Необходим другой путь развития

Закон «Об охоте…» объекты охоты обозначает как охотничий ресурс, из этого следует, что охота отнесена к ресурсопользовательной отрасли.

Фото Максима Лукашика

Фото Максима Лукашика

Правоотношения применительно к пользованию ресурсом всегда реализуются через такие правомочия, как управление, распоряжение, распределение и регламентация. От того, в какой мере юридические и физические пользователи участвуют в правомочиях на охотничьи ресурсы и охотничий урожай (дичь), зависят и пути развития отрасли. Всего их известно три.

Первый. Ведение охотничьего хозяйства на основе властно-административных отношений без правового оборота охотничьих ресурсов. Единственным носителем правомочий, касаемо управления и распоряжения, является ведомство, т.е. чиновники всех уровней. Юридические лица (охотхозяйственные предприятия) и охотники отстранены от любых правомочий на охотничьи ресурсы.

Второй. Ведение охотничьего хозяйства на основе правового оборота охотничьих ресурсов. Юридические и физические пользователи являются прямыми участниками правового оборота охотничьих ресурсов и наделяются определенными правомочиями в части управления, распоряжения, распределения и регламентации.

Третий. Вольная охота без каких-либо обременений.

Классическим примером властно-административных отношений являются США, где все полномочия по управлению и распоряжению охотресурсами принадлежат госоргану.

В США объекты охоты не являются общенародным достоянием и вся организация охоты построена по принципу получения и оформления права пользования чужим имуществом посредством оформления разрешений на право добычи. Американская служба рыбы и дичи — это аналог нашей Главохоты РСФСР при 100% незакрепленных охотугодий (госохотфонд).

В США никогда не было и нет института юридических охотпользователей.

Ситуация, когда все правомочия у ведомства для наших чиновников от охоты — предел мечтаний, к которой они всегда стремятся. Отсюда вполне понятно, почему наши законотворцы взяли за основу заокеанский опыт и охотничье хозяйство России посадили в чужие сани.

В основе закона № 209-ФЗ положена госмонополия на ведение охотничьего хозяйства на основе государственно-частного партнерства. Вместо имущественно-правовых норм Гражданского кодекса вводятся многоуровневые и множественные механизмы властно-административных отношений, как: а) требования, б) параметры в) определения, г) утверждения, д) установления, е) согласования.

На практике это однозначно приводит к двум тупиковым ситуациям.

  1. Для охотников охотничьи ресурсы перестают быть достоянием народов России, что неуклонно ведет к углублению социальной несправедливости в доступе к охоте и росту протестного браконьерства.
  2. Для охотничьих хозяйств отсутствие правового оборота охотничьего ресурса — это путь к тотальной госфондизации, т.е. переводу закрепленных охотугодий в незакрепленные.

Любое пользование животным миром предусматривает решение не только фактической (де-факто), но и правовой (де-юре) сторон вопроса (ст. 1 № 52-ФЗ). Однако Закон «Об охоте…» не только не устанавливает порядок предоставления охотничьих ресурсов в пользование юридическим лицам, а, наоборот, закладывает механизм демонтажа и ликвидации института юридических охотпользователей.

Госфондизация, т.е. перевод закрепленных охотугодий в незакрепленные, всегда была основной целью отраслевого ведомства, и на какие-либо подвижки в федеральном законе в пользу охотхозяйств не следовало и не следует рассчитывать.

Механизмом предоставления ресурса в пользование юрлицам якобы являются охотхозяйственные соглашения. Однако охотхозяйственные соглашения к предоставлению охотресурсов в пользование охотхозяйствам вообще не имеют никакого отношения.

В статье 27.2 сказано, что по охотхозяйственному соглашению орган исполнительной власти субъекта РФ обязуется предоставить в аренду на срок, равный сроку действия охотхозяйственного соглашения земельные участки и лесные участки и право на добычу охотничьих ресурсов в границах охотничьих угодий.

Зачем брать в аренду земельные и лесные участки? Ответ — в целях размещения объектов охотничьей инфраструктуры (см. ст. 25.1).

