Ольхонский тупик — где выход?

Статья Ю.Е. Ламанова «Где теперь охотиться ольхонским охотникам?» («РОГ» № 35, 2016) — конкретный, фактический материал антиохотничьей деятельности Минприроды.

Фото Валерия МАЛЕЕВА

Фото Валерия МАЛЕЕВА

Ламанов пишет, цитирую: «Мы оказываемся гражданами третьего сорта на своей земле, которая стала «резервацией». Сложившаяся ситуация с охотпользованием в районе такова, что фактически местным охотникам охотиться негде. Охотугодья районного общества, ранее закрепленные за ним, составляющие 126 тыс. га, полностью перераспределены и переданы в аренду сторонним пользователям, не проживающим в районе.

Как нас уверяют, и местная власть, и природоохранные органы, все сделано «мудро, по закону, на областном уровне. На самом же деле сильно ущемлены права граждан, которые исконно живут на земле, как жили их предки десятки и сотни лет.

Почему мы, жители Ольхона, граждане России, проживая здесь, униженно выпрашиваем возможность пользоваться лесными угодьями у каких-то ушлых богатых дядей, захвативших буквально всю территорию в районе и доказывающих, что совершили благо, навели порядок, оберегая тайгу и ее обитателей от местных «варваров-браконьеров». Такой вот крик души, как говорится, достали больше некуда.

У современного Минприроды творцов и созидателей нет. Его политика — отнять у обществ охотников угодья, перевести их в разряд незакрепленных, выставить на торги и распродать олигархам. Интересы простых охотников — по барабану. Такая ситуация наблюдается не только в Ольхонском районе, она во всех регионах, от Калининграда до Владивостока.

Председатель правления Свердловского союза охотников Знаменская И.И. («РОГ»№ 38, 2016) сообщает: «У нас с начала этого года в угодья общего пользования перевели 25 хозяйств. Еще три на подходе. В Свердловской области скоро появятся десятки ольхонов». Сильным «зубрам» Братухину Е.А. — Кировское облохотрыболовобщество и Каплину В.В. — Вологодское облохотрыболовобщество временно удалось отбиться от стаи хищников и сохранить охотугодья от растерзания, но надо ждать новых атак. Ольхону не удалось, и ольхонских охотников обобрали и перевели в разряд браконьеров поневоле. Сейчас пытаются сделать то же самое со свердловскими охотниками. Так что Ольхон не исключение и не отдельный какой-то частный случай — это целенаправленная широкомасштабная антиохотничья политика.

Ю.Е. Ламанов («РОГ» № 35, 2016) пишет: «У местных охотников на руках около 800 единиц охотничьего оружия, т.е. почти все наши охотники — браконьеры поневоле, и фактически охотинспекция охраняет арендованные охотугодья от местных охотников, о чем имеются факты. Это не просто сращивание олигархата и власти, а явление еще куда более худшего порядка, поглощение олигархатом власти, т.е. представители власти (охотинспекция), пребывая де-юре на госслужбе де-факто, находятся на службе у владельцев охотхозяйств по охране частных охотугодий».

Хищничество олигархов в сберегании тайги и ее обитателей от местных «варваров-браконьеров» очевидно. Ясно, что они плодят обслугу из мошенников и грабителей и финансируют не охотхозяйственное производство и рациональное ведение охотничьего хозяйства, а его развал, браконьерство и разворовывание природных охотничьих ресурсов

По большому счету В.А. Кузякин прав («РОГ» № 40–41). В отношении действующего закона об охоте вердикт должен быть однозначный — отменить его и все последующие подзаконные акты, изданные некомпетентным Министерством природных ресурсов и экологии РФ. И работать над новым охотничьим законодательством.

Однако оптимизм Владимира Александровича вряд ли уместен в части следующего, цитирую: «Материала по концепции развития отрасли, стратегии, по проектам нормального Закона «Об охоте и охотничьему хозяйству» предостаточно. Одна надежда миллионов людей на новый созыв Госдумы.

Надежда всегда умирает последней? Сергей Гуляев («Всадник без головы», «РОГ» №40–41, 2016) задает весьма и весьма злободневные и далеко не бессмысленные вопросы. Кто следующий возглавит департамент? Родственник, друг, знакомый или просто нужный Донскому человек? Да и во многих регионах, собственно говоря, кормчие-то кто?

