Мой первый буйвол

Своего первого буйвола я добыл в 19 лет. Если хотите, расскажу, как это случилось.

Один из моих клиентов испанец Фернандо Сайз (справа) — известный аутфиттер из Мадрида. Сделать хорошую охоту для коллеги по цеху вдвойне приятно.
 

Один из моих клиентов испанец Фернандо Сайз (справа) — известный аутфиттер из Мадрида. Сделать хорошую охоту для коллеги по цеху вдвойне приятно.

 

Это был мой первый год ученичества на профессионального охотника, когда я работал в компании Hippo Valley Safaris. Мы охотились на юго- востоке Зимбабве в долине реки Чиредзи. В тот памятный день, находясь в лагере, я в поте лица трудился над поручениями, данными мне моим пиэйчем. Вдруг по радиосвязи он затребовал меня к себе и попросил помочь добрать раненную клиентом самку буйвола.

Надо ли говорить, с какой скоростью я бросился к нему, переполненный радостью и предвкушением предстоящей охоты! Естественно, в мыслях я воображал, как буду страховать клиента от нападения раненого буйвола или наблюдать, как охотник сам доберет зверя. Да и что тут удивительного! Ведь это, повторяю, была моя самая первая охота на буйвола, и я был переполнен желанием и нетерпением принять в ней участие. Одна только мысль, что я наконец-то буду присутствовать в настоящей охоте, заставляла меня забыть о рутинной работе ученика, которая, признаюсь, малопривлекательна и не приносит никакого удовлетворения.

Однако пока я мчался на рандеву с охотничьей командой, меня посещали и другие мысли. Выдержу ли я? Смогу ли совладать со страхом и не поддаться панике перед лицом опасности? Хватит ли мне смелости и хладнокровия выстрелить точно по атакующему зверю в условиях, когда жизнь всех членов команды, включая мою собственную, будет зависеть от меня? Да и вообще смогу ли я нести ответственность за жизни людей, которые будут работать со мной, когда я стану пиэйчем? Надо признаться, эти и подобные им мысли с пугающей настойчивостью возникали в моей голове по мере того как я постигал азы профессии.

 

Настоящее африканское сафари подразумевает использование автомобилей. На ногах далеко не уйдешь.



Но, как чаще всего и бывает, в действительности мне отводилась не столь героическая роль, какую я себе создал в своем воображении. Мой учитель планировал просто показать обитателю галерки (в данном случае мне), что такое охота с клиентом и как она должна проходить на практике.

К месту встречи мы с Чилонгой, молодым африканцем, из которого я планировал со временем сделать лучшего в мире следопыта, прибежали вовремя. Итак, теперь наша команда состояла из клиента, пиэйча, то есть моего босса, двух его тракеров (следопытов), охотинспектора — представителя охотдепартамента, Чилонги и меня. Оба тракера шли в голове команды, пытаясь не сбиться со следа раненой буйволицы.

Их задача была чертовски трудна, тем более что рана зверя затянулась и перестала кровить. А если принять во внимание, что следы буйволицы были далеко не единственными в этом районе, то все действия следопытов казались просто чудом. Даже сегодня, 26 лет спустя, меня не перестает поражать работа тракеров, идущих по следу.
Босс рассказал мне, что клиент стрелял по груди буйвола и предположительно пуля прошла между плечом и ребрами в подмышечную впадину животного.

 — Это, — сказал он, — достаточно распространенная ошибка, которую совершают неопытные охотники, стреляя зверя в штык. Если охотник не очень аккуратен при стрельбе и не попадает точно в середину груди на правильной высоте, поражая жизненно важные органы, то рана оказывается несмертельной.

Пока пиэйч говорил мне это, мои иллюзии насчет участия в охоте быстро рассеялись. Не участвовать в охоте меня позвали, а наблюдать и учиться, запоминать, как все должно происходить и на что в первую очередь нужно обращать внимание, когда преследуешь раненого и опасного африканского зверя из «Большой пятерки». Мне ничего не оставалось, как внимать учителю. А между тем события приняли незапланированный оборот...

