Разочарование

Недалеко от нашего городка есть неплохое учебное поле — на нем проходили практику все мои спаниели. Туда я и пришел с юным курцхааром в конце мая. С одной стороны поля — лесок, далеко впереди — новый микрорайон, справа — ферма и небольшое стадо коров, бредущих к вечерней дойке.

Фото автора

Фото автора

В середине поля — овраг, плотина и маленький пруд, в вершине — болотце, а с нашей стороны — островок мелколесья. В островке живет наш учебный коростель Шаляпин, классическим пением которого мы наслаждаемся уже четырнадцать лет, с тех времен, когда здесь учился Шмель Первый, русский спаниель.

Шаляпин и сегодня на месте — он уже прочищает верхнее «ля», готовясь к вечернему концерту. Однако теперь у нас «билеты» в другой «зал», и мы переходим через овраг и поднимаемся на пригорок. Там тишина, закат и чибис. Слушаем. Ждем. Наконец, вот он, наш артист! Один, два, три. И все? И все. Всего три или четыре перепела — конечно, мало, но для учебы нам хватит. Новый микрорайон, ферма, Шаляпин и пара его друзей, четыре перепела на поле и мы со Шмелем… Как мы умещаемся на этом небольшом поле, одному Богу известно.

Припоминая веселые осенние работы по подсадному голубю, без раздумий подвожу песика к кричащему перепелу и метров за пятьдесят пускаю. Ближе, ближе — перепел умолкает, вот уже должен быть… Нет и нет. Правильный неширокий челнок, дальше, дальше… Понимаю, что перепел уже сзади, останавливаюсь — вот и он, отхватывает залихватски: пить-пидьвить! — здесь я, мол, ребята, олухи Царя Небесного!

Поворачиваем. Ближе, ближе. Пятьдесят метров, сто. Нет! И перепел молчит. Ладно. Еще один закричал — идем к нему. Опять челночок — опять пусто. Подворачиваем на крик, ищем. Нет! Еще пара попыток — нет! Четвертый кричит у самого поселка — далеко, и туда не пойдем. Темнеет, и мы поворачиваем к дому. Ладно. Первый блин…

На второй вечер — опять первый блин! Что за дела, ничего не понимаю. Уже осенью у меня была собака. И весной у меня была собака. Просыпается червячок внутри и начинает свою подлую черную работу. Стоп, думаю, подожди, ветра нет! Вот причина — нет по вечерам ветра! Ага, нашептывает червячок, спаниелям ты ветра не дал… Да-а… Отстань, червяк, и без тебя плохо…

Выходим утром — заря отыграла, ветерок проснулся, перепел стукнул — на том же месте, где и вчера, я там веточку воткнул. Подходим и правильным — на загляденье — челноком проскакиваем мимо. Разворачиваемся, заходим против ветра, летим — тот же результат! Перепел от меня в пяти метрах орет: «Ва-ва!» Издеваешься, говорю, гад? Зову курцхаара, науськиваю, сам бегаю, топчемся на месте — поднимается наш мучитель. Садится метров за сто, примечаю кустик, идем — не спеша, пусть обсидится, даст следок. Обсиделся он, дал следок, топчем — нет никого!

Следующее утро — тот же результат! Что случилось, не пойму я ничего, где же чутье? Что с чутьем? Темнеет в душе…

Возвращаемся домой, возле острова — Шаляпин, заканчивает утренний концерт. Шаляпин, говорю, ты двух моих спаниелей учил, ты знаешь, что я в восторге от твоего таланта, особенно это твое знаменитое: «Блоха-а! Ха-ха!» — о свободе либеральной блохи, шедевр, да и все у тебя гениально! Горе у меня, Шаляпин, а вы, дергачи, увы, бегаете, как лоси, и для натаски не годитесь.

Посиди, пожалуйста, на месте, я своего недоросля потренирую! Договорился с коростелем, посылаю песика, летит он и тут же спарывает народного артиста, провожает его до острова и мчится дальше! Прячусь я в траву — испытанный прием у меня: собачка теряется, пугается и потом уже не забывает о хозяине. Жду я минут пять и уже давно поднялся из травы — нет собаки! Чувствую, что пугается совсем не собачка! Ору на все поле — нету! Господи, помилуй! Наконец является. Рожа веселая… Бездарь, говорю, чему ты веселишься?

Через неделю едем в деревню. Шатура моя любезная, выручай! Ветерок нам нужен и дупель. Хотя бы три-четыре штучки!