Воспитанный и интеллигентный Сергей Гуляев дает исчерпывающий ответ: «…извините за грубость, «сбитые летчики», «сгоревшие танкисты»и сотрудники полиции, не прошедшие аттестацию». С такими кормчими какой уж тут может быть оптимизм. Как гласит народная мудрость: «Не до жиру, быть бы живу».

Весьма отрадно, что, касаемо статьи Ю. Ламанова, редакция газеты действовала выше всех похвал и представила весьма полную и развернутую информацию по затронутой проблеме. Не только опубликовала саму статью, но и подготовила подборку об охотпользовании в Ольхонском районе Иркутской области, где даются выдержки из ответов, характеризующие позицию различных органов и организаций.

Направила запрос в Департамент охоты Минприроды и публикует его ответ. Проблему показали в развернутом виде во всех аспектах с разных углов, и тем самым обозначили и выявили все подводные камни и течения. Это, на мой взгляд, не просто профессиональный подход, а высокий профессионализм.

Охотдепартамент Минприроды РФ является злейшим врагом закрепления охотугодий за обществами охотников, и в своем ответе ИО директора детартамента А.М. Федотов это косвенно подтверждает, цитирую:

«Одной из задач Стратегии развития охотничьего хозяйства Российской Федерации, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 3 июля 2014 года № 1216-р, является обеспечение доступности охоты для населения, поддержка общественных объединений и коллективов охотников. Стратегией предусматривается решение данной задачи путем совершенствования механизма закрепления охотничьих угодий за местными общественными объединениями».

И, таким образом, согласно ответу Департамента, утвержденная Правительством РФ Стратегия предусматривает обеспечение доступности охоты для населения путем совершенствования механизма закрепления охотничьих угодий за местными общественными объединениями.

Вопрос: что мешает Департаменту Минприроды привести действия региональных органов в соответствие со Стратегией, утвержденной распоряжением Правительства России, и закрепить охотугодья за Ольхонским районным обществом охотников или перезакрепить охотугодья Свердловскому Союзу охотников?

Ларчик открывается очень просто. В основу Закона «Об охоте…» разработчики положили не ведение охотхозяйства, а североамериканскую деятельность в сфере охотничьего хозяйства, т.е. заокеанский неотраслевой путь развития, при котором чиновники ведомства являются носителем всех правомочий, касаемо пользования, управления и распоряжения охотресурсом.

Несмотря на то что объекты охоты в России являются общенародным достоянием, охотники и их общественные объединения оказались напрочь отстраненными от всех правомочий.

Закрепление охотугодий за обществами охотников чиновники рассматривают как прямую угрозу и подрыв собственных полномочий. Продать закрепление охотугодий олигархам за большие деньги они еще могут, но закрепить ресурс за безденежным народом — никогда. Такие вот «слуги народа» у нас в Минприроде.

Отсюда вполне понятно, что охотдепартамент (см. ответ и.о. директора департамента А.М. Федотова, «РОГ» № 35, 2016) не соблаговолил дать никакого конкретно ответа по существу. Полагаю, что чиновники ведомства не желают видеть и понимать причин явления, не хотят структурировать проблему и, соответственно, состыковать управленческо-административные меры с сутью проблемы.

В.А. Кузякин говорит, что начинать преобразования необходимо с подготовки концепции, и это совершенно правильно.

Вопрос: кто будет готовить концепцию? Если брать Центрохотконтроль, то он «онемел» и находится в мелкотемье (Ю.И. Рожков, «РОГ» № 30, 2016). И вообще цниловская наука после известного «рейдерского захвата» в глубочайшем, каком-то «сектантском» обмороке (А.Б. Линьков, «РОГ» № 30, 2016).

Может, будет готовить концепцию ВНИИОЗ? Но этот некогда могучий институт не в самой лучшей форме. К сожалению, целый ряд направлений охотоведческой науки, например охотничья орнитология, никогда не был «коньком» института, потому что у него объективно была другая специализация (технологии пушного промысла и т.д. и т.п.), другие задачи (А.Б. Линьков, «РОГ» № 30, 2016). Как говорится, приплыли, нашей официальной науке подготовить концепцию отраслевого развития охотничьего хозяйства просто не по силам.

Нам опять навяжут мелкотравчатую позицию, и мы утонем в обсуждении мелких тактических, узкопрофильных вопросов, которые к концептуальным основам отраслевого развития охотничьего хозяйства не имеют никакого отношения.

