Чего ради мы лезем в тайгу?

В конце апреля позвонил Дед. Сказал, что трое «новых русских» просят свозить их на охоту на медведя в верховья Кии. Сам он по каким-то домашним причинам поехать не мог, попросил съездить с ними своего напарника по госпромхозу Геннадия. Гена средних лет коренастый крепкий мужик был профессиональным охотником и подобная просьба им выполнялась уже не раз. Дед предложил мне составить им компанию, да и Геннадию будет попроще.

фото автора

фото автора

Заказчикам ранее на медведя охотиться не приходилось, а у нас с Геной был уже и совместный опыт медвежьих охот. Этих «новых русских» я знал немного по городской жизни, все лет сорока с небольшим, физически развитые, успешные в своем деле, неплохие люди. Высокий, низкий и еще один в меру полный. Мужики, да мужики, городские.

Кия в эти дни освободилась ото льда. В деревне наступила настоящая весна, было тепло и солнечно, на деревьях появлялись первые листочки. С поездкой на медведя надо было спешить. Устойчивая теплая погода открывала все больше и больше начинающих зеленеть лужаек. Вышедшие из берлог медведи разбредались в поисках корма не только в пойме Кии, а значительно дальше.

Собрались мы все вместе только к 10 мая. На большую деревянную лодку Дед с Геной установили мощный подвесной мотор. От других сделанных руками Деда лодка отличалась и соответствующим своим размерам названием – баржа. Для нее недавно , по случаю, Деду удалось недорого приобрести импортный двигатель. Ранним солнечным утром мы начали долгий путь по Кии от Макаракского в ее верховья. Лодка была с явным перегрузом.

Пятеро мужиков, запас бензина, вещи, продукты, три собаки. Парни из города набрали с собой большой запас провианта в упаковках, спиртное, одежду, спальники, палатку. Одеты они были по-модному, в специальных охотничьих костюмах. Оружие гостей вызывало у нас с Геной если не зависть, то безусловный интерес. Новый «Тигр», «Блейзер», «Браунинг», все с оптикой. У Геннадия штатный госпромхозовский СКС, у меня – видавший виды «Лось-4».

По разработанному Дедом плану мы должны были в течение светового дня подняться по Кии к устью Телефонного ключа, ночевать там в старом зимовье. И к исходу первого дня и в последующие два-три дня предполагалось от этого места проплывать вверх-вниз по реке и осматривать южные склоны в поисках вышедших из берлог медведей. Прогреваемые солнцем скалы и первые зеленые полянки были их излюбленными местами отдыха и кормежки.

Бинокли и карабины с оптикой сулили безусловную удачу. Медведь там был. Для возможного случая добора раненного зверя Гена взял своих собак. Две серые крупные и одна небольшая черная, похожие на лаек, давно проверенные и успешные по зверю. Особым неистовством отличалась черная. За неуемный характер Гена звал ее Чертик.

Плыли медленно. На больших перекатах мы выходили из лодки, а Гена аккуратно зигзагами проводил ее один. Гости много фотографировали. Большая вода Кии, просыпающаяся от зимы природа, первая зелень, конечно, пробуждали интерес. Несмотря на долгий и трудный путь настроение у всей команды в предвкушении предстоящей охоты было хорошим. Выше устья Тулуюла, уже к вечеру, стали тщательно осматривать горы. Зеленые полянки встречались часто, но медведей заметить удалось. 

К Телефонному приплыли почти затемно. Никто не был огорчен, что сегодня зверь не встретился. Все было еще впереди. Прибрались в избушке, затопили буржуйку. При избытке фонарей проблем с подготовкой ужина, размещением и самим ужином не было. Один из парней поставил палатку недалеко от избы и решил ночевать один. Ужинали. Пили спиртное под большое количество охотничьих баек. Назавтра все были воодушевлены на большую охоту.

 

фото автора

Рано утром, как только начало светать, мы с одним гостей, моим тезкой Александром встали, оделись и пошли вверх по Телефонному. Ночью был небольшой мороз и замерзший снег хорошо держал при движении. Передвигаясь по северному склону ключа, тщательно осматривали южный, уже местами покрытый свежей травой. Обследование Телефонного практически до его истока результата не дало. Следы медведей на снегу встречались , но вживую мы никого не увидели.

Вернувшись к зимовью, обнаружили уже оживший наш лагерь. Мужики позавтракали, подготовили судно и мотор. Мы тоже быстро поели и все уселись в лодку. Гена запустил двигатель и , казалось, охота началась. Напряжение всей команды было велико. За каждым поворотом реки сердце екало при виде любого предмета, хотя бы отдаленно напоминающего фигуру медведя. Поднялись вверх, спустились вниз. Тщетно. Нет медведей. Погода отличная. Тихо. Солнце. Весна. А удачи нет.