 

Два точных выстрела — и два трофея ложатся рядом на пыльную землю саванны.

Я следовал в десяти ярдах за моим учителем, когда он приказал мне занять место в строю рядом с Чилонгой и охотинспектором. Пиэйч предупредил нас быть на чеку, так как раненые буйволы любят дожидаться преследователей на следу и атаковать сбоку или со спины в тот момент, когда они менее всего ожидают этого.

Раненый буйвол, который весит далеко за тысячу фунтов, действительно очень опасное животное, и относиться к нему несерьезно нельзя…

След привел нас к небольшой группе низкорослых пальм, растущих среди густого кустарника. Видимость сократилась максимум до двух метров или даже меньше. Я моментально понял чувства человека, оказавшегося в беспомощной ситуации рядом с раненым зверем. Даже мне, новичку в охоте, стало ясно, какой опасности мы себя подвергаем.

Тут нелишним будет сказать несколько слов о нашем вооружении. У клиента была винтовка калибра .375 с оптическим прицелом, пиэйч подстраховывал его с .470 нитро-экспрессом, у меня в руках был .458 Ruger с болтовым затвором, принадлежащий компании, на которую мы работали, — словом, огневой мощи в руках было достаточно, чтобы выполнить любую работу.
Не представляя, что впереди меня ждет невероятно сложный и ответственный экзамен, о котором только может мечтать ученик профессионального охотника (и при этом остаться в живых), мы вошли в кустарник.

Было совершенно очевидно, что охотничья команда, тропящая зверя в таких условиях, предпримет всевозможные действия, чтобы не быть застигнутой врасплох атакующим буйволом. В то время, когда наши чувства были напряжены до предела, слева и чуть сзади меня тишина разлетелась на осколки. Раненый буйвол ждал нас в зарослях до тех пор, пока последний в нашей цепочке не прошел мимо него, и только после этого атаковал нашу группу со спины.

Первое, что я понял, — буйвол нацелился на меня. Оглушительный треск и шум ломаемых ветвей кустарника точно указывали направление атаки.

Я чувствовал, что буйвол где-то очень близко и атакует на огромной скорости, но не видел его и стрелять не мог. В надежде разглядеть что-либо, я опустился на колени, но густой кустарник не дал мне такого шанса. Я слышал, я знал, что буйвол мчится на меня, как паровоз, и вот-вот окажется над моей головой. Времени на раздумье не оставалось. Инстинкт возобладал над разумом. Я направил винтовку на звук мчавшейся махины и застыл в ожидании. Казалось, оно никогда не кончится, хотя в действительности все заняло не более двух секунд.

Когда буйвол появился передо мной, у меня не было времени прицелиться и выстрелить в голову, чтобы поразить его мозг. На такой дистанции что погибнуть под копытами несущегося животного, что быть раздавленным его мертвой тушей — было все равно. Но в тот памятный день удача оказалась на моей стороне. Выстрел от живота был успешным и свалил буйвола на минимальной дистанции.

Все случилось быстро. Видимость была настолько ограничена, что ни пиэйч, ни клиент не видели зверя, атакующего меня, и не могли остановить его до того момента, когда он появился прямо перед моими глазами. Пыль от падения туши на землю моментально окутала меня. Расстояние было столь небольшим, что, стоя на коленях, я вытянул руку и коснулся носа животного.

 — Хороший выстрел! — похвалил Чилонга, обнимая меня за плечи.

Во время атаки буйвола он не сдвинулся с места ни на дюйм, полностью доверяя мне и моему умению стрелять. Он был уверен, что я обязательно убью этого буйвола. Моего первого буйвола.

Тим Эллемент 14 ноября 2016 в 13:31






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