Мудрый Каплин В.В. поведал нам («РОГ» № 30, 2016), как ВНИИОЗ по договору с Охотдепартаментом приподнес Вологодскому облохотрыболовобществу более 10 млн рублей поборов. Как видим, ВНИИОЗ помогает охотдепартаменту проводить политику по созданию невыносимых условий для существования обществам охотников.

Посмотрим конкретно, что нам предлагает ВНИИОЗ в перспективе? Юрист Н.В. Краев («РОГ» № 21–22, 2016) приглашает коллегу -юриста С.Н. Будилина в Киров во ВНИИОЗ для выработки госполитики в сфере охоты и охотничьего хозяйства в перспективе.

Подчеркиваю, что Краев Н.В. предлагает обсуждать не госполитику по ведению охотничьего хозяйства, отечественный отраслевой путь развития, а деятельность в сфере охоты и охотничьего хозяйства: североамериканский неотраслевой путь. Таким образом, Краев Н.В. недвусмысленно дал понять, что он и далее намерен продолжать навязывать нам заморский путь развития, который неминуемо принесет новые беды и разрушения.

Отняли угодья у районного общества охотников, местные охотники недовольны, начали активно протестовать. Казалось бы, чтобы исправить ситуацию, нужно вернуть назад отобранное.

Ничего подобного, у охотуправы на этот счет есть свой, еще более изощренный антиохотничий вариант. Смотрим, что по этому поводу пишет Ю.Е. Ламанов, цитирую: «Служба по охране животного мира Иркутской области прорабатывает вопрос о переводе межхозяйственных лесов в районе в охотугодья общего пользования.

Но эти «лисьи козьи перелески» вокруг деревень — суррогатные угодья, в которых практически нет промысловой дичи. Фактически предпринимаются попытки очередного обмана, т.е. успокоить народ видимой заботой». Опять «тень на плетень». Вместо того чтобы вернуть отобранные охотугодья, пытаются подсунуть суррогатный госохотфонд (незакрепленные угодья, названные общедоступными), в котором нет дичи.

Сам по себе госохотфонд не решает проблему никак. Массовому охотнику и их общественным объединениям нужно совершенно иное, а именно охотничье самоуправление с реальными правомочиями в части управления, распоряжения, регламентации и пользования объектами охоты.

Конкретный механизм, который оградит от чиновничьего произвола и обеспечит соблюдение конституционных прав и свобод. Для рядовых охотников нужен новый, опирающийся на иные принципы закон об охотничьем самоуправлении.

Депутат Госдумы Н.С. Валуев собрал множество поправок к закону (№ 209-ФЗ), но из десятка тысяч поправок Госдума приняла только одну, совершенно несущественную (Кузякин В.А., «РОГ» № 40–41, 2016). Олигархов, купивших охотугодья, Закон «Об охоте…» вполне устраивает.

Чиновники Минприроды костьми лягут, но не дадут не то что бы отменить, но и внести поправки в закон. Таким образом, обсуждать недостатки действующего Закона «Об охоте…» и предлагать его отменить или вносить в него поправки совершенно бесполезное занятие.

В этом плане надеяться можно только на Росохотрыболовсоюз, которому необходимо создать рабочую группу и начать самостоятельно готовить концепцию охотничьего самоуправления. Разработка концепции охотничьего самоуправления необходима, чтобы совместными усилиями выработать консолидированное понимание того, как сохранить право на охоту для рядовых охотников и защитить их права и свободы от произвола и беспредела коррумпированных чиновников и олигархата.

С чем реально столкнулся массовый охотник? Приоритет во владении охотничьими ресурсами отдается тем людям, которые обладают достаточными материальными средствами (Кузякин В.А., «РОГ» № 40–41).Владимир Александрович высказался достаточно дипломатично и весьма мягко, хотя ситуация уже переросла в полный беспредел.

Минприроды давно уже срослось с олигархатом и проводит жесткую линию в интересах капитала по распродаже охотресурса и формирует систему закрытых для рядового охотника частнопользовательских охотугодий. То, что не пожелают купить «элитные» охотники, отходит в категорию так называемых общедоступных, которые, как правило, располагаются в весьма отдаленных местах, либо очень плохие по качеству.

