Как меня высекли

Меня… высекли. На шестидесятом году жизни. После почти 40 лет работы в кинологии... Высекли, как нашкодившего щенка! Долго думал — отвечать? Не отвечать?

Фото fkallgren/flickr.com (CC BY-SA 2.0)

Фото fkallgren/flickr.com (CC BY-SA 2.0)

Но еще раз перечитав статью уважаемого Сергея Сергеевича Королева «Слово о дратхааре» («РОГ» № 9, 2016), познакомился с его книгой «Дратхаар. Немецкая жесткошерстная легавая» и понял одно — либо Сергей Сергеевич не читал мою статью, либо читал, но в силу своих устоявшихся взглядов не может отказаться от сложившихся стереотипов. Впрочем, не будем переходить к личным разборкам. Вернемся к вопросам принципиальным.

Когда я писал — «туповатые», я не имел в виду — «тупые». И касалось это в-первую очередь собак до «гепардовских генераций». Гепард Ушаковой, Беби-Мольков Долватовой, другие, вывезенные из Москвы немецкие жесткошерстные легавые улучшили свердловских собак. Правда, собаки тех генераций были не без недостатков. Высокие — на пределе стандарта, близкие к квадратному, особенно кобели, формату. Насколько помню, перводипломников среди них не было.

И еще один момент — когда я писал о туповатости (не тупости!) дратхааров, имел в виду один яркий пример.

В начале 70-х годов бывший командующий УРВО, генерал Егоровский, был убит собственной собакой. По словам известного в Свердловске легашатника С.В. Дрегалкина, собака была настолько тупа, что генерал на охоту ее не брал. Она сидела в машине. Возвращаясь с вечерней зорьки, генерал ружье не разрядил, стал укладывать его прикладом вперед в машину. Радостная псина бросилась к хозяину...

Выстрел... Натаскивал собаку, по словам все того же С.В. Дрегалкина, Р.Г. Калашников. Я видел эту собаку. Интересная была псина. Но что было, то было… А может, и не было. Генерала могли застрелить, а все свалить на собаку. Вопрос не в этом.

И по стилю хода, стилю стойки и т.д. дратхаары резко отличались от островных легавых. Но правила-то были одни. Изначально, на мой взгляд, любители НЖШЛ, руководство секций, пошли неверным путем. НЖШЛ нельзя было уравнивать и сравнивать с островными легавыми при проведении испытаний.

Склонность к следовой работе, бессистемный поиск портили впечатление. А жаль — по добычливости НЖШЛ превосходили многих «скакунов» любой островной породы. Уже тогда нужны были правила для испытания континентальных легавых с учетом всех их особенностей. Дратхааров же подтягивали к манере работы островных легавых. Отсюда и требование правильного челнока, и «работы верхом», и многое другое.

Кстати, не могу согласиться с тем, что «собака может искать и с головой на уровне и ниже спины, но, сблизившись с дичью, должна перейти на чистый верх». К слову — знаете, мой Брайт, с высоко поднятой головой, стоит обычно по затаившейся утке, стайке куропаток. И это не значит, что он работает «низом». Работа «верхом», как говорили мои учителя Г. Храмцов, Г. Агеносов, Р. Калашников и другие, это работа по запаху самой птицы. Но и склонность к следовой работе не есть недостаток работы собаки, это скорее элемент мастерства.

Вернемся к тому, с чего я начал. Дорогой Сергей Сергеевич! Вы очень неосторожно упомянули эпизод, когда на межпородных состязаниях Р.К. Бауман снизил оценку Гере Романько. Сдается мне, что именно после этого в секции МООиР и заклевали Роберта. Не спорю, что комплекс, по которому немцы испытывают своих собак, не всегда приемлем для испытаний у нас.

Но я глубоко убежден, что кроме классических испытаний по стойке, по утке с выпуском птицы под каждого экспонента, «волок», «кровяной след» — это тот минимум, который необходим для допуска собаки к охоте. «Настороженность» и «осмысленное отношение москвичей к комплексным мероприятиям» может сыграть злую шутку.

Мне непонятно, почему так и не ответили на вопрос об изменении правил испытаний по утке. Не пора ли все-таки высаживать живую птицу под каждого экспонента? Только так мы сможем иметь объективную картину работы собаки. Или так и будет заниматься профанацией, испытывая собак по правилам прошлого века?

Испытания по «кровяному следу», «волоку» нам нужны больше, чем в Германии. Это — допуск к практической работе. Убежден, что каждый подранок должен быть добран! Для наших условий и численности зверей и птиц в угодьях — преступная расточительность терять подранков.Согласен с вами, что применять дратхааров на охоте по кабану — личное дело каждого. Но есть один нюанс. Мне довелось наблюдать в течение десятка лет одного из потомков Гузи-Арфы.

Кобель не имел выраженной стойки. Хорошо работал по утке — на одной из охот из 11 сбитых, в тяжелейших условиях, подал 7, четыре были потеряны, только из-за того что упали с большим отлетом и в полной темноте.

Но еще лучше он работал загонщиком и по кровяному следу. С ним добрано минимум пять косуль с рекордом работы в 2,5 километра от места ранения до конечной точки. А на одной из охот кобель спас охотника, остановил 150-килограммового секача, пытавшегося «добрать» незадачливого стрелка.

Честно признаться, я люблю курцхааров и за более эстетичный вид, и за манеру работы. Но чем больше общаюсь с дратхаареами, тем более убеждаюсь, порода эта — лучшее, что могли создать люди для охоты. Для удовлетворения потребностей любого, самого взыскательного охотника.

Ну и последний момент, который я хотел бы обязательно отметить. Совершенно неожиданно в своей статье мой уважаемый оппонент завел речь о бонитировке, баллах «за универсальность» и т.д. Знаете, однажды я уже писал, в 1935 году на одной из свердловских выставок Анатолий Маврикиевич Сарафанов, один из составителей стандарта лаек, судил собак в тех самых классах: «открытом», «первопольных», «рабочем классе», «полевых победителей» и т.д. Он не занимался бухгалтерией: плюс 20, плюс 40 и т.д.

Для тех, кто не читал, повторяюсь: бонитировка хороша в условиях большого племенного хозяйства. Это там можно отследить и оценить в цифрах каждого отдельного производителя. В условиях России бонитировка хороша для выводок, где можно в баллах оценить родителей и качество переданных генов. Для выставок всероссийского масштаба важно качество представленного поголовья.

А звание — чемпион надо присваивать только в классе «Полевых победителей». Может, тогда перестанем морочить людям голову, избавимся от «деланых» чемпионов, поднимем престиж состязаний да и уровень самих выставок. Но для этого надо менять и правила проведения выставок и выводок. Менять правила испытаний.

Только вот по последней информации, заниматься этим некому, начались затяжные судебные процессы между РФОС и «группой товарищей». А может, и наоборот. Не пора ли заканчивать? Развитию охотничьего собаководства такая ситуация никак не способствует.

Николай Мордвинов 3 октября 2016 в 09:49






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Дмитрий Бугров офлайн
    #1  3 октября 2016 в 13:15

    Хорошая статья. Сам очень хочу дратхаара в начале года взять. Позабавила история про генерала -" то ли он шинель украл, то ли у него...не важно, короче!" ))). У нас, кстати, тоже как то генерала на охоте убили в 1993 году начальника училища связи - Рогова ( но собака там 100% не причем была, тем более замечательный дратхаар!).

    Ответить
  • 0
    Кирилл Москвин офлайн
    #2  5 октября 2016 в 13:24

    А автор вообще читает комменты к своей статье? И рассказал бы о себе, мы не знаем кто он

    Ответить




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