Игры в ЗМУ

Методику ЗМУ 1980 года мне, по молодости лет, не довелось застать в действии, работать начал по Методическим указаниям, утвержденным Главохотой РСФСР в 1990 году. Так и шло почти 20 лет, пока на небосклон государственного управления охотой не взошла звезда охотоведа А.Е. Берсенева.

Фото Сергея Гуляева

Фото Сергея Гуляева

Принятые Минсельхозом России в 2009 году Методические рекомендации, где где фамилия Берсенева стояла во главе списка авторов, продержались до 2012 года, в начале которого принявшее эстафету Минприроды издало печально известный приказ Минприроды России № 1.

Затем реформаторский зуд руководителя Охотдепартамента резко обострился, и количество проектов и их версий перестало поддаваться учету. Большинство из них рассылалось письмами то Минприроды (Охотдепартамента), то его учреждения «Центрохотконтроль»; проводилось множество совещаний в Москве и в регионах.

Только на официальном федеральном портале по размещению проектов нормативных правовых актов — а там публикуются окончательные, готовые к принятию версии — с ноября 2013 года до настоящего времени зафиксировано 5(!!!) попыток изменения методики ЗМУ. К учету 2015 года отрасль подошла с двумя методиками, причем Минприроды, утвердившее одну в качестве нормативно-правового акта, продвигало другую, принятую Центрохотконтролем.

И вот закатилась звезда А.Е. Берсенева, и забрезжил рассвет, диковинный, надо сказать, рассвет. В самую жару, когда все уже начали забывать о зимнем учете, Центрохотконтроль письмом от 15.06.2015 № 381 разослал органам исполнительной власти субъектов России, уполномоченным в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, проект приказа об утверждении новых Методических указаний по проведению ЗМУ, который планируется принять вместо Приказа Минприроды 2012 года.

Письмо содержало просьбу представить в рабочем порядке свои предложения до 18.06.2015. Для тех, кто не заметил: на изучение, осмысление, сравнение, поиск ошибок, недочетов, нестыковок и противоречий, а также на изложение их в письменном виде отвели два(!!!) рабочих дня. Впрочем, региональные охотоведы видели сроки и короче, они знают, что их мнение на самом деле никому неинтересно.

Этот проект знаменует собой во многом возврат к здравому смыслу методики 1990 года. Например, снимается требование обязательного использования навигаторов, так упорно и безотлагательно навязывавшееся А.Е. Берсеневым с 2012-го до 2015 года.

Проект «от Моргунова» значительно послабляет даже те требования, которые были предусмотрены Методикой ЗМУ от Главохоты 1990 года: не нужны тропления суточных наследов и работу можно проводить на снегоходе. Битва за технический прогресс окончена.

Охотдепартамент потерял вождя, охотуправления и хозяйства — деньги и время, (особенно пострадают изготовители фальшивых треков, а ведь какой инновационный был бизнес). Я насчитал около 20 других существенных изменений. Часть из них представляет собой замену одной ошибки на другую, часть противоречит друг другу, но многое стало понятнее. Не надо гадать, что считать точкой отсчета.

Маршруты можно рисовать и измерять заранее, независимо от факта. Заботливо сохранена возможность заранее рассчитать количество пересечений следов, необходимое для желанной квоты. При этом, как и прежде, можно запросто лишиться ее в результате произвольной выбраковки учетных данных.

Конечно, все это — только проект, возможно, он никогда не станет былью или станет совершенно другим.
Диковинность этого, все-таки в общем, просветления вот в чем.

Проект, как говорилось, разослал по регионам Центрохотконтроль, учреждение, подведомственное Минприроды России, разослал за подписью Н.А. Моргунова. Это — для тех, кто не в теме, — руководитель незаурядный, он взошел на небосклон отраслевой госполитики вместе с А.Е. Берсеневым, без проблем уступал должность директора Центрохотконтроля Д.Д. Вачугову, А.А. Сицко, А.В. Филатову, но всегда возвращался.

Он явно способен бежать самые трудные участки эстафеты, легко меняя продвигаемые концепции, и потому незаменим.

Но с обсуждаемым проектом Н.А. Моргунов превзошел самого себя, совершил, казалось бы, невозможное. Сопроводительное письмо содержит следующий текст: «Методические указания, вывешенные на сайте regulation.gov.ru, просим не рассматривать, т.к. они являются промежуточным вариантом и были размещены только с целью соблюдения установленных сроков принятия нормативных правовых актов».

Что это? Министерство официально размещает свой проект, а подчиненное ему учреждение столь же официально объявляет на всю страну: «Не обращайте внимания, это они так, для виду, вы мой проект читайте. Я круче и министерства, и федерального закона, установившего процедуру прохождения проектов».

