Край под небесами

Раннее утро в горах Саяна. Уставшие и еще сонные после трудных перелетов, мы с трудом вылезаем из спальников. Всю ночь слышали рев маралов вокруг лагеря. Решили послушать, где ревут ближайшие, чтобы с утра начать подход.

Фото автора.

Фото автора.

Выйдя из палаток, мы увидели, как в километре от лагеря на хребет вышел огромный бык.

Прильнули к биноклям.

Он стоял, жадно втягивая воздух, и ревел.

На фоне светлеющего неба поблескивали его большие рога — грозное оружие в борьбе за продолжение рода.

Не успели мы осознать происходящее, как на том же хребте появился, точно призрак, еще один марал, крупнее первого.

Огромный развал рогов был заметен даже на расстоянии. Быки сохраняли нейтралитет и не вступали в схватку, предписанную законами гона. Они лишь поворачивались на одном месте, демонстрируя то ли друг другу, то ли пришельцам рода человеческого свою стать и мощь.

Видел я много маралов за время охот, но эти впечатлили особенно. Продемонстрировав себя во всей красе, оба быка разошлись в разные ущелья, словно по определенному свыше сценарию, а мы вернулись в реальный мир и поняли, что пора выступать на охоту.

Лагерь разбили на высоте 2100 метров н.у.м. Невелика высота, чтобы оказать серьезное влияние на состояние здоровья, тем не менее легкая одышка поначалу всегда чувствуется.

Мои напарники быстро позавтракали, собрали рюкзаки, оружие и тронулись в путь. Я остался в лагере, договорившись с норвежским охотником и проводником (действующие лица этой истории будут выступать как «проводник» и «охотник»), что я выйду попозже им на помощь по согласованному маршруту и мы будем держать связь по рации.

Дело в том, что я прилетел в Саяны после трудного похода в Якутские горы, где были и ночевки при минусовых температурах, и многокилометровые маршруты, и отсутствие режима... К тому же 6-часовая разница давала о себе знать. Мне нужно было поспать еще пару часов.

 

Наш повар на камбузе в ожидании голодных охотников после трудового дня. Фото автора.

Проснувшись и пообедав, я собрал рюкзак и приготовился к походу. Места были мне неизвестные, но спасало то, что все вокруг хорошо просматривалось. Впечатление, что ты находишься на крыше мира. Валунов на маршруте было, как и везде, немерено.

Единственное, чем они различались, так это размерами. Я привык ходить, перепрыгивая с одного валуна на другой, что проще, чем идти по земле, где встречаются карликовые березки, мох или вязкий влажный суглинок.

Так, перепрыгивая с камня на камень, через полчаса я вышел на плато, с которого открывался завораживающий вид на окрестные горы. Я начал огибать хребет, на который утром выходили маралы. Оглядевшись, выбрал точку наблюдения за местами возможного появления маралов. Было уже около пяти часов пополудни. Самое время для начала вечернего рева.

Следуя старой армейской и охотничьей привычке, я окопался, если можно так сказать, в небольшом углублении между камнями, мхом и зарослями карликовой березки. Солнце светило прямо на меня, и мой бинокль мог непроизвольно давать блики.

Все дикие животные, а особенно те, которые живут в горах и на открытых пространствах, обладают отличным зрением. Приходилось учитывать угол падения солнечного света на мой бинокль.

Я осмотрел близлежащие склоны и тут же обнаружил марала. Он стоял на противоположном склоне у небольшой лиственницы и чесал о ее ствол рога. Когда он наконец прервал свое занятие, то проревел несколько раз. Чуть выше паслись две взрослые маралухи и одна молодая.

Я никак не мог разглядеть рогов быка. Расстояние было около 1,5 км, и животное частично скрывали ветки лиственницы. Но вот он повернулся и стал подниматься к самкам, а мне удалось разглядеть трофейные качества рогов.

Это были хорошо развитые, с не вышедшими до конца венечными отростками, но очень большие для саянского подвида рога, главное — с прекрасным развалом. Да, это, несомненно, был тот самый марал, которого я видел ранним утром.

Я был рад такой удаче, но где же охотник с проводником? Рация включена, но эфир молчал. Это несколько настораживало. Я подумал, что коль марал ревет, не слышать его нельзя, значит, охотники стали его скрадывать и выключили рацию, что вполне логично. Мне оставалось лишь ждать.

 

Общение с местной фауной вызывало неописуемый восторг. Фото автора.

