Пушная лихорадка

Завершился очередной сезон для охотников за пушниной, промысловых и любителей. Как он прошел на этот раз? Кто-то будет не согласен, но это мой личный взгляд на происходящее.

Фото автора

Фото автора

Первое, и самое главное, резко возросло количество желающих заняться пушниной. Помимо «исповедующих» промысловую охоту, немало людей случайных и далеких от данного вида охоты буквально ринулись в лес осваивать новое для себя ремесло капканщиков и добытчиков. Местами прямо-таки пушная лихорадка и промысловый бум какой-то. Главный интерес представляет, конечно, добыча самых ценных и наиболее распространенных видов: куницы и соболя. На них и лег главный охотничий пресс.

Чем это объясняется? Прежде всего довольно высокой закупочной ценой, имеющей место быть в последние годы — две с половиной тысячи рублей за куницу и пять тысяч за соболя в среднем. В глубинке это деньги немалые. А также заметно возросшей популяцией ценного пушного зверька, соболя, в некоторых районах нашей необъятной Родины. Начинающий охотник за пушниной мог добыть до десятка соболей или куниц, «раскидав» капканчики даже вблизи населенного пункта. Полсотни тысяч за сезон — очень неплохой приработок для многих. И, как результат, сокращение численности зверька, передел и дележ угодий, даже общественных.

Святая уверенность — «Мой лес — моя деревня!» всегда была в охотничьей среде, но теперь начали делить ручьи, распадки и отдельные урочища. Аргументы стары как мир, и фраза типа «Я давно тут хожу!» означает, что новичкам здесь не рады. И слухи о «смерти» промысловой охоты оказались сильно преувеличены. А на закрепленных промысловых участках появилась даже специфическая охотничья эксплуатация.

«Страждущему», но не имеющему «собственных» угодий охотнику выделяется определенная территория, но не задаром, а за некую мзду. Это может быть половина от добытого, помощь при заходе на участок, либо полностью взятые на себя расходы на заброску и проживание в тайге. «Места под солнцем» на всех не хватает, поэтому в некоторых регионах рассматривается вопрос о сокращении площадей выделенных промысловых участков и увеличении за счет этого других закрепленных угодий при увеличении стоимости лицензии на добычу.

Возможно, в обозримом будущем «счастливым людям» придется немного потесниться. Думаю, это справедливо. Вся тайга давно поделена, и гласно, и негласно. И количество желающих охотиться и добывать явно превышает количество «собственников».

Имея небольшой земельный участок в Карелии, имел я также виды и на небольшой пушной промысел, но не тут-то было. «Чужие здесь не ходят». Все поделено, и точка! Видимо, придется еще дальше забираться. Благо, общедоступные угодья находятся неподалеку. В ходу различные методы выживания с насиженных мест: «закрываются» или «чистятся» чужие путики, горят избы в лесу. Нередки случаи воровства трофеев, капканов и чужих собак.

В прежние же времена воровство в лесу каралось очень и очень жестоко. И было это исключением, теперь же все больше — правило. В результате охотничьего пресса количество куницы, к примеру, снизилось. В Белгородской области еще пару-тройку лет назад «натоптано» было в каждом перелеске. А в нынешнем сезоне охота на каменную и лесную куниц закрыта в некоторых районах области. Следов зверька я видел мало даже в феврале!

 

фото: Fotolia.com

Результат возросшего интереса. Как бы не вернуться в 50-е годы, когда на Европейском Севере был установлен полный запрет на ее добычу в результате перепромысла подорвавшего численность этого ценного вида.

Второе — аномальные перепады капризной погоды. Затяжная предновогодняя оттепель без снега не позволила эффективно охотиться с собакой. Капканы приходилось или закрывать, чтобы не попортить шкурку, или слишком часто проверять. Что не всегда возможно.

Главное, было непонятно, есть зверек или нет. Об охоте троплением без собаки вообще речи не было. Ударившие затем сильные морозы заставили охотников сидеть дома, а животных в укрытиях. Словом, погода напоминала качели: мороз — оттепель. Третье и основное — закупочные цены. В прошедшем сезоне они напоминали те же качели. Беру только основные виды: в начале сезона, пока перекуп с деньгами, за «куньку» давали около двух с половиной тысяч целковых. За соболька — около пяти.

По окончании — полная ценовая катастрофа. Резкое падение цены и спроса на фоне увеличившегося предложения. Куница «упала» до двух тысяч и ниже, соболь, местами, до полутора тысяч, а то и вовсе брать перестали. Чтобы не попасть впросак, многие добытчики опять попрятали шкурки по морозилкам. До лучших времен. Получается, морозилка — такое же орудие промысла, как капкан, ружье или собака. (Кстати, морозилку лучше для этих целей иметь отдельную). В чем же причина?

Очевидно, падение спроса на меха в Поднебесной и в мире вообще. Основной потребитель — Китай сократил закупки, а предложение осталось на прежнем высоком уровне. А еще и пресловутый кризис, несомненно, внес свою лепту: состоятельные покупатели не спешат расставаться с деньгами, откладывая покупки. Соболья шуба — это всегда предмет роскоши! Кто-то опять грешит на сговор перекупов. «Ничего личного, просто бизнес!» Кто знает?..

