Через дикий Белуджистан

Многие наверняка читали книги о приключениях Кара бен-Немси, главного героя Восточного цикла романов Карла Мая. Сам Карл никогда не был ни в Африке, ни в Азии и свои произведения полностью выдумал, да так, что вызвал у читателей желание непременно побывать в этих уголках мира.

 

Моя компания известна организацией эксклюзивных индивидуальных охотничьих сафари, и, наверное, именно поэтому мне поступил запрос от известного российского кинодокументалиста и охотника Сергея Ястржембского.

— Эрих, — обратился он ко мне, — а как насчет уриала Бланфорда в Пакистане?

Можешь что-нибудь для меня подобрать? Но помимо охоты я бы хотел снять документальный фильм о пакистанских программах сохранения диких животных.

Несмотря на необычный запрос, я сразу же начал делать свое «домашнее задание». Мне уже не раз доводилось выстраивать такие необычные комбинации.

И здесь мне чрезвычайно помог мой друг Сардар Ахтар Менгал.

Имя Сардар переводится как «глава» или «лидер», и Сардар действительно не только глава крупнейшего племени, населяющего Белуджистан, но и бывший главный министр этой провинции.

В дополнение к его деятельности в качестве влиятельного политика, направленной на повышение благополучия населения, он известен как человек, уделяющий большое внимание сохранению флоры и фауны страны.

Под его личным контролем уже много лет работают программы по охране и сохранению синдского козерога, уриала Бланфорда и газели чинкара (местное название животного).

Работа проводится успешно, и количество ранее исчезающих видов увеличилось до трехзначных чисел. Как результат, каждый год власти провинции выдают ограниченное количество лицензий на все три вида животных.

 

Синдский козерог. ФОТО: ЭРИХ МЮЛЛЕР

Сезон охоты в Пакистане длится с 1 ноября по 31 марта. Мы решили совершить поездку в конце января, чтобы хватило времени проработать и предусмотреть все мелочи для успешного выполнения миссии.

Поскольку импорт огнестрельного оружия в Пакистан напоминает гонку с препятствиями, оружейный вопрос решился сам собой: нам престояло использовать охотничьи арсеналы наших хозяев.

Принимающая сторона была хорошо укомплектована приличным ассортиментом охотничьих ружей (Blaser, Sauer и Steyr Manliher необходимых калибров), и с этой стороны мы не ожидали неприятных сюрпризов.

Письма-приглашения и заявления на получение визы были своевременно подготовлены и отправлены Сергею, второму охотнику Алексею и кинооператору Николаю.

А от пакистанских властей было получено разрешение на охоту, включающее в себя именную официальную лицензию на добычу животных для иностранного охотника и подтверждающее способность организатора охоты обеспечить все требования по безопасности, проживанию, обслуживанию, транспорту и организации сафари.

В общем, вскоре двум сторонам предстояла теплая встреча в аэропорту Карачи.

 

Чаевка в горах. ФОТО: ЭРИХ МЮЛЛЕР

Трех часов поездки в лагерь на новых внедорожниках было достаточно, чтобы составить первые представления о стране. Перед нами мчался пикап с шестью полицейскими в гражданской одежде — эскорт, предоставленный лично Сардаром Менгалом.

Должен отметить, что за все время поездки мы не почувствовали никакой враждебности со стороны местных жителей и не подверглись какой-либо опасности. Напротив,  где бы мы ни были и куда бы ни зашли, всюду встречали уважение и радушный прием.

Как только наш маленький «отряд» достиг лагеря и перед нами распахнулись входные ворота, мы не поверили своим глазам.

Искрящийся искусственный водопад, два гостевых дома с каменными фасадами, беседка с камином и площадкой для барбекю — казалось, что мы находимся в центре затерянного мира. В городе мы оценили бы подобный отель как пятизвездочный, здесь же нам хотелось назвать это место маленьким раем.

Хотя в январе обычно бывает сухо, но сейчас небо было затянуто тучами и шел дождь. Как известно, дождь не лучший компаньон на горной охоте, поэтому и тестовая стрельба из арендованного оружия, и первый выход на охоту перенеслись на следующий день в надежде, что погода изменится.

И действительно, восход солнца подарил надежду на то, что первая охота пройдет при отличной погоде. Охотникам хватило трех выстрелов, чтобы проверить оружие. Выбор Сергея пал на карабин .270 калибра, Алексей выбрал привычный ему .308 калибр. Сразу после пристрелки мы выехали на ознакомление с территорией.

 

Трофей невелик, но уважение местных жителей к охотнику безмерно. ФОТО: ЭРИХ МЮЛЛЕР

Любопытно, а как бы Карл Май описал эту бесплодную каменную пустыню, простирающуюся перед нами? Ведь ее своеобразие и красоту трудно передать словами. Нетронутая, девственная, она уходит к подножию скалистой горной цепи — к дому наших уриалов.