Тем временем маралы поднимались все выше по склону. Бык периодически исполнял свою высокотональную осеннюю песню страсти и медленно продвигался за самками к краю противоположного хребта. Прошло уже около часа, я по-прежнему наблюдал за маралами, а охотника и проводника не слышал. Странно.

Тут в рации послышался слабый сигнал. Явно неполадки со связью. Надо было найти место, чтобы услышали и меня, но двигаться было нельзя, дабы не демаскироваться. Пришлось дождаться, пока маралы окончательно перевалят хребет.

Вскоре я смог выбраться из своего схрона и начать движение в сторону «хребта маралов», как мы его назвали. После выхода на уверенную связь, я узнал, что все это время охотник с проводником были в другом ущелье, ближе к лагерю, и манили там другого марала из тех двух утренних. Но безуспешно.

Марал отзывался, но не хотел выходить из массива лиственниц. Я доложил ребятам, что около часа наблюдал хорошего быка и что стоит попытаться его взять. В ответе напарников послышались нотки пессимизма, вероятно от усталости и безрезультатного выманивания зверя.

Я чуть ли не в крик по рации пытался донести до них, что у меня тут и бык хороший, и шанс его добыть неплохой. Предполагал, что марал с самками остался в районе того хребта, который они перевалили.

Договорились, что я последую к месту вероятного нахождения маралов. Если они еще там, то доложу ребятам, команда подойдет ко мне, и мы попытаемся добыть трофей. Я быстро выдвинулся туда, куда ушли маралы.

Точнее, я летел как на крыльях, предвкушая захватывающий процесс охоты. Вот я уже приблизился к краю плато, аккуратно прощупал биноклем каждую пядь долины и… обнаружил беглецов. Все были на месте.

Бык лежал, ревел и смотрел в мою сторону, но меня не замечал. Мой дальномер показывал 350 метров. Хорошая дистанция для гор! Можно уверенно стрелять и добывать трофейное животное.

С чувством гордости за проделанную работу я скинул рюкзак метрах в пятидесяти от края обрыва и отошел, чтобы по рации доложить своей команде, что звери на месте. Ребята подошли через 20 – 25 минут. Но за то время пока они добирались, маралы чуть отошли, и бык находился уже на дистанции 550 метров.

Надвигались сумерки. Время работало против нас. Звери спокойно паслись, но никто не хотел стрелять на такой дистанции. Прошло несколько минут. Бык спокойно ходил между самок, иногда выдавая соло.

Я послал проводника на склон с другой стороны, чтобы он попробовал поманить оттуда. Расчет был на то, что кавалер с самками среагирует на манок и попытается отогнать «соперника». Проводник поманил пару раз. Бык даже не повернулся. Что делать?

В итоге мы все же нашли возможность подойти чуть ближе, используя небольшую складку местности для укрытия. Ребятам удалось обойти склон с другой стороны.

 

На состояние популяции марала большое влияние оказывают сроки охоты. Наиболее рациональным для использования запасов марала в Восточном Саяне следует считать максимально сжатый срок добычи с 25 октября по 31 декабря, и лишь некоторым охотничьим хозяйствам, где численность зверя стабильна, можно проводить трофейную охоту на самцов марала с 14 сентября по 10 октября. Фото автора.

Все это время я оставался наверху, чтобы контролировать зверя. Вот охотник и проводник подползают к позиции для стрельбы. Пригодился один из валунов для стабильности карабина. Как потом оказалось, дистанция была около 275 метров. Все замерли в ожидании.

Выстрел! Судя по отсутствию звука попадания произошел промах… Не может быть! Как с такого расстояния можно промахнуться, стреляя в корпус огромного марала? Хотя на охоте, тем более горной, возможно все…

Звери забеспокоились. Спустя пару секунд последовал второй выстрел, и почти тут же мы услышали заветный звук попадания по корпусу зверя. В бинокль я увидел, как массивные рога уперлись в землю, а мощное тело стало заваливаться на бок. Я крикнул вниз, что марал дошел. И тут же ликующий возглас охотника, добывшего прекрасный трофей, разорвал тишину Саян.

Это была поистине трудовая охота с долгим ожиданием, подманиванием зверя, с трудными переходами по горам, с попытками взять марала с большой дистанции и с подходом на ближнюю, с промахом и удачей.