Настроение наших гостей стало угасать. Потянулись руки за стопкой. Мы с Геной предложили пройти по косогорам пешком. Подняться от Кии на гриву и пройти по вершинам распадков, спускающихся к реке. Собаки наверняка где-то крутнут зверя. С этим предложением наши парни быстро согласились. Их мы высадили на большой отрытой косе чуть выше Девяткино ( была давным-давно там деревня) напротив длинного и высокого склона, спускающегося прямо к воде.

Они со вкусом расставили туристический набор, накрыли стол едой и напитками, удобно устроились в креслах для активного наблюдения за противоположным склоном. Высокий гость, умеющий управлять моторной лодкой, перевез нас с Геной на левый берег километра два-три выше и вернулся к парням.

Засидевшиеся собаки пулей вылетели из лодки и бросились в тайгу. По южному склону полого ключа мы поднялись в вершину гривы и стали двигаться в направлении вниз по течению Кии, медленно обходя вершины ключей, как идущих к Кии, так и от нее. Перед тем, как нас отправить, гости дали нам рации. Первое время мы развлекались, связываясь с ними, потом связь пропала, и мы забыли про это развлечение. Медведей, между тем, не было. Собаки сначала резво, а потом все медленнее и равнодушнее уходили в поиск.

Уже без всякой надежды мы периодически изучали расплывшиеся на снегу следы прошедших накануне зверей. Разыгрался весенний день. Солнце вначале грело, а потом начало палить. На снег выходить стало невозможно, он везде проваливался. Выбирая для движения оттаявшие от снега островки, мы еще какое-то время старались осматривать скалы и поляны на вершине гривы. Но вскоре начали уставать. Развели костер, попили чаю. День клонился к закату. Было жарко. Посетовав в какой раз на неудачу, решили спускаться к Кии.

Первоначально для спуска мы планировали другой ручей, напротив и ниже по течению Кии, где остановились гости. Но силы наши начали сдавать и мы решили спускаться по Заблудящему ключу. Гена тут раньше соболевал и хорошо знал этот ручей. Извитый, местами обрывистый, в частых курумниках. Русло его то исчезало в очередной каменной осыпи, то появлялось вновь. Выбор для пешей ходьбы не совсем удачный, но идти дальше по гриве не хватало сил. Ноги в резиновых болотных сапогах при такой жаре задыхались и становились ватными. Мы уныло запрыгали по камням вниз. Собаки наши тоже устали и плелись следом. Появилась связь по рации, мы доложили, что результата нет, очень устали.

 

фото автора

Гена шел впереди, я мокрый от пота еле тащился сзади. Вдруг я обратил внимание, что Чертик остановился, закрутил хвостом и рванул назад в гору. Серые за ним. Я окликнул Геннадия. – Давай постоим, как бы назад возвращаться не пришлось. Немного постояли и тут услышали где-то выше по ключу не лай, а рев собак. Откуда силы взялись, бросились назад. Метров через сто на большой отвесной скале справа увидели медведя. Рыжий, средних размеров зверь сидел задом к обрыву и периодически делал броски в сторону атаковавших его сверху собак.

Ждать было нечего, я прицелился где-то между лопатками и выстрелил. Медведя как ветром сдуло, он свалился с примерно тридцатиметровой высоты и упал в шагах десяти от нас. Я было тронулся в его сторону, Гена закричал: - уши! Уши у зверя были плотно прижаты к голове. Несмотря на точное попадание, довольно большую высоту падения, падение на огромные острые валуны, зверь еще был жив. Я выстрелил еще раз в шею, Охота закончилась.

Примчались собаки и начали с громким лаем рвать битое животное. Особенно старался Чертик. Гена включил рацию, дал послушать рев собак нашим компаньонам. Они воодушевились, стали кричать, предлагали помощь. Помогать уже было не надо. Понемногу собаки утихли, легли. Усталые, но довольные мы с Геной сняли шкуру. Нарезали мяса собакам, они тут же его съели. Вырезали и упаковали желчный пузырь. Шкуру немного присолили, уложили в рюкзак и медленно пошли к реке. К моменту подхода к Кии высокий гость уже перегонял лодку к устью Заблудящего.

Первым вопросом гостя был: - А где медведь? Разыграли? Вид шкуры его не воодушевил. Тот же вопрос задали и два других компаньона, когда мы подплыли к месту их базировки. Шкура и впрямь не производила впечатления. Рыжая, помятая, правда, без подпалин. Небольшая. Гости похмыкали, что есть, то есть.