На чем основана уверенность директора Центр­охотконтроля, что органы власти в регионах подхватят брошенный шар и (стараясь угадать: попали ли они в тренд ожидаемых Моргуновым ответов) вернут его с нужными одобрениями? На одном, но железобетонном аргументе.

У подавляющего большинства региональных охотуправлений в Минприроды России находятся материалы по согласованию лимитов и квот добычи, а анализ, поиск ошибок, недостатков и подготовку заключений этих материалов выполняют сотрудники Центрохотконтроля (хотя они очень неохотно признаются в этом).

Поэтому в руках у Моргунова есть волшебный рычаг, посредством которого можно как ускорить согласование министерством лимитов и квот, так и затормозить этот процесс. Затормозить настолько, что в регионах просто физически не успеют подготовить лимиты и квоты, продвинуть их на подпись губернатору, утвердить и опубликовать до 1 августа текущего года.

А выполнение этого условия является оценочным показателем выполнения губернатором переданных полномочий в сфере охоты, и в случае нарушения срока утверждения лимитов и квот (читай: неисполнения полномочий) губернатора мало интересуют причины задержки; вывод один — руководитель органа власти не справляется со своими полномочиями и подлежит замене на более способного (угодного Минприроде и расторопного).

Конечно же, этот метод работы — «брать нахрапом», — начиная с вступления в должность до последних своих дней работы, практиковал пан директор Берсенев; Моргунов — его ученик, но ученик способный и старательный.

Возникает вопрос: как такое возможно с административной точки зрения? Может ли подведомственное учреждение вразрез Минприроды и его Охотдепартаменту напрямую призывать органы власти регионов к обсуждению и сбору предложений по проекту приказа, сдающего позиции Минприроды по всем фронтам?

Если это самодеятельность Н.А. Моргунова, нынешнему директору департамента С.В. Будилину стоит задуматься: нужны ли ему такие подчиненные, призывающие к саботажу установленного порядка принятия нормативных правовых актов и к обсуждению «альтернативного» проекта с неизвестным авторством, минуя Минприроды.

Если же Н.А. Моргунов ниспровергает проект Минприроды по его же негласному указанию (поскольку самому министерству неудобно параллельно двигать два проекта), тогда думать надо не директору Будилину, а Генпрокуратуре и прочим ведомствам, проверяющим деятельность Минприроды и его учреждений.

Проверка законности, соблюдения предоставленных полномочий, соответствия занимаемым должностям, выяснение преследуемых целей и задач позволит оценить ущерб, наносимый репутации государственной власти России.

По моему мнению, берсеневская команда должна быть зачищена вся без остатка, так же, как зачищаются сегодня филиалы Центрохотконтроля, созданные по прямому указанию пана директора, под его хороших знакомых, в отдельных регионах страны. Только в этом случае может состояться содержательное, продуктивное отраслевое обсуждение перспектив ЗМУ.

Пока опыт охотдепартаментского извращения этого вида учета свидетельствует о том, что нынешних деятелей Центрохотконтроля, которым практика и достоверность учетных работ явно неизвестна и неинтересна, ни в коем случае нельзя допускать к разработке методики и ее совершенствованию.

Затраты на получение результата — информации о численности — не интересуют авторов Методик ЗМУ, они не несут никакой ответственности за свои действия и дискредитацию государственной власти в глазах охотпользователей, моральный и материальный вред, наносимый не только хозяйствующим субъектам в охотничьем хозяйстве, но и охотникам страны, именно поэтому их уже кто-то назвал не коротко, но емко: — это люди, которым предоставлено право вредить охотничьему хозяйству страны от имени государства. Этим все сказано!!!

За последние годы вся страна под методическим руководством охотдепартамента и Центрохотконтроля научилась одному: имитировать учет, подгонять его результаты под нужный ответ. Укрепилась круговая порука: хозяйства делают вид, что проводят ЗМУ, охотуправления делают вид, что контролируют, Москва — что проверяет. Но этот изощренный механизм требует отдельного описания.

Пока у меня вопрос министру Донскому и директору департамента Будилину. А когда же вредительская деятельность ваших подчиненных будет своевременно оцениваться Минприродой и будут следовать «оргвыводни» — с государственного кресла на вольные хлеба?

Или вы за хаос и неразбериху?

Георгий Службин 31 июля 2015 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Сергей Матвейчук офлайн
    #1  31 июля 2015 в 15:57

    Ярко и по делу. Спасибо автору.

    Ответить
  • 0
    Илья Комаров офлайн
    #2  4 августа 2015 в 16:04

    Статья понравилась!

    Но у них там в Москве своя атмосфера)))

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