Т.е. чиновники действуют по принципу: народу то, что нам не гоже. Разговор об охотничьем самоуправлении обществами охотников давно нужно было начинать. Это реальный механизм защиты прав и свобод охотников, и ситуация появления такого конкретного механизма уже давно назрела.

Как только определимся с концептуальными основами, надлежит подготовить, обсудить и принять центральным правлением Росохотрыболовсоюза проект закона об охотничьем самоуправлении и направить его президенту с просьбой рассмотреть и направить для принятия в Госдуму. Для того чтобы президент рассмотрел, а Госдума гарантированно приняла закон, необходимо собрать 100 000 подписей в поддержку законопроекта.

Росохотрыболовсоюзу вполне по силам подготовить такой законопроект и собрать подписи от своих членов в его поддержку. Охотничье самоуправление касается интересов большого количества избирателей, и если умело обозначить массовость, то к началу выборов президента есть реальная возможность, что Госдума такой закон примет.

Вот, на мой взгляд, что нужно делать и в каком направлении необходимо двигаться по формированию охотничьего законодательства в интересах массового рядового охотника.

Леонид Груднев 1 декабря 2016 в 12:01







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Иван Ларионов офлайн
    #1  2 декабря 2016 в 10:27

    У меня стойкое ощущение, что Улюкаева - Министра Минэкономразвития "ушли", не "за взятку в 2 ляма зелени". Для обывателя это, у простого следователя СКР 8 млрд. нашли, а Министр согласился на 2?! Нет, нет и нет. "Дяденьку" убрали за тот бардак в нормативно правовом регулировании очень широких спекторов экономики которые подпали под регулирование МЭКа. По воле судьбы и нормотворчества МЭКа, мне приходится активно изучать их "чёрный след" регулирования в энергетике, земельном кадастре, и геодезии и картографии в строительстве. Это полный пипец, там ОНИ СТОЛЬКО НАКОСОРЕЗИЛИ, что вот вот кадастр и регистрация прав собственности РОСРЕЕСТРА встанет, а уж о регулировании градостроительной деятельности вообще молчу. Так вот к чему я это. Улюкаев ЯВНО СОКРАЛЬНАЯ ЖЕРТВА , что бы было на кого всё это случайно "создавшееся" безобразие свалить. А следующая ЖЕРТВА, судя по тем созданным условиям в отрасли, запросто может стать наш уважаемый С.Е. Донской, ну очень уж схожие "симптомы". Сергей Ефимович, сделайте шаг навстречу к простому охотнику! Поверьте они честнее всей той шушеры денежной, в тяжёлый момент на нас МОЖНО ПОЛОЖИТЬСЯ, но нужно сделать ЭТОТ СМЕЛЫЙ ШАГ. Или слабо?!

    Ответить
  • 0
    НИК.ИВАНЫЧ офлайн
    #2  2 декабря 2016 в 18:04

    Уважаемый Иван Петрович, ощущения ваши ошибочны...даже по тому, что разработка данного субъекта велась около года, вот на ДВУХ он и попался, и это даже не первично и не вторично, просто момент созрел...
    "миллиардер", а скорее всего "кассир общака", вовсе не следователь, а спецотдел, борец с коррупцией, деньги которой он и стерег...
    описываемый вами бардак в стране, это не "епархия" охотников, зачем нам в дебри залазить?
    А ваше обращение господин Донской прочтет только тогда, когда свою бороду сбреет, а это произойдёт не раньше того, как он сядет на парашу, что вряд ли произойдет...у него в активе очистка Арктики, прикормленные тигры и прочая фигня, имеющая мало чего хорошего для простого человека :-))) и кивать он будет на свой Департамент, но сам охотой заниматься не будет, это ниже его бороды, за которой надо смотреть ежедневно...