Что такое охотничья инфраструктура? Статья 53 — постоянные и временные постройки, прокосы, просеки, сооружения и объекты благоустройства.

Постоянные или временные постройки сооружения и объекты благоустройства вряд ли можно назвать охотугодьями. Охотугодья — это место охоты, а они как раз ни в какую аренду охотхозяйственным соглашениям не передаются, и закон не обязывает органы исполнительной власти это делать.

Более того, охотугодья в законе — вообще не место охоты (ст. 1.15), а территории, в границах которых допускается осуществление видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства, которые не являются охотой.

Юрлицо по охотхозяйственным соглашениям не может получить право пользования охотничьим ресурсом по двум причинам.

  1. Вследствие внутренних противоречий закона, ибо, согласно ст.ст. 8.3, 29.2 № 209-ФЗ право на пользование — это разрешение на добычу, но никак не охотхозяйственное соглашение.
  2. Статья 27 № 209-ФЗ для юрлиц вводит механизм предоставления в пользование охотничьи ресурсы посредством закрепления охотугодий, которые не являются его составной частью.

Согласно определению (ст. 11 № 209-ФЗ) охотничьи ресурсы — исключительно только виды или группа близкородственных биологических видов млекопитающих и птиц. В определении охотничьих ресурсов никаких лесных, тундровых, болотных и т.п. территориальных или водных охотугодий нет. Гражданский кодекс РФ исключает возможность предоставления в пользование конкретного имущества через что-то, что не является его составной частью.

Вместо предоставления ресурса в пользование юрлицам навязывается государственно- частное партнерство, где им отводится роль посредников, оказывающих содействие госорганам по распространению госразрешений на право добычи (см. ст. 31 3209-ФЗ), предоставляющих и удостоверяющих право пользования (ст. 8 № 209-ФЗ) достоянием народа (№ 52-ФЗ) в пределах установленных лимитов и квот (ст. 24 № 209-ФЗ) в границах закрепленных охотничьих угодий (ст. 31 № 209-ФЗ), где охотугодья — зона деятельности в сфере охотничьего хозяйства, т.е. де-факто и де-юре зона действия выдаваемых разрешений на добычу (ст. 1.15 № 209-ФЗ).

Не нужно питать иллюзий в части отказа от генеральной линии на госфондизацию. Просто охотдепартаменту надоели суды с охотпользователями по причине изъятия охотугодий в госфонд, и за основу принята концепция госфондизации по-новому.

Охотхозяйственное соглашение — нкакое не предоставление права пользования охотничьими ресурсами, а допуск юрлиц и индивидуальных предпринимателей к перепродаже госразрешений на добычу (сбор) охотничьего урожая (дичи) третьим лицам в обмен на принятие и несение охотхозяйственных повинностей в обозначенных границах зоны ответственности (закрепленные охотугодья). Вместо системы юридических пользователей формируется система юридических посредников по распространению разрешений (лицензий) на право добычи.

Механизм предоставления ресурса в пользование посредством заключения охотхозяйственных соглашений никуда не годится. Нужен совершенно иной путь.

В мировой практике всякий природный ресурс предоставляется в пользование ни в общем и в целом, а в виде конкретной части, целевой группы ресурса. Для недропользователей — это месторождение, для лесорубов — делянка, для охотников — охотхозяйственная популяция.

Охотхозяйственная популяция — это сообщество особей одного вида, обитающих на части своего ареала в обозначенных границах. Именно по отношению к целевым группам любого ресурса проводится государственный учет, кадастровая оценка и регистрация и осуществляется юридическое оформление пользования.

Естественно обитающая охотхозяйственная полуляция любого вида — достояние народа (№ 52-ФЗ), из-за чего правовой оборот ресурса в виде акта купли продажи или аренды в принципе невозможны. Остаются только два других вида: а) договор доверительного управления и пользования охотхозяйственными популяциями; б) концессионное соглашение на ведение охотничьего хозяйства в части управления, воспроизводства и пользования конкретными охотхозяйственными популяциями.

