Необходим мониторинг охотничьих ресурсов как информационная база охраны

Прежде чем говорить о кадастре или мониторинге животного мира, в том числе охотничьих ресурсов, нужно разобраться в главных причинах печального положения дел в этой области.

Фото Светланы Бурковской.

Фото Светланы Бурковской.

ОТ РЕДАКЦИИ

На протяжении многих лет наша газета публикует материалы об охотничьей науке, ее достижениях, проблемах и откровенных поражениях.

В течение почти целого десятилетия, прошедшего после принятия законодателями ФЗ «Об охоте» (209 ФЗ), ведущие ученые страны в области охоты и охотничьего хозяйства, пытаются разобраться в причинах этих достижений, проблем и поражений.

В «профессорских посиделках» это, как нам представляется, делается аргументированно и предельно откровенно.

Часто речь идет о фундаментальных основах рационального использования и охраны охотничьих животных — мониторинге и кадастре. Россия —ресурсовоспроизводящая страна.

Значительная часть ресурсов мигрирующих охотничьих птиц воспроизводится именно в нашей стране, но информационную войну за этот ресурс страна проигрывает.

Зададим нашим постоянным авторам «посиделок» единственный вопрос: каково состояние и каковы перспективы развития фундамента всего охотничьего хозяйства России и как выиграть в этой войне?

Вот мнение биолога-охотоведа, профессора, доктора биологических наук В.А. Кузякина.

Кадастра животного мира до сих пор нет, несмотря на ряд правительственных постановлений СССР, РСФСР, РФ, начиная с начала 80-х годов прошлого века, несмотря на Закон «О животном мире» и т.д. (кадастр — список, реестр, систематизированный свод документированных сведений, в данном случае о видах животных. — Ред.).

В России по всем природным ресурсам существуют кадастры, нет только кадастра животного мира и кадастра охотничьих ресурсов.

Очевидно, правительство РФ и администрация президента считают животный мир чем-то неважным, а охотничье хозяйство как бы вообще не существует.

Читайте материал "Национальная проблема — охотничье хозяйство России"

Во введенном в действие Законе «Об охоте…» вообще нет понятия «охотничье хозяйство», а в государственном реестре специальностей нет специальности «охотовед».

И то и другое существует, но не признано высшими эшелонами государственной власти, и, стало быть, они не осуществляют контроль над выполнением всех принятых постановлений и законов о кадастре и мониторинге животного мира.

А органы исполнительной власти, ответственные за весь животный мир и ведение охотничьего хозяйства, не могут их выполнять, если высшие власти не уделяют этому никакого внимания и не понимают важности этих направлений для всей природы России, если на эти цели не выделяется финансирование.

Животный мир — самый активный компонент природы, от которого зависит ее экологическое равновесие. Но он и самый уязвимый компонент природы, зависимый от характера и изменений других ее компонентов, а также от деятельности человека, поэтому охрана животных неизбежно ведет к охране всей природы и экологического равновесия.

А кто больше всех заинтересован в охране животного мира? Конечно охотники! В России их миллионы, они видят все изменения в природе, все безобразия, которые творят в ней люди, и стараются бороться с ними, не получая особой государственной поддержки.

Массы охотников можно хорошо организовать посредством общественных охотничьих организаций. Однако государство, введя государственный охотничий билет, сделало все, чтобы отлучить от них охотников.

Читайте материал "Уху ели: рыбалка станет платная для всех и везде"

Сегодня появилось множество безграмотных владельцев охотничьего оружия (именно владельцев, а не охотников). А ведь раньше общества постоянно вели образовательную работу, проводили занятия и принимали экзамены по охотминимуму, давали охотникам начальную биологическую грамотность.

А как теперь вести мониторинг животного мира, когда многие не знают, какие виды животных они добывают? Совершенно ясно, что без обществ охотников не может быть правильного охотничьего хозяйства и охраны природы. Кроме охотников, охранять природу в принципе некому.

Нужно вернуть обязательный членский охотничий билет обществ или, по крайней мере, ввести обязательный соответствующий вкладыш в государственный билет.

Совершенно очевидно, что необходим настоящий, всеобъемлющий мониторинг охотничьих ресурсов как информационная база охраны.

В настоящее время он ограничен лишь зимним маршрутным учетом, а основной охотничий ресурс — мигрирующие птицы — совершенно не охвачен мониторингом и даже учетом добычи. Да и зимний маршрутный учет ведется кое-как.

Дело в том, что с «передачей части полномочий с федерального уровня в субъекты Федерации» было отдано в регионы все охотничье хозяйство вместе с мониторингом.

Местные власти во многих регионах считают охотничьи угодья и ресурсы животных своей вотчиной и собственностью, часто ведут нерациональную добычу животных, дают фальсифицированные учетные данные, дабы получить больше лицензий на добычу без всякого государственного контроля на федеральном уровне.

С упомянутой «передачей функций» была упразднена экологическая экспертиза объемов добычи ценных охотничьих животных на федеральном уровне, которая показала себя как хороший инструмент регулирования добычи и экологического равновесия. Безусловно, ее необходимо восстановить.

Пора, наконец, понять, что нормальное, официально признанное охотничье хозяйство, как самостоятельная отрасль экономики, может сделать для охраны природы России в тысячи раз больше, чем территориальная форма охраны отдельных видов животных и все красные книги вместе взятые.

Читайте материал "Готовьте деньги: охотникам придется платить государству за массовые виды дичи"

В среде высших эшелонов власти немало охотников, и многие из них имеют охотничьи хозяйства, но они стесняются охоты — этого великого российского культурного достояния, национальной гордости, тщательно скрывают свое увлечение, вероятно, из опасения нападок зеленых, которые руководствуются либо эмоциями («птичку жалко!»), либо личными интересами, но никак не научными данными. К сожалению, настоящих ученых наши государственные деятели не слушают.

Отношение к охотоведческим и другим полевым исследованиям ничуть не лучше, чем отношение к охоте и охотничьему хозяйству. Например, Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, бывший в СССР ведущим биологическим НИИ, в том числе ведущим по проблемам кадастра животного мира, сейчас в который уже раз сокращают. Сокращают штаты и финансы; охотоведческая тематика исчезла, как и в некоторых охотоведческих и зоологических вузах…

Но пора властям понять, что природу России нужно охранять на научных основах, что экологическое равновесие можно поддерживать только с восстановлением мониторинга, который представляет основу кадастра животного мира, охотничьего кадастра или Книги охотничьих животных.

Владимир Кузякин 11 сентября 2018 в 06:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