    Ответить
  • 1
    Николай Краев офлайн
    #3  3 декабря 2016 в 05:04

    Леонид Груднев 1 декабря 2016 в 12:01
    «Подчеркиваю, что Краев Н.В. предлагает обсуждать не госполитику по ведению охотничьего хозяйства, отечественный отраслевой путь развития, а деятельность в сфере охоты и охотничьего хозяйства: североамериканский неотраслевой путь. Таким образом, Краев Н.В. недвусмысленно дал понять, что он и далее намерен продолжать навязывать нам заморский путь развития, который неминуемо принесет новые беды и разрушения».
    Ответ Краева: Милый, дорогой, уважаемый Леонид Дмитриевич! Откуда у Вас такие БУЙНЫЕ фантазии, измышления? Неужели С ВЕЛИКОГО БОДУНА? Неужели до сих пор не удосужились прочитать нашу книгу, которая размещена в сети интернет для свободного скачивания «Государственная политика в сфере охоты и охотничьего хозяйства: история и современность (2013) - книга размещена в сети интернет на ДЕСЯТКАХ сайтов, включая «Сайт учеников, студентов, магистрантов, аспирантов, докторантов и преподавателей разных школ и вузов России, Украины, Беларуси, Казахстана, стран ближнего и дальнего зарубежья (URL: http://www.twirpx.com/file/1974339/)?

    Кроме того, для расширения Вашего кругозора и осознания того, как Вы жидко обделались, приписав мне то, чего нет, шлю мой (теперь уже опубликованный) доклад на научно-практической конференции в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации на тему: «Законодательное обеспечение охраны животных» 11 апреля 2016 г. (80-летний юбилей проф. С.А. Боголюбова). За доклад получил устные и письменные благодарности от САМОГО проф. С.А. Боголюбова, Васильевой и других.

    Краев Н.В. Нужен новый федеральный закон об охоте и охотничьем хозяйстве. В кн.: Законодательное обеспечение охраны животного мира: монография / Е.Л. Минина, С.А. Боголюбов, Ю.А. Тихомиров [и др.]; отв. ред. Н.А. Духно, С.А. Боголюбов. – М.: Юридический институт Моск. гос. ун-та путей сообщения Императора Николая II., 2016. С. 131-138.
    УДК 639.1:323
    НУЖЕН НОВЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
    «ОБ ОХОТЕ И ОХОТНИЧЬЕМ ХОЗЯЙСТВЕ»
    Н.В. Краев, к.ю.н., с.н.с.,
    ведущий научный сотрудник отдела экономики, техники, права и охотничьего туризма ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Б.М. Житкова»

