И палка раз в год стреляет

Ружье — источник повышенной опасности. За долгие охотничьи годы видел немало трагических случаев. Бывали оплошности и у меня. Как правило, беда приходит при элементарном несоблюдении мер безопасности.

Фото Ильи Антонюка

Фото Ильи Антонюка

Какие-либо особые правила обращения с ружьем выдумывать не нужно. Нельзя баловаться с ним, направлять его на человека, стрелять по неясно видимой цели, передавать заряженное ружье, заряжать его без необходимости, оставлять без присмотра. Приведу несколько примеров.


Ребята баловались с ружьем. Хлопали друг в друга патронами со вставленными капсюлями. Один патрон был заряженный. Итог: мальчишка убит.
Импортное ружье под патронник 65 мм. Охотник загнал усиленный патрон с гильзой длиной 70 мм. Результат: разрыв патронника и оторванный большой палец левой руки.
Охотник, вылезая на берег карьера, зачерпнул стволами ружья ил. Не проверил стволы. Выстрел. Ружье разорвало.


На стенде. Спортсмен не заглянул в стволы после выстрела. Зарядил снова. Выстрел. Разрыв ствола (в нем остался пыж после предыдущего выстрела).
Вспоминается детство. Выпросил у деда курковую двустволку. Обходили мы заросший шиповником берег реки. Вдруг шумный взлет рябчика. Взвел курок. Цель не видел. Придерживая невзведенный курок, нажал на другой спусковой крючок. Прогремел выстрел… Хорошо, что стволы я никогда не направляю на человека.
Один из моих приятелей года три назад приобрел самозарядку МЦ 21-12.Толком ее не освоил. Сел разряжать после гусиной охоты вечером у бивака. Клацал, клацал, пока не оказалось, что ствол ружья направлен мне в колено. Теперь, после того случая, садясь разряжать или заряжать ружье, он сначала смотрит на меня «понимающе», затем, отвернувшись в сторону, начинает манипуляции с патронами и затвором. Так-то лучше!


Стреляя из двустволки, стараюсь переложить невыстреленный патрон в другой ствол. Отлаживая пятизарядку, всегда манипулирую патронами-макетами. Не передаю свое заряженное ружье в другие руки. Не стреляю сгоряча на шум и шорох. При мне лесник хлопнул лошадь по боку прикладом ружья: шейка ложи сломалась, приклад упал на землю. Приносили для осмотра ружье с испорченным чоком. Либо латунная пуля Рубейкина была неподходящего диаметра для этого ТОЗ-34, либо задрались лепестки контейнера.
Менял несколько раз ложи после выстрелов порохом «Барс». Его удельный вес высок, и в мерке оказывается двойная порция. А пик давления у него как раз в патроннике. Отсюда и трещины головок приклада, изуродованные запирающие механизмы.


Присел охотник в палатке с зажженной газовой плиткой. Разморило. Задремал. Проснулся от боли. Сгорели ружье ИЖ-27, импортные дорогие палатки, спальники, бинокли, фотоаппараты. Сам получил сильный ожог левой кисти руки. Оказалось, что шланг травил, хотя баллон стоял снаружи палатки.


Охотились два приятеля в болоте на тетеревов с подхода. Перед ними взлетел выводок. Стреляли оба. Упали тетерев и охотник. Оказалось, что одна дробинка после вылета из канала ствола так изменила траекторию полета, что под углом примерно 60 градусов попала в голову охотника, идущего несколько впереди и левей, контузила его.
Собрались военные охотники в засидку на кабанов. Старшина роты припозднился и подходил к овсяному полю, когда его товарищи уже сидели на лабазах. Приняв его за кабана, один из нетерпеливых охотников выстрелил. Потом в протоколе допроса я читал последние слова потерпевшего. Следователь их обозначил по-народному «епт». Не трудно догадаться, что крикнул старший прапорщик напоследок.


Собралась команда военных охотников на коллективную охоту на лося. Выгрузившись из ГАЗ-66, они стали почему-то сразу заряжать ружья. По неопытности у одного из офицеров ружье выстрелило в упор в сына прапорщика этой же части. Парень погиб. Офицера судили, уволили.


Выбрались военные охотники на утиную охоту в августе. По дороге машина УАЗ-469 сломалась. Долго провозились. Приехав на базу, быстро выгрузились и, чтобы не терять вечернюю зорьку, отправились на лодке на другой берег реки (Оредеж) впятером, причем егерь советовал переправляться двумя ходками. Подплывая к другому берегу, один из охотников, сидящий на корме, встал, и лодка от толчка, зачерпнув воду, пошла ко дну. Четверо кое-как выплыли, один утонул (от разрыва сердца).