Вечерело. Уложив вещи, мы поплыли к устью Телефонного, к зимовью. Ужинали. Выпивали. Сотый раз обсуждали сегодняшнюю охоту. Спали как убитые.

Утром гости, несмотря на то, что есть еще одна лицензия, приняли решение плыть домой. А утро было замечательное. Солнце, тихо, тепло. Весело посвистывали синички. Собаки возбужденно крутились под ногами в ожидании новой охоты. Но сколько бы мы с Геной не уговаривали гостей остаться еще хотя бы на один день, они не соглашались. – Медведя тут нет, чего мотаться по реке? Ходить по косогорам у них и в мыслях не было.

Уложили охотничий скарб в лодку, расселись поудобней, Гена запустил двигатель. Обратный путь был проще и быстрее. Дремалось. Я посматривал на нашего моториста, он тоже часто клевал носом. Гости какое-то время осматривали склоны, однако разморенные теплом и солнцем, уснули.

Шел третий день нашей поездки. Снег по берегам Кии практически растаял. Чем ниже по течению, тем чаще встречались начинающие зеленеть березки. Разбрелись наши медведи… Монотонно гудел мотор. «Заблудящий, заблудящий» - крутилось в голове. Думалось о том, зачем мужики едут в тайгу на охоту. Вот крепкие здоровые парни, сосем не ленивые в обычной жизни, зачем-то едут за тридевять земель, рискуя жизнью, что бы добыть медведя. Сами при этом к нему подходить не собираются.

 

фото автора

Увидев, что легкой добычи нет, быстро возвращаются в город. Вот с Геной все просто. Он по профессии охотник. Она его кормит. А может ему другая профессия тоже бы давала на хлеб? Он, например, хороший плотник. Наконец, чего я тут потерял? Это не моя профессия. Кормит охота нечасто и скромно.

Чего ради лезем мы в тайгу и тоскуем, когда долго там не бываем? Заблудящий, заблудящий… Мысли теряются. На солнышке, в лодке хорошо спится. Не заблудиться бы в мыслях. Сквозь сон поймал себя на том , что мысли эти были не тревожные, а, скорее, наоборот. Приятная усталость растекалась по телу. Домой…

Александр Криковцов 12 мая 2015 в 09:30






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 1
    Филипп Стогов офлайн
    #1  12 мая 2015 в 15:54

    Вопрос философский...В соседней статье приведено 11 категорий охотников, из чего следует, что на вопрос, поставленный автором, должно последовать 11 ответов.

    Ответить
  • 0
    Владимир Кулинич офлайн
    #2  13 мая 2015 в 06:28

    По градации автора предыдущей статьи эти "медвежатники" из города - смесь VIP с алкашами, которая часто встречается на охоте. Т.к. и многочисленна и всегда привлекает внимание. И это благо, что они пьют - лишь бы платили и не мешали другим охотится...

    Ответить
  • 1
    анатолий евменов офлайн
    #3  13 мая 2015 в 06:53

    Я, наверное, никогда не приму для себя того, что можно добыть медведя и бросить мясо.Считаю, что ради желчи и шкуры бить медведя преступление.Если весной медведь худ , то и добывать его нет смысла, лучше осенью добывать больше.

    Ответить
  • 1
    офлайн
    #4  13 мая 2015 в 10:27
    анатолий евменов
    Я, наверное, никогда не приму для себя того, что можно добыть медведя и бросить мясо.Считаю, что ради желчи и шкуры бить медведя преступление.Если весной медведь худ , то и добывать его нет смысла, лучше осенью добывать больше.

    Это с точки зрения настоящего охотника и нормального человека.

    Ответить
  • 2
    Aleks Jarkovoj офлайн
    #5  13 мая 2015 в 11:38

    Это с точки зрения настоящего охотника и нормального человека.

    Я об этом же второй день думаю... Насколько мне понравился первый рассказ автора, равно настолько не нравиться этот.
    Коммерческие охоты проходят по своим законам жанра и ни обсуждать ни осуждать их я не собираюсь. Несомненно, что там стороны имеют свой интерес.
    Но, на мой взгляд, не стоило бы выстраивать философию на тему того, отчего нас так тянет в тайгу, относительно описываемых заказчиков. И патетики относительно риска для жизни. В чем это конкретно проявилось? Разве, что в опасности вывалиться по пьяни за борт. Наверное среди заказчиков попадаються люди активные, не боящиеся устать, пропотеть и схватить свою порцию адреналина. Вот о них было бы интересно и почитать. А о таких, приехавших оттянуться, да помериться... Это я о карабинах с оптикой. Ну и что от этой охоты осталось? Без особой пользы битый зверь. Хотя какая-то польза от взятой желчи конечно же есть. Есть и честно заработанные деньги. Но пусть эта сторона так и остается за кадром.