Надо полагать, что наш охотдепартамент вряд ли откажется от властно-административных отношений через охотхозяйственные соглашения и согласится на доверительное управление или концессию охотхозяйственных популяций юрлицами. Однако есть луч света в темном царстве.

Пользователи животным миром — граждане, индивидуальные предприниматели и юридические лица, которым законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации предоставлена возможность пользоваться животным миром (ст. 1 № 52-ФЗ в редакции № 148-ФЗ). Цитирую «…законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации…». Это нормы общефаунистического Закона «О животном мире», который де-юре сильнее отраслевого Закона «Об охоте…».

Нужны региональные законы и нормативные акты, в которых обозначены три позиции:

1) Дается определение охотхозяйственной популяции − целевой группы охотничьих ресурсов, где вместо охотугодий ареал обитания в обозначенных границах. Лесники относят пользование охотугодьями в целях охоты к побочному лесопользованию. Отсюда любое упоминание охотугодий — это повод для введения лесных податей.

2) Обозначен региональный охотхозяйственный кадастр, в котором регистрируются имущественные критерии конкретных охотхозяйственных популяций; а) нормативы устойчивого существования (обитания), т.е. минимально допустимая и максимально допустимая численность; б) нормативы устойчивого пользования, конкретное количество добычи голов, штук (ст. 2.1 № 209-ФЗ).

3) Определен для юридических лиц порядок заключения: а) договоров доверительного управления и пользования охотхозяйственными популяциями; б) порядок заключения концессионных соглашений на ведение охотничьего хозяйства в части управления, воспроизводства и пользования конкретными охотхозяйственными популяциями.

Охотхозяйственная отрасль находится в глубоком законодательном тупике. Вряд ли в ближайшие пять или десять лет выпадет возможность внести в Федеральный закон «Об охоте…» какие-либо поправки.

Отсюда юридическим охотпользователям необходимо начинать с региональными парламентами и правительствами работу по формированию законодательной базы имущественно-правовых отношений на основе доверительного управления и концессии охотхозяйственных популяций. Только этот путь может спасти отрасль от полного развала и хаоса.

Леонид Груднев 22 августа 2015 в 22:25






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Сергей Матвейчук офлайн
    #1  23 августа 2015 в 07:00

    Вся статья – сплошное недоразумение.
    Логика Л.Груднева такая.
    «В США никогда не было и нет института юридических охотпользователей», «юридические лица (охотхозяйственные предприятия) и охотники отстранены от любых правомочий на охотничьи ресурсы». Россия взяла заокеанский опыт, а надо как «в мировой практике» (видимо, кроме Северной Америки, чей опыт нам не годится) – на основе:
    а) договора доверительного управления популяциями;
    б) концессионного соглашения на ведение охотничьего хозяйства.

