Мои охотничьи «университеты»

Доводилось мне охотиться на тетеревов разными способами: и весной на току из шалаша, и нагоном, и со спаниелем по выводкам в конце лета, и осенью со спаниелем по одиночкам в густом чапыжнике. Но за полтора десятка лет ни разу не слышал, чтобы в наших краях кто-нибудь стрелял тетеревов из лунок.

Фото автора

Фото автора

В последнее время на охотничьих сайтах, в статьях авторитетных журналов, посвященных охоте, в «РОГ» и региональных изданиях соответствующей тематики постоянно поднимается проблема полной безграмотности молодых охотников. Отсутствие минимальных знаний, не говоря уже о традициях и этике русской охоты, оставляет за ними обидное прозвище — «человек с ружьем», не позволяя полноценно встать в ряды настоящих охотников.

Хотя понятие «настоящий» весьма неопределенное, у каждого охотника на это свой взгляд, но большинство сходится во мнении, что, не пройдя школы наставничества, стать полноценным членом охотничьего сообщества весьма сложно.

В рассказах об охотничьей юности обычно присутствуют дед, отец, дядя, старший брат, чаще всего дельный охотник, с правильным подходом к добыванию зверя и птицы. Бескорыстно любящий родной край, обычно умеренный в добыче, хранитель традиций и просто хороший и честный человек, уже по тому, что он охотник или рыболов.

Не буду спорить, но, скорее всего, многое с годами из памяти стирается, порой кажется незначительным. Но если капнуть глубже, далеко не у каждого, становление охотника — понимание традиций и этики, складывалось просто и гладко. У большинства путь к осознанию сути охоты был достаточно тернист, полон ошибок; если быть полностью откровенным, то и без браконьерства не обошлось, а о культуре охоты часто вспоминали только после выстрела.

Так что требовать от новоявленных охотников, простите, людей с ружьями, помимо знаний охотминимума, культуры, этики и традиций национальной охоты нужно, но с оглядкой на свои охотничьи университеты, с определенной снисходительностью и желанием поделиться опытом и приобретенными за долгие охотничьи годы знаниями. Своих дедов мне застать не удалось.

Один ленинградскую блокаду не пережил, другой военные годы. Да и охотниками они, наверное, не были, так, по рассказам родителей, могли берданочкой побаловаться, не более. Да и дядя, в 1942 году оставшись, по существу, без ног, с ружьишком по подмосковным лесам «бегал» в молодости скорее для развлечения.

У меня, конечно, к различным стреляющим устройствам, как у всех мальчишек, тяга была. Различные стрелялки, где вершиной «творчества» были приспособленные для стрельбы патронами 5,6 мм игрушечные пистолеты по цене 16 коп. А когда на смену с трудом приобретенной духовушки появилась спортивная тозовка, купленная на многолетние мальчишеские сбережения у старших товарищей, скорее всего уведенная ими в каком-нибудь школьном или в тире ДОСААФ, появилось ощущение настоящего оружия.

Но к охоте все это, конечно, отношения не имело никакого, как и безуспешные попытки подстрелить что-нибудь более значительное, чем воробей.

В доме было много книг. Трудно за прошедшими годами оценивать их влияние, но спасибо бабушке, которая могла часами читать малолетним внукам захватывающие истории «Юных охотников за жирафами» Майн Рида, «Остров в степи» про заповедник Аскания Нова и, конечно, из «Жизни натуралиста» Евгения Спангенберга.

Где-то к 7-8 классу я уговорил папу стать охотником, и, по существу, стал владельцем курковой одностволки ИЖ-17 16-го калибра.

С приобретением настоящего ружья «проснулся» интерес и к соответствующей литературе. Оказалось, что в домашней библиотеке, кроме «детских» охотничьих книжек, есть Зворыкин, Аксаков, Бутурлин… Да и ближайший книжный магазин отсутствием охотничьей литературы не страдал. Раз в месяц, когда чаще или реже, появлялась новинка в разделе «Охота и рыбалка». За альманахом «Охотничьи просторы» я путешествовал в «Спортивную книгу» на Сретенке. «Проглатывал» все: беллетристику, публицистику, научно-учебные статьи и книжки и, конечно, с нетерпением ждал очередного выхода журнала «Охота и охотничье хозяйство».

В охотники меня записали на два года раньше положенного, когда еще и 15 лет не исполнилось. Наверное, дело было в 9 классе, деньжат подкопил на ТОЗ БМ, 37 рублей 50 копеек. Долго искал свое «сокровище», наконец, нашел в магазине «Охотник» на Калитниковском (старом птичьем) рынке.

