Вологодские зори: радость весенней охоты

На тягу я предложил отправиться на дальнюю поляну у реки — в прошлом году мы неплохо там поохотились. Путь неблизкий. Сколько позволяла дорога, проехали на машине, оставшиеся километры прошли пешком.

ФОТО ДМИТРИЯ ВАСИЛЬЕВА

ФОТО ДМИТРИЯ ВАСИЛЬЕВА

Голубое небо затянуло свинцовыми тучами.

Заморосил дождь, и мы спрятались под зелеными лапами елей, стоявших на берегу реки, затем быстро собрали дрова и разожгли костер.

Яркое пламя согрело и настроило на философские беседы.

Мы пили чай под монотонный шелест дождя, время от времени подбрасывая в костер дрова.

Если ориентироваться по-вчерашнему, то до начала тяги оставалось сорок минут — самое время выдвигаться.

Дождь стих. Голубое небо очистилось от туч и облаков. Земля парила, пригреваемая выглянувшим солнцем. Сегодня будет отменная тяга!

А вот и знакомая поляна. В прошлом году ее большая часть была залита водой, а сейчас на ней лишь маленькая лужица в низине, образованная вытекающим из леса ручьем.

Рассказал Виктору, по какому маршруту летали вальдшнепы в прошлом году, предоставляя ему право выбора. Он отправился в дальний угол поляны — именно там пролетают первые вальдшнепы, а я занял противоположный угол.

Как показала вчерашняя тяга, большинство вальдшнепов летело лесом, избегая пересекать открытые места, так что у нас была надежда, что хотя бы несколько птиц налетят на верный выстрел.

 

При выборе дробового патрона на вальдшнепа нужно учитывать необходимый минимум. Таковым является дробь № 7. Если использовать дробь меньшего номера (№ 8–9), то дистанция стрельбы сократится до 25 м, начинающих охотников со слабой стрелковой подготовкой это приучит к выдержке и аккуратному отношению к выстрелу, а шанс добыть трофей увеличится. Снаряд 32 г достаточен при условии использования стандартного дульного сужения. В тех случаях, когда нет особой уверенности в стрельбе, подойдут дульные сужения 0,25–0,50 мм. Приоритетным вариантом считаются патроны «Дисперсант». ФОТО АНТОНА ЖУРАВКОВА

Со стороны Виктора послышался долгожданный голос лесного кулика: хор-хор-цвик. Первый. Время 19:20.

Второй прошел лесом в 19:21. За рекой в течение следующей минуты протянуло еще четыре вальдшнепа, которых я хорошо видел. 19:22 — шесть. Еще один пролетел мимо меня над лесом, точно на Виктора.

После второго выстрела друга он камнем упал к его ногам. 19:23 — седьмой. Неплохо! Еще пара пролетела через мой угол поляны, но я стоял далековато, поэтому не стрелял. Услышав очередного вальдшнепа, сместился ближе к лесу, в угол. Этот тянул точно на меня, но вдруг повернул влево и прошел опять над лесом.

Очередного кулика я услышал через мгновение. Поднял ствол, крепко сжимая шейку приклада. Наконец-то одиннадцатый вальдшнеп летел на меня. Заряд девятки выбил пух из птицы, и она, сложив крылья, упала в трех шагах. Бережно положил ее на рюкзак.

Вальдшнепы тянули один за другим, но стрелять над лесом не хотелось. С 19:20 до 19:45 протянуло 25 вальдшнепов, еще четырех я только слышал. Пятнадцатиминутная пауза позволила перевести дыхание и собрать стреляные гильзы. Хор-хор-цвик, хор-хор-цвик — услышал я тянущего со спины кулика.

Развернулся к лесу, готовый в любой момент вскинуть ружье. Рыжий вальдшнеп выплыл вдоль угла поляны в двадцати метрах правее меня. Догнал его стволом и, перечеркнув, увеличил просвет.

Выстрел нарушил вечернюю тишину, заставляя вальдшнепа, подломив крыло, упасть в пожухлую траву. Я бежал за своим трофеем, не спуская с него глаз. Руки еще хранили тепло добытой секунды назад птицы.

Тяга после таймаута набирала силу. Я наблюдал за тянущими над лесом вальдшнепами, наслаждаясь угасающим вечером, и продолжал вести подсчет. Многолетний рекорд 32 кулика за тягу был побит. В пределах видимости протянуло 36 птиц.