Ребята были ближе к месту падения марала и пошли напрямик. Мне же пришлось бежать поверху и спуститься к трофею чуть позже. На подходе к маралу я услышал крик проводника: «Дима, нож!» Оказалось, они впопыхах оставили все свои вещи в другом ущелье. Ну а я всегда держал при себе нож, бинокль, спички и небольшой запас питания. И это не раз выручало. Как и сейчас…

Темнело, но от фотосессии нельзя было отказаться, благо у меня с собой были и телефон, и фотоаппарат. Сделали несколько снимков и приступили к работе над трофеем. Времени было в обрез, поэтому решили, что только выпотрошим зверя, а остальную трудоемкую работу по снятию шкуры на кейп и разделке туши сделаем на следующий день. Так и поступили.

Закончив работу, выдвинулись в путь. Уже взошла полная луна. Передвижение в светлое время суток по сложному горному рельефу — это одно, а вот двигаться ночью в горах — совсем другое.

 

Привал на «хребте маралов»: чай, легкий перекус и подведение итогов. Фото автора.

Относительно быстро мы пересекли «долину маралов» и стали подниматься по склону. Расстояние по прямой от места добычи зверя до лагеря было, согласно показаниям GPS, около 2,3 км. Но это по прямой! Мы же при подъеме на первый из хребтов сразу попали в каменную гряду.

До «хребта маралов» прошли еще несколько таких мест. И вот оно, наше заветное плато. Вид открывался великолепный. В лунном свете нашим глазам предстала картина ночи в саянской тайге и горных массивах. Любоваться этим пейзажем можно было бесконечно, но нам хотелось уже поскорее оказаться поближе к огоньку и теплому спальнику — так сильно мы устали за день!

До места отдыха нам еще надо было добраться. Время от времени мы оказывались в каменной западне, рискуя провалиться между булыжниками и получить серьезные повреждения. Как часто бывает в таких ситуациях, начались споры о том, где и как идти. Высказывалось даже предположение остаться ночевать среди камней.

Но это, конечно, был не вариант при утренней минусовой температуре, отсутствии всего необходимого для ночлега и, главное, без дров для обогрева. Пришлось уговорить команду следовать дальше. Двигаясь впереди, я старался выбирать места, где камни были не очень крупными и риска провалиться было меньше. Сам я привык ходить в темноте на таких охотах.

Однажды пришлось двигаться в Алтайской тайге без фонаря и видимых ориентиров несколько километров к оставленным на стоянке лошадям. Но тогда я справился и сейчас был уверен, что мы справимся.

Мало-помалу мы продвигались вперед. Уже был виден свет от налобного фонаря нашего повара, который, вероятно, с нетерпением ожидал нас в лагере. Так, благодаря лунному свету мы наконец добрались до лагеря.

Первым делом отогрелись у печки. Затем повар предложил нам горячий ужин со стопкой согревающего напитка, и жизнь после всех испытаний, как говорится, наладилась...

Выспались мы как следует. Не спеша позавтракали, взяли с собой провизии на целый день и тем же путем, что вчера, отправились к своему трофею. Решили остановиться на «хребте маралов», чтобы перекусить и насладиться завораживающим видом осенних Саянских гор.

 

Путь обратно в лагерь был непростой, но, как известно, своя ноша не тянет. Фото автора.

Приближаясь к трофею, охотник взял карабин на изготовку, т.к. на запах мяса мог в любой момент пожаловать медведь, посчитав марала своим. К счастью, никто из представителей местной фауны не покусился на мясо марала, за исключением вездесущих воронов, которые кружили вокруг.

Нудная работа в походных условиях продолжалась несколько часов, после чего мы двинулись в обратный путь с частью мяса и кейпом марала, остальное оставили до следующего дня. Надо сказать, что голова крупного марала со шкурой имела солидный вес, так что поднимать ее на плечи пришлось вдвоем. Еще труднее было нести ее через хребты и по каменным россыпям.

Приходилось часто останавливаться, чтобы перевести дух и наметить оптимальный маршрут. В лагерь мы пришли уже к вечеру. Очень устали, зато с полной уверенностью могли сказать, что трофей на месте и его сохранность обеспечена, а это немаловажно в горах. У охотника останутся незабываемые впечатления и трофей исполина на память.

 

Фото автора.

P.S. Несколько слов о том, что произошло между первым и вторым выстрелом. В магазине карабина BLASER R8 было три патрона. Один находился в стволе. Два последующих патрона за первым выстрелом просто не выстрелили. Точную причину установить не удалось, так как охотник выронил эти патроны на пути к трофею!

Но по его словам, боек недостаточно сильно ударил по капсюлям патронов. Причина этого неизвестна. То ли не до конца был дослан затвор, то ли не до конца была взведена боевая пружина…

Дмитрий Встовский 18 апреля 2022 в 05:30







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований





наверх ↑