    Все наоборот.
    И в США, и в Канаде землевладельцы самостоятельно (вроде наших охотхозяйств) регулируют охотничий доступ на свои земли. Причем в США они могут, как и наши охотхозяйства, брать за доступ деньги (и большинство берет). Во многих штатах в частном (индивидуальном и корпоративном) владении большинство земель; в Техасе доля общедоступных охотугодий примерно как в Московской области.
    Именно в Североамериканской модели одним из столпов ее является «доктрина публичного траста» (а траст и есть ДОВЕРИТЕЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ; В НОЖ-Охоте публиковались статьи об этом). И именно в Северной Америке угодья, закрепленные за охотничьими аутфиттерами (или гидами) и трапперами, прямо называются КОНЦЕССИЯМИ (как и в некоторых африканских странах).
    Вот брошюра Службы национальных парков США о возможностях взятия территорий в коммерческую КОНЦЕССИЮ для оказания услуг охотничьего сопровождения (A Concession Business Opportunity for Hunting Guide Services) в одном из заказников Аляски - http://www.nps.gov/katm/learn/management/upload/KATM-Hunt-Prospectus-ALL-DOCS.pdf.
    Вот, например, карта трапперских (по-нашему – «промысловых») и аутфиттерских («охоттуристических») КОНЦЕССИЙ (Trapping & Outfitter Concessions) в Юконе - http://peel.planyukon.ca/downloads/files/RAR_maps/Map%2007%20-%20Trapping%20and%20Outfitter%20Concessions.pdf
    То есть, отвергая «заокеанский» опыт, Л.Грудев его продвигает, сам того не зная (как мольеровский Журден не знал, что говорит прозой), и продвигает плохо, потому что этого опыта не знает и знать не хочет.
    Я знаю, что Л.Груднев не читал (и не собирается читать) ни одного такого документа, а то бы еще ссылок наприводил. Он просто отвязно фантазирует.
    Л.Груднев: «Это нормы общефаунистического Закона «О животном мире», который де-юре сильнее отраслевого Закона «Об охоте…»».
    Ну достаточно (проверил) в сверхпопулярной Википедии посмотреть - https://ru.wikipedia.org/wiki/Юридическая_коллизия, главка «Способы разрешения и устранения коллизий», чтобы узнать: специальный закон сильнее общего, поздний закон сильнее раннего, то есть, сразу по двум признакам Закон об охоте сильнее.

    Я к Л.Грудневу, как и С.Акиньшину, В.Бодункову, как авторам статей на организационно-правовую тематику, испытываю смешанные чувства:
    - уважения – за их преданность отрасли, желание ее совершенствовать, способность связно писать (не столь уж частую способность);
    - досады – что из-за их нежелания ознакомиться хотя бы с началами базовых дисциплин весь их потенциал уходит в свисток;
    - неприязни – поскольку они, по сути, дезинформируют охотничью публику.
    Терять их не хотелось бы, это как наивная живопись – неканонично, но многим нравится и разнообразит поляну. Но, может быть, все же, редакции завести специальную рубрику для таких авторов – «Полет фантазии» или «Безответственное тарахтение». Тогда любой читатель сразу поймет – тут не факты и логика, не анализ и рекомендации, тут полет фантазии, тут жгут не по-детски, тут интересно.

    Ответить
  • 0
    олег крымцев офлайн
    #2  23 августа 2015 в 11:35

    У меня одно пожелание любому автору: уж если ты ссылаешься на чужой опыт или какой-либо документ, да ещё привнося своё толкование их, то обязательно тщательно ознакомься не только с их текстом, но и с духом их направленности. А то может получиться как в пропаганде ленинского лозунга в период "социали-стического " развития страны, бездумно проповедовавшегося политагитаторами: "Главное для коммунистов-научиться торговать!" Но он был уместен лишь в определённый период развития Советской России, когда в этой области не оказалось специалистов. Так и в любой статье не должно передёргивать факты или приводить их, не удосужившись углубиться в их суть

    Ответить
  • 0
    НИК.ИВАНЫЧ офлайн
    #3  23 августа 2015 в 18:00

    Фантазер-утопист, как и иже с ним...
    Они тупо верят в то, что сами выдумали, написали и отстаивают свою правоту и непоколебимую истину.

    Ответить
  • 0
    Сергей Иванов офлайн
    #4  23 августа 2015 в 20:18

    Просто нет слов!!! Ну какая муза-дура посещает Леонида Дмитриевича с этими вдохновенными откровениями?!! Что мешает Л.Д. Грудеву приехать в библиотеку ВНИИОЗ из рядом расположенного с Кировым Слободского и просто читать то, что на эту тему написано, чтобы не заниматься мессианством? Я рад, что Л.Д. Грудев не использовал в своей работе ссылки на последний опус профессора В.К. Мельникова, посвященный управлению популяциями, опубликованный в сборнике ВятГСХА 2015 года, размещённом уже в интернете в pdf-формате. Если бы последнее произошло, ну и винегрет мог бы случиться. Иногда совсем хорошо, что слободской гений не читает маститых "учёных" и вещает народу без ссылок на "авторитеты".

    Ответить




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