Была секция Юных охотников Пушкинского РООиР, первые выстрелы на стенде, первый выезд на лосиную охоту…

Но сегодня хочу вспомнить другое, как из неокрепшего охотничьего юнца (здесь речь не о физическом развитии) через некоторое время стал достаточно опытным охотником. Даже, по словам одного из завсегдатаев пользователей сайта «Охотничьей газеты», оказался одним из главных кандидатов в виртуальный «Клуб правильных охотников», наряду с Сергеем Фокиным, Вадимом Жибаровским и другими известными личностями. Правда, от членства я отказался, написав по этому поводу статью. Вот был ли материал опубликован, за давностью лет и незначительностью события, запамятовал.

Первым моим путеводителем по «охотничьей тропе» был «Спутник начинающего охотника» под редакцией В.Е. Германа. Что можно сказать об этой книге, по содержанию похожей на большинство справочников по охоте? Добрая половина была уделена собакам, потом вкратце способам охоты, немного об оружии и боеприпасах. Не буду оценивать данный сборник, но для начинающего охотника он спутником оказался полезным, но не до конца.

В разделе снаряжения боеприпасов «дежурный» рисунок патрона в разрезе, присутствие двух пыжей. И никакого объяснения. С присущей молодому человеку рациональностью, вызванной к тому же определенным денежным дефицитом, зачем два пыжа, одного хватит.

Понятно, когда гильза бумажная, а латунь закручивать не надо, какая в двойном войлоке необходимость? Только когда выстрел был направлен сверху вниз и сопротивление массы дроби не дало пороху сгореть и дробины просто выкатились из ствола, пришло понятие «плотности» снаряжения патрона. В целом подобные справочники пишутся не совсем для начинающих.

Теперь от обзора «литературы» перейду к событиям своей охотничьей юности, в свете преамбулы начала этой «исповеди».

Жил я тогда на краю заповедного леса, сегодня это Национальный парк «Лосиный Остров». Как-то об ООПТ (особо охраняемые природные территории) мысли не приходили, лазали по лесу, по болоту, ружья пристреливали, да и по бутылкам практиковались. Добыча чаще всего в руки не шла, но хорошо помню, зайца было много. Один раз, наверное, ближе к весне, одновременно пять беляков стайкой гуртовались — промазал, а может, заряд никакой был, черным порохом стрелял.

Потихоньку дела стали налаживаться. Удавалось чирка подбить. Один раз под выстрел фазан-петух попал, водились они в те годы у истоков Яузы.

Со временем с егерем заповедника сдружились (понятно, через винный отдел), помогали ему порядок поддерживать, уже сами браконьеров гоняли да постреливали в свое удовольствие. Лосей много было. Помню, это еще до приобретения ИЖ-54, наверное, в школьные годы (класс 9-10) было. Зимой, в глубокий снег, сохатые ближе к жилью жались, там дорожки натоптанные были да сосняка молодого в избытке. На людей, гуляющих по выходным, и лыжников внимания не обращали, а порой и поганивали излишне любопытных, слегка.

Сегодня, иначе, как дурью, это не назовешь. В стволы тулки пара пулевых патронов, курки взведены и лезешь по снегу к лосю. Что в мыслях держишь, мол, кинется, буду стрелять с «чистой совестью», а отступит, можно почувствовать себя «победителем» дикого зверя. Лоси каждый раз показывали себя умнее закоперщика, под выстрел не шли, спокойно уходили.

По мере взросления увлечение охотой приобретало более «цивилизованные» формы, но все же в большинстве случаев все сводилось к официальной возможности оказаться с ружьем в лесу.

Пришлось некоторое время егерем поработать, в должности лесника побывать, в ЦНИЛ Главохоты с Герасимовым по обездвиживанию лосей сотрудничать.

Вот лишь та небольшая часть охотничьих «университетов», которые мне пришлось пройти до официального совершеннолетия, после которых стало приходить понимание культуры охоты, этики и всего того, что сегодня ветераны требуют от молодежи. Порой забывая, через какую школу они прошли, прежде чем поняли ту меру ответственности, что делает из «человека с ружьем» охотника.

P.S. Позднее было участие в биотехнии, наставничество, прием охотминимумов, «правильная охота», школа стендовой стрельбы и т.д. Но прошедшее угрызений совести не вызывает, скорее наоборот, вспоминается с некоторой ностальгией, хотя надо заметить, что в те времена не то что снегоходов, а квадроциклов и мощных катеров у народа не было; мотоцикл «Ява» или «Иж» роскошью считался.

Юрий Константинов 21 марта 2015 в 04:14






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