Охотились с гончими. Увидели, что собак пытаются перехватить волки. Мой приятель рванул наперерез. Прыгнув с обрывчика в сухом ельнике, он загнал себе в ноздрю сухой еловый сук. Глубоко, сантиметров на семь. Очнувшись, увидел, что лежит на мху весь в крови. Разрезав ноздрю охотничьим ножом, он сумел выдернуть сук. Приложил сырой мох, остановил кровотечение. Доковылял назад к нам.


На охоте с гончими решили сменить массивчик леса. Переправлялись через овражек по валежине. Впереди шел приятель. Ружье было за спиной, гончие на поводках. Пройдя половину перехода, приятель упал на дно оврага, гончие повисли на поводках на валежине. Они визжали, задыхались. Сбросил свое ружье, дополз до поводков, перерезал их ножом. Приятель еле встал, проверил, целы ли руки и ноги. Хорошо, что ружье не выстрелило. Он его перед этим не разрядил…


Охотились отец с сыном на уток на озере. Выпили немало. Кто-то из них упал за борт. Видели, как второй пытался свалившегося втащить в лодку, но свалился сам. Утонули оба. До них было метров 300. Пока подплыли, было уже поздно.


Сидели с егерем на берегу озера после охоты. Вдруг услышали выстрел с той стороны, где охота не была разрешена. Егерь вскочил и сказал, что это местные браконьеры и ему надо их поймать. Мы его отговаривали, но он был пьян, нас не слышал и, заведя мотор лодки, рванул на выстрел. Посреди озера мотор заглох. Егерь, сидя на корме, долго дергал шнур. Движок не заводился. Мы отвлеклись на какое-то время, а когда двигатель взревел, взглянули и увидели, как человек кувыркнулся за борт. Не хотелось верить глазам. Лодка нарезала круги, а егерь не показывался на поверхности воды. Пока мы сбили топором тяжелый замок с цепи, которой крепилась лодка у берега, и подплыли, помощь оказывать уже было некому…
Большинство бед, ранений, увечий на охоте происходит не от ружья, не от нападения дикого зверя, а по другим причинам, и чаще всего в результате необдуманности решений или поспешности действий. Первое — это те ошибки, при которых вода и огонь из друзей превращаются в безжалостных врагов. Второе — это небрежное или неумелое пользование инструментом (топором, ножом, пилой и т.д.). Третье — это вывихи, переломы, растяжения, падения. Заблудившись и допустив панику, вы тоже близки к беде. Можно простудиться, промокнув поздней осенью или сырой зимой. Григорий Федосеев говорил, что в тайге надо прежде всего позаботиться о питании и сносном жилье, и тогда можно работать и охотиться. При нарушении же правил обращения с ружьем и патронами охота может прекратиться внезапно и навсегда.


Я безмерно рад, что с детства приобщился к охоте, и счастлив, что она владеет мною. Не принимаю, когда говорят: «Увлекаюсь охотой». Или: «Охота — это мое хобби»». Охотой увлекаться невозможно. Она — страсть, и она — на всю жизнь (как правило, с детства). К ней насильно приучить невозможно. Нет смысла тянуть кого-либо на охоту. Помните у Пришвина? — «Неохотники проживают на незамеченной Земле»… Действительно, это так!

Анатолий Азаров 9 декабря 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 2
    НИК.ИВАНЫЧ офлайн
    #1  10 декабря 2013 в 14:48

    Не далее чем в субботу очередной несчастный случай с охотниками из соседнего хутора.
    Закончив охоту, пришли к машине, уложили ружья незачехлив. Собака запрыгнула в машину и вдруг выстрел. Одно ружьё оказалось неразряженым. Снаряд попал в бедро. Пока довезли до больницы, парень 35 лет, истек кровью от перебитой артерии.
    У меня в практике своей охоты с товарищами пока таких случаев не происходило слава богу, возможно благодаря моим постоянно нудным напоминаниям о заряженном оружии. Потому как по милицейской деятельности этих эпизодов можно насобирать на целый том

    Ответить
  • -2
    Михаил Александров офлайн
    #2  21 декабря 2013 в 16:36

    Почаще оружие в руки надо брать. Открыл сейф, достал, проверил патронник, пару раз вскинул, еще раз проверил патронник, закрыл в сейф. Со временем накопится мышечная память. А вообще правило одно: оружие всегда заряжено.

    Приятель лезет в ствол пальцами, что бы очистить от снега, потом предохранитель проверяет.

    Ответить
  • -2
    Анатолий Азаров офлайн
    #3  21 декабря 2013 в 17:50

    Верно,ружьё надо чаще брать в руки,чтобы оно "не обиделось"...А ещё лучше потренироваться каждый раз в переламывании- перезаряжании,,вскидке , поводке например по карнизу...,спуску-не останавливая поводку в момент нажатия на спуск...Лучше,когда дома никого нет...А в пат ронниках стреляные гильзы...
    Знаменитый охотник Хантер писал,что для него было радостью даже достать ружьё Перде из футляра...а главное никогда не считать ружьё незаряженным и не направлять его на человека...

    Ответить




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