Необычные для этого времени года дожди оставили небольшие лужи на песчаной дороге, ведущей к горам. Хотя мы и были счастливы, оттого что погода изменилась и засияло солнце, но надо признать, что дожди — настоящее благословение для флоры и фауны горной пустыни…

По мере нашего продвижения к предгорьям участки пустыни с небольшими холмами, покрытыми мелкими и средними по размеру камнями, сменились темными песчаными дюнами, которые в свою очередь сменили небольшие оазисы с различными видами деревьев и пальм.

Смотрители парка за последние несколько дней видели здесь несколько отличных трофейных уриалов. Всего 20 минут пешком — и мы добрались до края уступа на другой стороне длинной вытянутой долины.

Где-то там уступ переходил в следующую ступень, ведущую к основной горной цепи. Именно в этой точке перегиба рельефа мы и увидели первых четырех бланфордских уриалов, набивавших свои животы зеленью кустарников.

 

Любая охота в горах состоит из многочасовых попыток отыскать животных. ФОТО: ЭРИХ МЮЛЛЕР

Расстояние до них было 450 метров, и ветер не позволял подойти к ним поближе. Изар, наш проводник, опытный и толковый охотник, сказал, что один баран просто превосходный трофей. Но прямой подход к нему невозможен, так как ветер дует в его сторону.

Слева от нас было мало укрытий, чтобы подойти к животным поближе, поэтому мы решили подобраться к ним с правой стороны. К сожалению, этот вариант был самым сложным из всех.

Мы должны были вскарабкаться метров на двести вверх по склону, затем пройти вдоль хребта, перевалить на другую сторону и таким образом приблизиться к уриалам против ветра, надеясь, что дикие бараны не передумают и не уйдут с места кормежки куда-то еще.

 

Типичный рельеф горной пустыни провинции Белуджистан. ФОТО: ЭРИХ МЮЛЛЕР

Изар пошел первым, Сергей за ним, следом двинулись Николай и я в роли оператора. Остальные остались на месте и скрытно наблюдали за уриалом. Примерно через час мы достигли пологой части хребта и могли проверить, где же наши бараны.

И к нашей радости, увидели не четырех животных, а целую группу из 15 уриалов, красиво расположенную перед нами. Животные медленно, но неуклонно двигались в нашем направлении.

Расстояние 300 метров неумолимо сокращалось, и уже можно было уверенно определить трофейные качества рогачей. В группе находились три настоящих монстра. Исар указал на самого большого из них и явно самого старого из пятнадцати.

Длинный черный подвес на шее и идеальный — полный — оборот рогов подтверждали выбор проводника: вот цель. Группа находилась уже в ста метрах от нас, и Сергей был готов выстрелить. Когда баран встал к нам боком — идеальная позиция для стрельбы, — звук выстрела взорвал тишину.

Пуля поразила уриала прямо в сердце, и он упал на землю. Оставшиеся животные разбежались во всех направлениях и через несколько секунд исчезли из вида. После того как радостный охотник принял наши поздравления, мы отправились за уриалом.

Перед нами лежал великолепный трофей — результат многолетней, тяжелой, плодотворной работы, которую Сардар Менгал до сих пор финансирует из своего кармана. Без программы сохранения, которую он начал здесь несколько лет назад, эти животные не смогли бы существовать.

 

Необычный и очень удачный снимок добытого трофея уриала. ФОТО: ЭРИХ МЮЛЛЕР

Величественный 12-летний, 29-дюймовый баран, перешедший рубеж, за которым он должен уступить роль лидера группы более молодому и сильному продолжателю рода, — лучшее доказательство правильности пути Сардара Менгала, считающего, что только избирательная охота способна сохранить и приумножить богатство животного мира его страны.

Уриала привязали к длинной палке, удобной для переноски, и мы возвратились к остальной команде, которая с нетерпением нас ожидала.

К сожалению, я не понимал, о чем по-русски говорили между собой Сергей и Алексей, но по выражению их лиц догадывался, что первый в красках излагал второму историю охоты на уриала с начала выслеживания животного до выстрела и возвращения.

Пока мы охотились, Сардар Менгал и наш второй проводник нашли еще трех уриалов. По их словам, в группе были два средних и один очень большой рогач. Мы еще успевали подойти к животным до наступления темноты, поэтому Алексей, наш второй гид Нури и я решили попытать счастья.

И нам снова пришлось идти вокруг горы, снова и снова останавливаться для поиска животных в бинокль. После двух часов ходьбы Нури обнаружил уриалов.

 

Сергей Ястржембский, сменивший коридоры Кремля на вольную жизнь охотника и активного пропагандиста трофейной охоты, с бланфордским уриалом. ФОТО: ЭРИХ МЮЛЛЕР

Как он это сделал, для меня осталось загадкой. Вооруженный превосходным биноклем, я все равно не видел животных на сложном рельефе, тогда как Нури обнаруживал их просто глазами. Характер местности и ветер давали возможность подкрасться к баранам незамеченными, и уже через полчаса расстояние между нами и уриалами составляло 240 метров.

Алексей — опытный горный охотник, так что стрельба на 300–400 метров для него не что-то из ряда вон выходящее. Второй точный выстрел сделали первый день охоты абсолютно успешным. Два великолепных трофея бланфордского уриала лежали перед нами.