 

С середины апреля тетеревиные турниры достигают своего апогея. ФОТО ДМИТРИЯ ВАСИЛЬЕВА

Когда я услышал очередного вальдшнепа, летящего от реки через лес на меня, с волнением направил ствол в точку его возможного появления. Гром выстрела резанул по ушам в тот момент, когда кулик отлетел от леса на несколько метров.

Подняв голову, я завороженно смотрел, как подстреленная птица, кружась, словно кленовое семя, медленно опускалась на землю. Прекрасное зрелище! Незаметно темнота окутала все вокруг, размыв силуэты кустов и молодых елей.

Тридцать девятый вальдшнеп темным пятном протянул над лесом, последним аккордом завершая нашу великолепную охоту. Возвращаясь, домой, мы восторженно обсуждали прошедшую зорьку. За тридцать лет охоты на тяге такое количество вальдшнепов я видел впервые.

Не успели мы зайти в дом, как тут же начали собираться на ток. Ведь тетерева слетаются в два часа ночи, а нам нужно быть в шалаше как минимум за час. До шалаша оставался всего километр, когда я посадил свой внедорожник на брюхо.

Попытки выбраться из грязевого плена не увенчались успехом, времени было в обрез, и мы бросили машину в поле, решив, что вызволим ее после охоты. Взяли ружья, раскладные стулья и двинулись к шалашу.

Заползли в него и затихли в ожидании. Виктор тут же сладко засопел, откинувшись на спинку стула, я же не в силах уснуть стал ждать начала тока…

 

Забрать добытые трофеи можно только тогда, когда тетерева покинут ток. ФОТО ДМИТРИЯ ВАСИЛЬЕВА

Где-то за спиной в ста метрах чуфыкнул тетерев. Дразня, я ответил ему. Загрохотав в темноте крыльями, невидимый хозяин тока шлепнулся на поляну рядом с шалашом. Из темноты раздалось шипение, будто ушат ледяной воды вылили на раскаленные угли.

Словно по команде, захлопали крылья петухов, слетающихся на зов токовика с разных сторон, и вскоре вся поляна шипела и бурлила, словно гигантский кипящий чайник. Я растолкал спящего напарника, чтобы и он насладился восхитительными звуками начинающегося тетеревиного представления.

Но вместе мы слушали ток недолго, вскоре Витя снова засопел. А между тем тетерева сместились правее от шалаша. Отвернувшись от них и сложив руки рупором, я изобразил мнимого черныша, желая раззадорить тетеревов и вернуть их к шалашу.

И уловка удалась. Сначала один, а за ним и другие петухи подлетели к нашему укрытию и, угрожающе чуфыкая, продолжили токовать в кромешной темноте. Постепенно ночная мгла уступила место серому рассвету.

Неясными тенями, как на негативе, проявились кусты на зарастающем токовище. Белыми пятнами замелькали еле различимые тетеревиные подхвостья. Не торопясь, поднималось невидимое глазу солнце, по крупицам открывая взору восхитительную картину тетеревиного тока.

Надутые, иссиня черные косачи в причудливом танце кружились друг против друга, выпрыгивая вверх и хлопая крыльями. Смешно ковыляя, они быстро сближались, делая угрожающие выпады в сторону соперника, а разойдясь, с гордым видом крутились на месте, раздувая шею и тряся головой.

Чуфыкая, они подпрыгивали вверх и громко молотили крыльями, желая показать свою молодецкую удаль. Вдруг над шалашом послышался шелест крыльев и нежное кудахтанье тетерок. Подняв глаза, я заметил двух пестрых курочек, севших на верхушки молодых березок. Ток мгновенно закипел с новой силой.

Захлопали по бокам соперников мощные крылья. Сцепившись, по-змеиному зашипели разгоряченные схваткой краснобровые петухи, выдирая друг у друга черные перья.

Тетерки, определившись, слетели на землю, прошлись, оценивающе посматривая на своих женихов, и, убедившись в правильности выбора, полетели прочь, увлекая за собой счастливчиков. Кипение страстей постепенно угасло. Бившиеся лирохвостые косачи разбежались по поляне, заняв свой участок тока.

 

Цыканье вальдшнепа слышно за 150–200 м, хорканье гораздо ближе .ФОТО ДМИТРИЯ ВАСИЛЬЕВА

 — Пора! — шепнул я Виктору, показывая на одиноко токующего тетерева.