    Ответить
  • 0
    Георгий офлайн
    #6  13 мая 2015 в 17:00
    анатолий евменов
    Я, наверное, никогда не приму для себя того, что можно добыть медведя и бросить мясо.Считаю, что ради желчи и шкуры бить медведя преступление.Если весной медведь худ , то и добывать его нет смысла, лучше осенью добывать больше.

    Прямого указания, что мясо бросили в статье нет. Думаю просто автор на этом внимание не заострял, тем более, что мясо для местных те же деньги. А при их доходах деньгами сорить не будут, при любых раскладах. Уже как-то в похожем материале многие комментаторы "обожглись" на выводах. Я лично много охотился по товарным лицензиям, просто за интерес.

    Ответить
  • 0
    анатолий евменов офлайн
    #7  13 мая 2015 в 18:50
    Георгий
    Прямого указания, что мясо бросили в статье нет. Думаю просто автор на этом внимание не заострял, тем более, что мясо для местных те же деньги. А при их доходах деньгами сорить не будут, при любых раскладах. Уже как-то в похожем материале многие комментаторы "обожглись" на выводах. Я лично много охотился по товарным лицензиям, просто за интерес.

    То, что мясо не взяли видно из статьи, да и заказчики спросили: "Где медведь7".Куда уже яснее!.Может автор пояснит?

    Ответить
  • 1
    Aleks Jarkovoj офлайн
    #8  13 мая 2015 в 18:57
    Георгий
    Прямого указания, что мясо бросили в статье нет. Думаю просто автор на этом внимание не заострял, тем более, что мясо для местных те же деньги. А при их доходах деньгами сорить не будут, при любых раскладах. Уже как-то в похожем материале многие комментаторы "обожглись" на выводах. Я лично много охотился по товарным лицензиям, просто за интерес.

    Текст читайте. Медведь, даже не крупный, не кабарга и даже не коза. За раз не унесешь. И если бы возвращались, обязательно бы написали. Охотящихся за интерес можно понять. Но тут ключевое слово -охотился. А в нем много чего, в том числе и вытаскивание.

    Ответить
  • 0
    Георгий офлайн
    #9  13 мая 2015 в 19:07
    Aleks Jarkovoj
    Текст читайте. Медведь, даже не крупный, не кабарга и даже не коза. За раз не унесешь. И если бы возвращались, обязательно бы написали. Охотящихся за интерес можно понять. Но тут ключевое слово -охотился. А в нем много чего, в том числе и вытаскивание.

    Надеюсь, как и в прошлый раз, автор внесет ясность.

    Ответить
  • 0
    Александр Криковцов офлайн
    #10  14 мая 2015 в 05:53

    Уважаемые коллеги охотники! Виноват, опять про мясо забыл. Сначала про шкуры и про желчь. Хорошей трофейной шкурой, как известно, является зимняя или ранняя весенняя ( у ней выраженный подшерсток ) .Желчный пузырь с желчью тоже ценен, когда он практически не функционирует (желчь концентрированная), т.е. зимой и ранней весной сразу после выхода зверя из берлоги, когда медведь еще не начал полноценно питаться. Сало, конечно, больше всего осенью, перед залеганием в берлогу. Мясо годится круглый год ( без трихинеллеза).
    В описываемый случай мясо не брали, потому что вынести его было непросто. Жара, далеко везти . В подобных случаях его солим. А в этот раз не взяли. Ну, не взяли ...
    Честно говоря, меня не праздно волнует вопрос возрастающего пресса на тайгу состоятельных людей. Они не охотники, это понятно. Сразу скажу, что по моим представлениям абсолютное большинство из них достаточно порядочные люди. Но что заставляет их приобретать дорогое оружие, снаряжение и ехать в лес? Вопрос далеко не однозначный. Это не пьянь, не рвань, как иногда хочется упростить эту тему. Думаю, что характер взаимоотношений каждого конкретного человека с природой есть один из главных элементов его культуры. Похоже в обществе у нас этот вопрос скользкий - от полного неприятия охоты и охотников до всепрощенства любого порядка охоты ( ну, скажем, у аборигенов). Пока в обществе не устоятся здоровые правила культурного природопользования, так и будем друг на друга указывать. Но, наверное, другого пути нет. Так что будем делиться прожитым и спорить.
    В праздники был на току. Решил, что больше не поеду на такую охоту. Все знаю. Приехал домой в город и опять душа заныла. На ток хочется. Ну хотя бы еще раз. А это что? Признак высокой культуры или первобытное чувство? Вот и я не знаю. Тянет в лес и все.

    Ответить
Ещё 10 комментариев...
все




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