Путь в лагерь прошел в обсуждении всех перипетий охоты. Но, несмотря на гвалт и расслабленность, мы все же заметили группу из пяти газелей в сухом русле речки: двух очень хороших самцов и трех самок чинкара.

Вопрос Сардара Менгала, хотят ли гости поохотиться на них, конечно, вызвал дружное «Да-а-а!» Поскольку у нас впереди оставалось немало времени, мы продолжили путь в лагерь, где нас встретили чаем и финиками.

Вечер закончился превосходным барбекю, и мы еще раз высоко оценили гостеприимство и тепло нашего хозяина. Подсвеченный разноцветными фонарями искусственный водопад, расположенный перед нашей террасой, создавал ощущение волшебства, пребывания в прекрасном оазисе, а не в охотничьем лагере. Незадолго до полуночи настало время отдыха.

 

Автор и Сардар Менгал (в центре) с трофеем газели. ФОТО: ЭРИХ МЮЛЛЕР

На следующее утро Алексей сделал перерыв в охоте и насладилсяся отдыхом в лагере, а Сергей поставил перед собой новую цель — добыть синдского козерога. Ну а мы с Николаем вооружились фотоаппаратами.

Нашим охотничьим гидом вновь был Исар. Под его руководством мы совершили четырехчасовой подъем на вершину горы, откуда открывался блестящий обзор местности.

Скалы, венчающие гору, идеально подходили для скрытного наблюдения за животными. Исар сказал, что это лучшее место для того, чтобы найти козерогов. Они регулярно проходят этим ущельем утром по пути на водопой и возвращаются этой же тропой в горы.

И действительно, после двух часов ожидания мы заметили двух самок с тремя козлятами, а сразу за ними следовали хорошие рогачи. Мы находились примерно на 200 метров выше козерогов и могли контролировать продвижение группы.

Сергей уже был готов к стрельбе, когда вдруг за взрослыми рогачами на тропе появился молодой хромающий козлик. Мы отчетливо видели, что у него сломана задняя нога. Очевидно, животное испытывало сильную боль, но тем не менее следовало за семьей.

Решение пришло сразу. Сергей отказался от трофейного козерога, проявив милосердие к страдающему зверю. Ничего особенного, просто хрестоматийный пример этической стороны охоты.

 

Газель чинкара. ФОТО: ЭРИХ МЮЛЛЕР

Мгновение — и прозвучал выстрел, прекращающий мучения животного. Сорок минут ушло на то, чтобы преодолеть 200 метров до добытого козерога. Травма козла говорила о том, что он не смог бы выжить.

Что касается Сергея, то он совсем не жалел о своем выборе, напротив, испытывал радость и удовлетворение. После короткого перерыва на снятие шкуры мы три часа добирались до долины, где оставили автомобиль. Изнурительный, но очень авантюрный день подходил к концу…

Утром мы единодушно решили отдохнуть от охоты. Сергей и его оператор весь день снимали материал для их документального фильма, посвященного пакистанской программе сохранения уриала и козерога. Для них было крайне важно получить информацию из первых рук.

В дополнение к большому количеству фактов и цифр Сардал Менгал рассказал коротенькую историю, как с помощью простейших мер он взял под контроль браконьерский промысел животных, лишь объявив, что каждый пойманный браконьер должен заплатить штраф в размере $1000, а тот, кто предоставит информацию о браконьере, получит вознаграждение тоже в размере $1000.

Эта самоокупаемая система очень быстро доказала свою эффективность.

 

Самый распространенный стиль скрада в горах — полубегом, согнувшись. ФОТО: ЭРИХ МЮЛЛЕР

Вторая половина дня ушла у Сергея на поездку в соседнюю деревню, где Сардар Менгал построил клинику с необходимым снаряжением в благодарность за помощь своих соплеменников и активное участие в программах сохранения животного мира.

Этот простой пример показывает, как много может сделать всего один человек для благополучия своего народа и фауны страны.

Мы закончили свое пребывание в Пакистане в районе массива Шах-Нурани двумя захватывающими и успешными охотами на газель. Оба охотника с удовольствием добыли этот редкий и высоко ценимый трофей.

Подводя итоги, хочу отметить, что Пакистан предстал перед нами в ином ракурсе, нежели мы знали и видели его из большинства СМИ.

Пакистанцы — веселые, сердечные, мирные люди, для которых гостеприимство важнее всего.

А благодаря таким людям, как Сардар Менгал, которые борются с браконьерством и используют доходы, полученные от трофейной охоты для охраны и сохранения дикой природы, количество диких животных в Пакистане взлетает в гору в прямом смысле этого слова от года к году.

Отличный пример для подражания и для других стран!

Эрих Мюллер 5 декабря 2019 в 12:49






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Фёдор Фёдоров офлайн
    #1  7 декабря 2019 в 16:05

    как много может сделать всего один человек для благополучия своего народа и фауны страны.////
    в России "хозяева угодий и жизни" поступают ровно наоборот - взять максимум в минимум времени...
    а статья хорошая, без выё......

    Ответить



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