Гром выстрела разорвал тишину раннего утра, заставляя невольно вздрогнуть. Косач, сраженный зарядом свинца, забился на покрытой инеем траве. Остальные черныши, словно по команде,  покинули ток. Я начал манить тетеревов, призывно чуфыкая.

Не прошло и десяти минут, как вся стая вернулась обратно. Петухи, сев на землю, настороженно вытянули шеи. Я отвернулся от них и, прикрыв рот ладонью, издал призывное чуфышш, через короткую паузу снова.

Это подействовало, и черныши, ответив, забубнили вновь, рассевшись на этот раз дальше и правее от нас. Почти все, кроме пары, севшей за невысокий куст в двадцати метрах от шалаша. Из-за горизонта показалось солнце, озарив все вокруг золотистым светом.

В его лучах заискрилась посеребренная инеем прошлогодняя трава. Заблестели металлическим блеском сине-черные петушиные перья …

Полтора часа мы любовались током, пока не представилась возможность выстрелить. Один из дерущихся косачей вытеснил соперника за пределы куста, закрывавшего тетеревов. Я давно и терпеливо ждал этого момента. Грянул выстрел.

Проигравший схватку остался лежать на траве, а победитель с другими чернышами улетел прочь. Мы вышли из укрытия размять ноги и направились каждый к своему трофею. Иссиня-черный краснобровый красавец лежал на посеребренной инеем траве — прекрасный венец незабываемой охоты…

Возвратились к машине, но, как ни старались, а вызволить ее из грязевого плена не смогли. Позвонили Сергею, и вскоре приехавший трактор вытащил нас из западни. Ехали домой с одной мыслью — поспать…

На тягу мы решили идти на новое место — туда, где вчера вдоль речки протянуло пятнадцать куликов. Нам обоим хотелось поохотиться на той стороне реки. Правда, резиновое плавсредство

Сергея вызывало большие сомнения в его способности держаться на воде. Один из клапанов был явно не от этой лодки, прокручивался в резьбовом гнезде и изрядно травил воздух. И все же, немного подумав, мы решили форсировать реку, благо она была не больше десяти метров шириной.

Но сначала нужно было назвать наше судно. В голове крутились только два варианта: «Титаник» и «Беда». Особо не раздумывая, нарекли резинку «Бедой» — чтобы поддержать отечественного производителя.

Итак, быстро накачали лодку и под противное шипение погребли к противоположному берегу. Когда выбрались на сушу, до начала тяги оставалось два часа — хоть отбавляй! Мы шли к предполагаемому месту охоты вдоль реки и не переставали удивляться работе лесорубов — бобров.

Остановились напротив поляны, на которой охотились вчера, осмотрелись, прикинули, где лучше встать, и решили пройтись подальше. Метров через четыреста нашли привлекательную зарастающую поляну.

Похоже, с нее вылетали вальдшнепы, тянущие вдоль реки. Виктор остался на этой поляне, а я пожелал ему ни пуха ни пера и возвратился к реке. Занял место в низине, на границе старого высокоствольного леса и молодого березняка. Метрах в шестидесяти от меня был просвет. Пошел посмотреть.

Отличная поляна, пятьдесят на двадцать метров, с трех сторон окруженная старым высокоствольным лесом, переходящим в смешанный молодой подрост из березняка и ивы в два человеческих роста.

Вспомнив, что вчера большая часть вальдшнепов тянула над лесом, избегая больших открытых пространств, решил остаться здесь. Тем более с большого расстояния могло показаться, что вальдшнепы тянули вдоль реки, а на самом деле летели именно здесь.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

Устроился я у ивового куста в центре поляны, чтобы достать «девяткой» вальдшнепа, летящего с любой стороны. Все было отлично, за исключением того, что стоять пришлось по щиколотку в воде. Времени 19:05.

Дослал в магазин МР патроны и замер в томительном ожидании начала тяги. Первого вальдшнепа услышал в 19:25. Он пролетел вдоль поляны высокоствольным лесом в сторону Виктора.

Следом послышалось хорканье другого кулика, вылетевшего на поляну с той стороны, где секундами раньше протянул первый вальдшнеп, и направившего свой полет прямо на меня. Вскинул ружье, но выстрела не последовало. Осмотрев патронник, понял, что забыл дослать патрон. З

начит, длинноносый еще полетает… Тут у меня за спиной послышалось новое хриплое хор-хор-цвик, и я развернулся лицом к невидимому пока вальдшнепу.

