягиваешь удилищем леску и ждешь. Поклевка резкая и уверенная, в руку прямо бьет. Но… всё это только в темноте. Приходилось разводить костер и рыбачить в таких экзотических условиях. Не могу утверждать, что именно способствовало клеву — свет костра ли, ночной ли образ жизни османов, но факт есть факт, при дневном свете ловить было бесполезно. Удивительно! Днем смотришь в этот омут — нет здесь никакой рыбы, а ночью десяток-другой османов на крючке. Спинка у них зеленоватая с темными пятнышками, бока и брюшко светлые. Неживого османа специально клали между камушками спинкой вверх и смотрели — он был совершенно не видим. Вот это камуфляж!

Брюшная полость у маринковых выстлана черной пленкой, по словам Саши, ядовитой. Так ли это на самом деле, не знаю, но когда рыбу чистили, пленку тщательно удаляли. Другой насадки, кроме кузнечиков, естественно, не было, да и зачем мудрить, если и так клевало. Весьма забавно было наблюдать, когда солидный дяденька, инженер- геофизик с внешностью профессора, хлопает курткой по лужайке и что-то в коробочку складывает — кузнечиков заготавливает.

Голого османа мне ловить не приходилось. А вот маринку ловил. В следующем году партия располагалась в среднем течении этой же реки. Османов там совсем не было, а на обычную полудонку клевала маринка. Рыба очень вкусная и очень сильная. Чуть зазевался, мгновенно удочку с рогулек сдернет. Потом уровень воды в реке сильно упал, рыба, видимо, скатилась вниз по течению, ближе к Балхашу, и клев прекратился. До конца сезона больше никакой рыбалки не было. Река Аягуз свои воды доносит до Балхаша только весной. Потом в низовьях пересыхает, образуя отдельные плесы, богатые всевозможной рыбой. Вобла, сазан, судак, белый балхашский окунь с еле просматриваемыми полосками, сом и другие. Словом, угодья сказочные. Безлюдье — этим все и объясняется. Как тут не вспомнить поговорку — хорошо там, где нас нет. Но это я так, к слову…

Владимир Борецкий 26 августа 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