Приезжаем утром на поле — тридцать семь лет я на нем шалаш по весне ставлю, каждую кочку, как говорится… И дупелек попадался, правда, в мае я не искал его ни разу. В центре, не доезжая болотца, останавливаемся, машину, кобылу нашу, мордой в куст, канистру с водичкой в тенек — выходим. Перед нами луг, трава в росе, солнышко поднимается, живи да радуйся. А как? Свет мой тихий, избави душу мою от печали…

Не прошли и ста метров — поднимается дупель, опускается лягаш мой на брюхо и начинает бегать по лугу на полусогнутых. Перед ним дупеля как тугие серые мячики из травы — раз, два, три, четыре… Двенадцать! Пес дальше, за кусты, еще полянка с невысокой травкой и мы, на полусогнутых, — раз, два, три… восемь, опять кусты, опять дупеля — раз, два… десять или двенадцать… Разинул я рот, стою, «крышу» понемногу «на место ставлю»… Вот это да-а-а… тридцать семь лет он тут… каждую кочку он тут…

Вернулись к машине, отхлебнул я водички — Шмель тоже, успокоились. Эх, говорю, охота моя, сказка моя, спел бы я тебе песню теперь, да не могу, змееныш у меня в сердце!

Подождали мы, пока дупеля усядутся поплотнее и пошли против ветра. Слушается мой лягаш, и по руке ходит, и на меня оглядывается. И спарывает! Одного, второго… И третьего, и перепелку…

Вечером прихожу — ветра, конечно, уже нет. Поднимаем перепела и недалеко от него — дупеля. Ни потяжки, ни стойки…

Сажаю пса в машину, а сам жду. В сумерках дупеля собираются на ток, длинноносые их силуэты мелькают над кустами, парочка пролетает прямо над моей головой и тут же, передо мной, садится. Ночь, звезды, сумрак и голоса токующих дупелей…

Утром приезжаю опять, собаку оставляю в машине, а сам — к первой полянке. Сил нет ждать, пока они разлетятся, бегаю по полянке, хлопаю сапожищами, поднимаются мои долгоносики недовольные и разлетаются. Один, два, три… двенадцать — все на месте. Замечаю, куда садятся — трех заметил. Иду за собакой, обходим ток сторонкой и начинаем опять против ветерка. Опять неплохой челнок и опять… Да что же это такое? И одного, и второго, и третьего, только мордой ворочает, а когда рявкаю — садится.

А я чувствую, что уже не рявкаю, а вою как волчина! Все! Все! Будь оно проклято! Не могу больше! Хватит. Один выстрел — и все. Закопать… лопату не забыть...

Прихожу к машине, сажусь под колесо в тень, остыл немножко…Что делать? «Заглядываю» в сердце — а что там хорошего? Там змея ворочается. С кем посоветуешься? Господи! Ведь я в него душу вложил… И жена не простит, она и по котенку-то плачет… Вот и отдам ей! А себе другого заведу. Будет к этому неприязнь, конечно, как с неприязнью жить? Может, пройдет. Как же она пройдет? Я год на него потратил, я ему кусок сердца отдал!.. А ведь я сам виноват — взял щенка без родословной. Вот в чем дело! От рабочих собак, от рабочих собак… эх, друзья мои шатуряне, и зачем я вас послушал…

…Года три или четыре назад Шмель Второй был еще в полном расцвете, но я уже задумался. Сидим с Шурой Некрасовым — у него две гончих да Рафик, русский спаниель, — я и говорю:

— Шура, кого брать? Спаниели… хороши, собачьи дети. В молодости я сеттера хотел… Но спаниели, ты сам видишь, мастера…
— Нет! Надо дальше идти, этих мы хорошо знаем, я бы легавую взял… на твоем месте.
— Мне очень пойнтеры нравятся…
— Не для наших болот… Хотя, если на уток плюнуть… Мне, например, утки…
— Я знаю. Но я-то без утиной охоты не мыслю…
— Тогда курцхаар или драт…
— Помнишь, у Дружкина был драт… Хм, я сам бородат! А насчет родословной?
— Да мы всю жизнь от рабочих собак берем, какие там родословные… Да ты ведь ездил по выставкам, у твоей Чармы и родословная, и дипломы были… Бросил?
— Бросил, Шура. Я и второго Шмеля возил, второе место он занял! Познакомился я там с одним охотником, с Володей Горбачевым, спаниель у него был, Фред. Как они мне по душе пришлись! И на Бугор меня звали — местечко в Раменском районе, три раза я хотел приехать, первый раз — заблудился, второй раз — авария, третий — отгул не дают, работа сменная, сам знаешь. Так и бросил эту стенку пробивать… Не дано, Шура!
— Ну и ладно. Бери, что Бог даст…