Но вот некоторые бизнесмены, скупившие соболя по 5 тыс. рублей до Нового года, оказались в глубоком минусе. У них также свои риски, и немалые. Меховой вариант «русской рулетки» какой-то получается. Но как бы там ни было, в проигрыше всегда охотник окажется — сейчас один лишь транспортный расход в угодьях может сделать убыточным любую добычу. И это не говоря о закупке снаряжения, лицензий, продуктов и многом другом. Так, в общем, всегда и было, спаивали ведь в стародавние времена купцы в факториях эвенков да тунгусов. Купят пушнинки немного — загуляет абориген.

А наутро — плохо представителю КМНС, опохмелиться бы, фермента нужного в организме нет. Ну, тема известная. И сгребает купчина по дешевке тяжким трудом добытую пушнину. В советскую эпоху за такие деяния, как спаивание тех малых народностей, светила реальная статья УК, и это правильно. И сухой закон в тех краях — тоже правильно.

Застал я еще те времена, работая в ЯНАО. Правда, женских духов иногда в магазине не было. А за флакон «Тройного одеколона» полновесный червонец давали… Вместе с тем, сейчас работают на пушном рынке и порядочные люди. В том числе — организации. Они и цену дадут справедливую, не обманут. И, что важно, некоторым из них товар можно по почте отправить, а это очень удобно охотнику из глубинки.

Но в данном случае все держится только на доверии. Сейчас времена другие, но пушной промысел — все та же лотерея. То зверька нет, то погода плохая, то цена «ниже плинтуса». Все охотнику «не так»! Что касается «второстепенных видов», норка, лисица, бобр, белка — закупочная цена держится на уровне прошлого года, не являясь стимулом для охотника. Отдать шкурку бобра за 500 рублей? Пусть лучше плавает, разве что на мясо добыть, ну и струи немного взять. А часто шкурки этих видов вообще не принимают. Разве что лисицу за 500–700 рублей.

Но у нас в области далеко не все охотники обдирают рыжую. Лисица может оказаться больной: бешенство, трихинеллез… Помню, в инспекции мне рекомендовали выкидывать тушку в мусорный контейнер, на свалке сожгут, меньше заразы. Это в случае, если нет желания возиться со съемом шкурки. Белку, если повезет, можно по 50–100 рублей отдать, некогда важный промысловый вид…

Кстати, таковы примерно закупочные цены в Северной Америке и Канаде, которые являются основными поставщиками дикой пушнины. Относительно тамошних реалий и цен, они соответствуют нашим российским. Их куница или канадский соболь, правда, тоже упала почти в два раза. Но там основная часть трапперов занимается добычей больше для души, для них это увлечение, и хорошо, если хотя бы затраты окупаются. Лишь для небольшого процента траппинг — это основное занятие. Имеется своя ассоциация. К слову, добывают без собак, как ни крути, а trap — это всего лишь ловушка.

 

фото: Fotolia.com

Теперь о больном для многих, о «гуманных» капканах. При всех известных достоинствах гуманных капканов, а таковые, несомненно, есть, имеется и несколько «ложек дегтя». Избирательность. Почему «гуманному» отлову подлежат только 12 видов животных? Остальных, выходит, можно и «помучить»? Ох уж эти сердобольные «зеленые» европейцы с их двойными стандартами! И почему переход на новшества идет по-стахановски, в отличие от той же Канады, где он занял несколько десятков лет? Куница, норка «идут» в ящики и рамки.

А вот с отловом соболя не все так гладко — зверек быстрее наступит на тарелку, чем просунет голову в железную рамку. Инспекция местами рьяно взялась контролировать обстановку, по путикам ездят, и горе охотнику, который продолжает ловить по старинке, ногозахватами.

Так в моей родной Амурской области кара достигает 20 тысяч рублей за поимку целевого зверька запрещенным орудием лова. В том же ЯНАО сотрудники бдительно следят за исполнением непонятных и ненужных инструкций. Это сугубо мое мнение.

Охотники часто переходят на кулемки, плашки, проскоки различных конструкций, самодельные давки. Но и здесь незадача. Охотиться с применением подобных самоловов разрешается только представителям КМНС. Остальным запрещено ввиду отсутствия сертификата на такие ловушки. Так происходит переход на «гуманные» орудия лова. С различным результатом в конце сезона. Часть охотников успешно освоила нововведения кировского и китайского производства, другая часть не признает и по-прежнему ловит и еще долго будет ловить по старинке.

А в общем, на мой взгляд, царит какая-то неразбериха: местами капканами ловить можно, местами «не можно», одни виды — только гуманными, другие — «ногозахватами»; распространен «самозахват» участков лова, угодья поделены официально и негласно, непонятно, откуда берутся закупочные цены. Самое главное, самих охотников спросить не удосужились, что и как им удобнее применять на охоте. В пределах разумного, разумеется.

И, подведя итоги, можно сказать, что этот вид охоты постепенно переходит на любительский уровень и приобретает все большую популярность, становясь увлечением, часто приносящим небольшой заработок охотнику.