    2009 год вошел в историю охотоведения как год «похорон» надежд на вменяемое законодательство и на «мудрого законодателя» (в этот год приняты правительственные Правила добывания охотничьих животных , Закон об охоте и сохранении охотничьих животных .
    Но пик нелепости (несуразности) достигнут с принятием в развитие Закона об охоте двух документов – Госпрограммы и Стратегии . Государственная программа «Воспроизводство и использование природных ресурсов» (в ней имеется подпрограмма «Сохранение и воспроизводство охотничьих ресурсов») (утверждена Правительством РФ в 2013 году, в новой редакции изложена в 2014) . Стратегия развития охотничьего хозяйства в Российской Федерации до 2030 года утверждена распоряжением Правительства РФ в 2014 году .
    Цель подпрограммы «Сохранение и воспроизводство охотничьих ресурсов» – «обеспечение сохранения и воспроизводства охотничьих ресурсов». Ожидаемые результаты – «сохранение и рост численности основных видов охотничьих ресурсов». Основные целевые показателям охотничьего хозяйства Российской Федерации согласно Стратегии – «увеличение численности важнейших видов охотничьих животных…».
    В сравнении с этим диссонансом выглядят формулировки из «соседней сферы» – рыбного хозяйства. Например, целевые индикаторы и показатели государственной программы «Развитие рыбохозяйственного комплекса», – динамика объема добычи (вылова); прирост объема производства продукции; объем произведенной рыбы и рыбных продуктов; обеспечение к 2020 году среднедушевого потребления рыбы и рыбопродуктов населением Российской Федерации на уровне не ниже 22,7 килограмма и т.д.
    В охотничьей же сфере – важнейшая задача не объем добычи животных и продукции, а рост численности. Необходимо к 2030 году увеличить численность основных видов охотничьих животных не менее чем в 2 раза.
    К чему это ведет? Проиллюстрируем это на примере двух видов – медведя и бобра. Заголовки в сети интернет звучат как фронтовые сводки: «Медведи свирепствуют. В Красноярском крае медведь напал на человека»; «В Ульяновской области медведи пугают местных жителей»; «На Сахалине истребили почти 20 медведей, являвшихся реальной угрозой для местных жителей»; «Нашествие медведей. В Новосибирской области медведи нападают на домашний скот»; «В Томской области отстреляли 24 опасных медведя»; «На Камчатке убито 8 медведей, угрожавших человеку»; «Медведи за Уралом все чаще выходят к населенным пунктам»; «В Приморье медведь напал на человека»; «Оголодавший медведь убил мужчину»; «Отстрелом медведей на Камчатке занялись спецгруппы»; «В Томской области отстреливают медведей-погромщиков»; в Омской области «Медведями занялись группы быстрого реагирования» и т.д.
    Материалы Государственных докладов «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации» показывают, что ресурсы бурого медведя на территории России остаются на высоком уровне и сильно недоиспользуются (необходимо добывать в три раза больше). Несмотря на указанное, правилами охоты (2010) сроки охоты на медведя существенно сокращены почти в два раза (по 30 ноября; ранее было по 28 (29) февраля). И это называется забота о людях, охотниках?
    Заглянем снова в сеть интернет: «В Саратовской области жители начали истребление бобров»; «Бобрам в Томске объявлена война!»; «Губернатор объявляет войну бобрам»; «Бобры грозят затопить село в Самаре»; «Диверсия» на объекте энергетики: бобры обесточили три села на Алтае»; «Борьба с бобрами. В Ивановской области бобры меняют ландшафт» и т.д. Во многих субъектах РФ бобр стал вредителем сельского и лесного хозяйства. В ряде субъектов РФ для снижения численности волка, бобра, лисицы, енотовидной собаки, серой вороны и некоторых других видов вынуждены вводить премирование за счет бюджетных средств.
    Охотничье хозяйство, как и рыбное, должно производить продукцию от добычи охотничьих животных, оказывать услуги лицам, осуществляющим охоту, способствовать удовлетворению потребностей граждан в охоте и отдыхе и т.д. Критериями деятельности охотничьего хозяйства должны быть продуктивность охотугодий (добыча охотничьей продукции с единицы площади охотугодий) и посещаемость хозяйства охотниками (человеко-дней на единицу площади охотугодий). Обобщенным «измерителем» достижений охотничьего хозяйства может быть и степень удовлетворенности населения в охоте и охотничьей продукции .
    Полностью разделяем мнение основоположника иркутской школы охотоведения профессора В.Н. Скалона, утверждавшего, что «охрана без использования – суть бессмыслица» . Ресурсы охотничьих животных требуют ежегодного сбора «урожая». Создать запасы охотничьих ресурсов в природе невозможно. Не собранный охотниками «урожай» пропадает безвозвратно без пользы для общества, для людей, порождает другие проблемы.
    О законе об охоте. Разработка закона началась в 1990 году. Существует более двадцати вариантов федеральных законопроектов об охоте или об охоте и охотничьем хозяйстве. Когда шла подготовка ныне действующего Закона об охоте (2008-2009 годы), на разных стадиях его рассмотрения и принятия Госдумой РФ, Советом Федерации, Президентом РФ, институт охотничьего хозяйства (ВНИИОЗ им. проф. Б.М. Житкова) однозначно и категорично был против его принятия, поскольку закон имел ярко выраженную, антиобщественную, антиэкологическую и антиохотничью направленность и представлял громадный шаг назад даже в сравнении с действовавшим в тот период законодательством . Отрицательные заключения института направлялись в Государственную Думу, в Совет Федерации, широко публиковались в СМИ, размещались на многих сайтах в сети интернет и т.д. Последняя надежда была на президентское вето. От института были подготовлены обоснования для неподписания Президентом России этого закона. Организован сбор подписей ведущих ученых и специалистов России под письмом Президенту РФ о наложении вето на этот закон. К сожалению, ничего не сработало, не услышали.