Глупое, упрямое сердце! Вырастило ты во мне великую мечту о гениальной собаке, хотя и не давал я этой мечте ходу! Правильно, оказалось, не давал. Вышли мне боком и выставочный дед Самурай, и шоу-красоты наших собачниц. И моя спешка с выбором щенка, и наше извечное «авось»…

Еду из Шатуры — сосет сердце змея. Ах, зараза! Что делать? И стрелять этого бездаря жалко, и учить без толку — чутью не научишь. Отдать бы кому… А жена? Захочет ли еще одного покупать? И трудов своих жалко. Ах, зараза, со всех сторон…

Евгений Бычихин 4 августа 2015 в 15:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Александр Стефанович офлайн
    #1  4 августа 2015 в 23:14

    Случай тяжелый, но сдается не в чутье дело. Ну не может собака быть совсем без чутья.
    Может все голубя прошлогоднего ищет или вальдшнепа весеннего?

    Ответить
  • 0
    Филипп Стогов офлайн
    #2  4 августа 2015 в 23:27

    Избави душу твою от печали, Евгений!
    Откровенно и понятно, у каждого собачника были разочарования. Помню, также больше на "авось" взял шотландского сеттера. Хожу с ним "челноком", а мысли о русской гончей. И как назло, что ни поле, то русак из под ног.

    Ответить
  • 0
    Александр Стефанович офлайн
    #3  4 августа 2015 в 23:34

    А может все же следовало прибегнуть к безалкогольному методу? И не только натаски?

    Ответить
  • 0
    Филипп Стогов офлайн
    #4  4 августа 2015 в 23:34
    Александр Стефанович
    Случай тяжелый, но сдается не в чутье дело. Ну не может собака быть совсем без чутья.
    Может все голубя прошлогоднего ищет или вальдшнепа весеннего?

    А может еще не время, повзрослеть надо. Помнится был такой рассказ И. Арамилева "Зрелость" об английском сеттере, также не сразу освоившем поле.

    Ответить
  • 0
    Евгений Бычихин офлайн
    #5  5 августа 2015 в 22:40
    Филипп Стогов
    А может еще не время, повзрослеть надо. Помнится был такой рассказ И. Арамилева "Зрелость" об английском сеттере, также не сразу освоившем поле.

    Именно, что надо было ему повзрослеть! Но я не догадался сразу, поэтому и переживал. Раздул из мухи слона. Приблизительно так же, как господин Стефанович из гусей с хохолками и голыми животами сделал великую аномалию. Не послушал господина Линькова, который отнесся к этому совершенно спокойно. Расскажу вам из личного опыта - мой отец держал домашних гусей, очень долго, лет десять-двенадцать. И был у него пару лет гусак с шапочкой,а одна гусыня была с несколькими длинными перьями на голове, приблизительно так, как у женщин на шляпке. И животы бывали голые, отец таких чем-то лечил - подробности, правда, я не знаю. А после Чернобыля радиационный фон на юге Курской области явно был не в норме. Вроде пережили, слава Богу.

    Ответить
  • 0
    Гена Мартынюк офлайн
    #6  6 августа 2015 в 00:12

    А я читаю и не пойму - в ютубе видел работу Шмеля,давно уж, а тут Евгений про разочарование пишет. Сроки публикации дезориентируют...

    Ответить
  • 0
    Алексей Стефанович офлайн
    #7  6 августа 2015 в 18:33
    Александр Стефанович
    А может все же следовало прибегнуть к безалкогольному методу?

    Ни в коем случае. Еще отец автора успешно применял свой надежный метод для разведения домашних гусей. Вот только не знал он, что метод сей может давать побочные эффекты. Видно не слышал историю про "гусей тетушки Теклы". А потому и лечил гусей своим проверенным методом. А тут еще грянула авария на Чернобыльской АЭС. И вот здесь алкогольный метод показал себя как в наивысшей степени эффективный метод радиационной защиты. И беда, слава Богу, стороной прошла. Поэтому автор воспринял данный метод на генетическом уровне и, естественно, применил его для натаски щенка в условиях весенней охоты. И отлично получилось. Щенок сразу сбитого вальдшнепа нашел! И тут неожиданно возник г-н Стефанович с его безалкогольным методом натаски. И попробовал автор применить новый метод натаски как альтернативный. И сразу все пошло наперекосяк. Автор даже решил, что у него на руках великая аномалия - собака напрочь лишенная чутья! Но "взяв себя в руки"(не без помощи проверенного метода), автор осознал, что надо всего лишь вернуться к методу старому, проверенному. И тогда его "Мечта" наконец-то станет реальностью.

    Ответить

Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