Сергей Чухлебов 1 апреля 2016 в 20:10






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 1
    КСН офлайн
    #1  1 апреля 2016 в 21:36

    Чётко и правдиво описал ситуацию с пушниной в сезоне 2015-2016.
    Мне скупщик пушнины рассказывал, как на аукционе Союзпушнины в Санкт-Петербурге лоты с куницей снимались, так как цена падала ниже закупочной.

    Ответить
  • 0
    КСН офлайн
    #2  2 апреля 2016 в 08:09

    Аукцион, который определит закупочные цены на пушнину на следующий охотничий сезон 2016-2017 г., состоится в конце апреля:
    http://www.sojuzpushnina.ru/w/images_ru/254/res199r.pdf

    Ответить
  • 0
    Михаил Сёмин офлайн
    #3  2 апреля 2016 в 08:24
    КСН
    Аукцион, который определит закупочные цены на пушнину на следующий охотничий сезон 2016-2017 г., состоится в конце апреля:
    http://www.sojuzpushnina.ru/w/images_ru/254/res199r.pdf

    Спасибо, весьма интересно! Посмотрел на их сайте и другую информацию, например, как и по каким критериям оценивают пушнину... Вывод - промысловиков реально обдирают, покупая за копейки...

    Ответить
  • 0
    офлайн
    #4  2 апреля 2016 в 09:48
    Михаил Сёмин
    Вывод - промысловиков реально обдирают, покупая за копейки...

    Это еще один весомый аргумент за восстановление "Главохоты"

    Ответить
  • 0
    НИК.ИВАНЫЧ офлайн
    #5  2 апреля 2016 в 13:32

    Это еще один весомый аргумент за восстановление "Главохоты"

    Аргументов много, вот шансов НОЛЬ...

    Ответить
  • 0
    Филипп Стогов офлайн
    #6  2 апреля 2016 в 17:06

    На фото нож, вроде как, якутский. Интересно бы узнать, насколько он функционален.

    Ответить
  • 1
    Вадим Фролов офлайн
    #7  2 апреля 2016 в 20:13

    После прочтения статьи у меня сложилось ощущение, что автор не совсем чётко представляет себе условия современной промысловой охоты. Такое чувство, что он намешал в статье прошлое с настоящим и выдал его за настоящее. В современных условиях 90% промысловиков - это любители, т.е. они не являются штатными работниками Промхозов. Да и самих-то Промхозов почти не осталось. Кстати, и в советские времена большую часть промысловиков составляли любители, т.е. те, кто заключал сезонный договор с Промхозом, получал участок, забрасывался туда силами Промхоза, а потом сдавал план по добыче пушнины.

    Теперь о дне сегодняшнем. Не знаю как в Карелии с занятостью угодий, но могу привести пример Киренского Промхоза Иркутской области, в угодьях которого я промышлял в этом сезоне. Из 5 млн. га закреплённых угодий, 3 млн. га пустуют - не хватает охотников. Если близлежащие участки, до которых можно добраться осенью и с которых можно выбраться зимой, заняты, то отдалённые участки напрочь свободны. Как говориться, было бы желание, а угодья найдутся.
    Тут не надо быть специалистом, чтобы догадаться насколько не опромышляются запасы соболя по сибирской тайге. Цена на соболя в этом году, действительно, упала. Если в 2013 году я сдал соболей баргузинского кряжа (на круг) по 5500 рублей за шкурку, то в этом вышло только 3800 р/шкурка. Кстати, и добыча в этом году снизилась. По многим угодьям Промхоза соболь вообще не шёл в самоловы. Так к примеру, в прошлом году один мой товарищ добыл более ста соболей до Нового года, а в этом смог добыть только 23 соболя.
    Переоборудование путиков новыми капканами идёт очень медленно и трудно. Тут два фактора: 1. Эти капканы ловят хуже, чем тарелочные (мнение промысловиков, которые уже ловят ими) 2. Обустройство мест установки этих капканов требует больше времени. 3. Попавшиеся в них зверьки так примерзают в капкане, что их не вынуть, пока они не оттают. Для этого приходится носить с собой запасные капканы, чтобы производить замену.

    В итоге могу сказать, что промысел жив, посторонних людей в нём нет, т.к. всё на личном энтузиазме держится, об оскудении запасов соболя и куницы говорить беспочвенно.

    Ответить
  • 0
    офлайн
    #8  2 апреля 2016 в 20:23

    Сибирь не Карелия. Нечего и сравнивать даже приблизительно.

    Ответить
  • 0
    Вадим Фролов офлайн
    #9  2 апреля 2016 в 20:37

    Сибирь не Карелия. Нечего и сравнивать даже приблизительно.

    Абсолютно согласен. Но автор статьи "бегает" из Карелии то в Белогородскую область, то в ЯНАО, то в Амурскую область. И всё это пытается объять одной статьёй.

    Ответить
  • 0
    Филипп Стогов офлайн
    #10  2 апреля 2016 в 21:05

    Каменная куница - пушнина! Вы бы еще крота приплели бы к пушному промыслу.

    Ответить
Ещё 10 комментариев...
все



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