    В свое время первый заместитель директора ИЗиСП Ю.А. Тихомиров обращал внимание на то, что на начальных этапах невозможно предугадать последствия действия законов и иных правовых актов, поэтому необходимо постоянно наблюдать за ходом их реализации в рамках правового мониторинга .
    Итак, что же показывает мониторинг, оценки Закона об охоте? По образному выражению профессора В.А. Кузякина действующий ныне закон «выскочил как чёрт из табакерки». Поэтому он и получился, по его оценке, таким безобразным, антинародным, антисоциальным, антиэкологичным, антиэкономичным, коррупционным. Его мнение – нужен новый Закон, более разумный .
    Профессор М.Д. Перовский указывает, что ничего хорошего, после принятия Закона об охоте, не вышло и не выйдет. Закон направлен на то, чтобы добить охотничье хозяйство России, разрушить его окончательно и уничтожить его прекрасные традиции, утвердившиеся в стране за последнее столетие. Подправить существующий закон об охоте нельзя. Овчинка выделки не стоит. В закон придется внести столько добавлений и исправлений, что лучше написать новый .
    Профессор Ю.И. Рожков указывает, что нужен концептуально иной, национально ориентированный Закон об охоте .
    О необходимости коренной переработки закона об охоте в свое время писал и бывший директор Охотдепартамента Минприроды России А.Е. Берсенев в статье «Закон об охоте: исполнить нельзя исправить. Где поставить запятую?» .
    В отношении чрезмерно усложненной процедуры выдачи путевок, я и сам, как и большинство наших охотников, вначале был глубоко возмущен, – сказал министр Минприроды России Ю.П. Трутнев, – но когда разобрался с текстом закона в руках, убедился, что «вся дополнительная дурь возникла благодаря требованиям, продиктованным новым законом «Об охоте…»! .
    Закон об охоте не решил проблем накопившихся в охотничьем хозяйстве за последние два десятилетия и требует кардинальной переработки .
    Долгожданный закон об охоте оказался антиохотничьим. Конституционное право граждан России – равное право на охоту попрано! – пишет профессор А.А. Данилкин. Вопиющая социальная несправедливость в доступе к охотничьим ресурсам, запрограммированная законом об охоте, привела к росту протестного браконьерства, которое государство остановить не в силах. Эффективная охрана, воспроизводство, увеличение и рациональное использование объектов животного мира при существующем законе об охоте невозможны, о чем ведущие ученые и специалисты страны коллективно предупреждали президента страны и пишут об этом до сих пор .
    Е. Горбунова сообщает, что в развитие закона «документы по нормативному правовому обеспечению в сфере охраны и использования охотничьих ресурсов, произведенные МПР за два года исполнения полномочий, по безграмотности и цинизму применительно к использованию охотничьих ресурсов не имеют равных в мире» . Ей вторит Е. Ершов – нормативно-правовая база по охоте не соответствует интересам большинства охотников и охотпользователей, а в последнее время еще и здравому смыслу. При реформировании многих федеральных правовых норм по ведению охотничьего хозяйства явно прослеживается четкая закономерность: они практически всегда вызывают бурю возмущения, недовольства и неприятие у подавляющего большинства не только охотников, но и специалистов, представителей науки и общественности .
    К сожалению, пока идет лишь «лоскутное» совершенствование Закона об охоте – 16 раз вносились поправки. Однако деструктивную сущность этого закона частными изменениями и дополнениями преодолеть невозможно. Не зря представители охотничьего сообщества и ведущие эксперты охотничьей науки констатируют схожесть принятых и предлагаемых поправок с припарками. А припарки, как известно, мертвому не помогут .
    В полной мере разделяю позицию профессора С.А. Боголюбова о том, что право может задерживать либо подталкивать природоохранные, как и иные общественные отношения, быть их тормозом либо стимулятором . Поэтому считаю, что ключевым в сфере охоты и охотничьего хозяйства является необходимость разработки и принятия нового Федерального закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве». Крен в новом законе должен быть сделан не на охрану, а на использование ресурсов, ибо охрана, увеличение численности – не самоцель, а лишь необходимый фундамент неистощительного использования животных.
    Нужна иная концепция, иная стратегия развития охотничьего хозяйства, нужен принципиально иной федеральный закон об охоте, считает профессор А.А. Даникин . Основой для переработки закона и его дальнейшего обсуждения, по его мнению, может служить доработанный вариант проекта федерального закона об охоте, подготовленный во ВНИИОЗ по заказу Минсельхоза России.
    ==================
    К сожалению, подстрочные ссылки при перенесения текста на сайт исчезают.

    Кланяюсь! НВ

    Ответить
  • 0
    Владимир Горлевский офлайн
    #4  3 декабря 2016 в 12:36
    Николай Краев
    К сожалению, подстрочные ссылки при перенесения текста на сайт исчезают.

    Сожаления не об этом, а о том, что всё это пропадет втуне, поскольку ни законодательная ни исполнительная нынешние власти не заинтересованы в развитии охотничьего хозяйства. Существующее положение им только на руку, ну а "народ безмолствует..." и "созреет", на мой взгляд, ещё ой как не скоро.

    Ответить


Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться






наверх ↑