Вскоре замелькал его рыжий силуэт, я выкинул ствол вперед, опережая вылетевшего кулика. Гром выстрела эхом разнесся по лесу. Вальдшнеп, подломив крылья, полетел вниз, теряя в воздухе перья…

Четырех вальдшнепов я проводил взглядом над высокоствольным лесом. Пятого, тянущего кустарником в сторону реки на вчерашнюю поляну, я только слышал. К его хорканью примешивалась хрипота летящего перпендикулярно, четко на меня очередного длинноносика. Подпустил его поближе.

Первый выстрел оказался мимо цели, второй был точным. Вальдшнеп упал на границе леса. Быстро побежал к нему, но, споткнувшись о кочку, упал в воду. Залил сапоги. Ружье и одежда, к счастью, остались сухими.

Пока искал упавшего кулика, прямо над собой услышал очередное хор-хор и ударил навскидку. Есть! Подобрал еле заметного кулика, возвратился на место падения второго и сразу увидел свою добычу.

Зарядил ружье, слушая погружающийся в сумерки лес. Грянул дуплет со стороны Виктора, а следом за ним послышалось вальдшнепиное хорканье.

В последний момент хитрец свернул влево, огибая мою поляну. Раздался одиночный выстрел компаньона, и я мысленно поздравил его с почином. На часах 21:00. Еще тридцать минут и пора возвращаться.

Ход моих мыслей прервал вылетевший на меня в штык вальдшнеп. Но я безбожно промазал. В 21:15 со стороны Витькиной поляны послышалось хорканье очередного кулика, который, промелькнув темным пятном в ветвях деревьев, выпорхнул передо мной.

Красивый выстрел завершил великолепную охоту; я собрал ружье и вышел к реке. Как и предполагалось, Виктор добыл одного вальдшнепа; видел пятнадцать, стрелял по двум. Я видел двадцать пять, слышал еще трех, на выстрел налетело шесть, из которых я взял четырех.

Мы возвратились к нашей «Беде». За время отсутствия маломерное судно сдулось в прямом и переносном смысле слова, но быстрый пит-стоп, и мы снова на плаву. Форсирование водной преграды в обратном направлении прошло в штатном режиме, без последствий для экипажа.

Дома нас ждали глухарь с тетеревом, тушенные в русской печи. От одной только мысли об этой вкуснятине непроизвольно выделялась слюна. Королевский ужин из добытой дичи был поистине превосходен.

Виктор поднял чарочку за гостеприимных хозяев и великолепную охоту. Я присоединился к нему, но мог позволить себе только чай, так как на рассвете нам предстояла обратная дорога. Ярко и незабываемо пролетели наши зори на Вологодской земле.

Спасибо тебе, Сергей, за доставленное удовольствие. Надеюсь на скорую встречу в твоем диком и красивом краю.

Дмитрий Васильев 7 августа 2019 в 05:56






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    КСН офлайн
    #1  7 августа 2019 в 07:49

    Насколько уместен выпендрёж автора в применении выражения "быстрый пит-стоп" в отношении надувной резиновой лодки?

    Ответить
  • 0
    Александр Арапов офлайн
    #2  7 августа 2019 в 10:14
    КСН
    Насколько уместен выпендрёж автора в применении выражения "быстрый пит-стоп" в отношении надувной резиновой лодки?

    Наверное уместен только, как выпендрёж, поскольку на пит-стоп заезжают на скорости не более 100 км в час. К "Беде" более подходит термин "быстрая реанимация"
    Хорошее напоминание о весенней поре в преддверии осеннего сезона!

    Ответить
  • 0
    Михаил Сёмин офлайн
    #3  7 августа 2019 в 22:14
    КСН
    Насколько уместен выпендрёж

    Мне одному кажется, что часто комментаторы только и ищут повод зацепиться за слова авторов и комментирующих?

    Ответить
  • 0
    Леонид Галась офлайн
    #4  7 августа 2019 в 22:47
    Михаил Сёмин
    Мне одному кажется, что часто комментаторы только и ищут повод зацепиться за слова авторов и комментирующих?

    Совершенно верно. Применил автор прием "перефразирования", на мой взгляд тоже не совсем к месту, но это скорее в каком настроении читать отчет об охоте.

    Ответить

Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