По следам Джека Лондона

Это далеко не первая моя охота. Позади большая часть России, два раза Киргизия, Австрия, Германия, много раз Польша, два раза Испания, Хорватия, Африка пять раз, с добытой «большой пятеркой», Маврикий, Таджикистан, Алтай, Камчатка, Техас…

Фото BillC/wikimedia.org

Фото BillC/wikimedia.org

И вот — Аляска... Мой американский коллега, с потрясающим именем Питер Холли (святой Петр), сказал по дороге в аэропорт «О' Хара»: Валерий, ты сначал побывал в самой тепллой Америке, теперь летишь в самую холодную». Перелет получился не маленький: Москва — Варшава — Чикаго — Анкоридж — Коцебу и дальше. Дальше названия не имеет. Дальше — это посадочная полоса на краю Аляски, где-то там. Стреляем карибу, волка и медведя гризли. Кто-то скажет: так далеко за не самыми завидными трофеями. Соглашусь. Но есть маленький нюанс — собственно Аляска... Для меня охота — это, прежде всего, встречи с друзьями, новые места, свидание с природой. И для этого Аляска очень подходит. Мой товарищ — поляк. Хороший человек, великолепный стрелок. В Зимбабве с треноги из винтовки .300 WSM, пристрелянной на 200 м, хлопнул самца бабуина в пятистах метрах от нас. Остальное стадо даже не дернулось. Мы так и не поняли, что произошло.
Питер полностью оправдывает свою фамилию. Порой кажется, что сердечная доброта этого человека не имеет границ. В общем, и разговор такой же, про общих друзей, про разницу между денежными знаками и дружбой. Про роль семьи в жизни настоящего мужчины.


Анкоридж

Когда подлетаешь к Анкориджу, взгляду открываются безумно красивые ледники. Темные полосы от свалившегося летом льда как причесанные пряди волос на седой голове. Контраст белых ледников и синих озер невозможно передать. Живая и мертвая вода. Темные горы и еще зеленые плоскогорья.
Рейс задержали на полтора часа. Но все нормально. Самолет везет нас в Коцебу.


Коцебу

Это маленький аэропорт среди таких же маленьких озер на берегу Арктического океана. Холл аэропорта метров 60. Оружие и багаж получили быстро. Тут же очередь на посадку. Загорелые, с обветренными лицами люди в камуфляжных куртках. Спокойные и умиротворенные.
Идем искать наш маленький самолет. Он реально маленький. Пилота зовут Джим. «Как забрать вещи, Джим?» Простота ответа убивает: «Видишь вон пикап? Бери и привози».
Как, интересно, в маленький самолет влезут все наши баулы и оружие?
Через 30 минут туда влезло все, плюс три немаленьких бокса с продуктами для базы. Джим деловито вырулил с площадки погрузки и быстренько взлетел над грунтовой полосой.
Минут через мы 10 увидели лося. Огромный бык с прекрасными рогами размеренно шагал по тундре, не обращая на нас никакого внимания. И началось… Карибу справа, гризли слева… Нам просто везло, на одной из скал гордо стоял баран Далла. Нарочно будешь искать — не найдешь, а тут вон стоит себе. Реки в тундре — тоже отдельная история. Извиваясь тонкой полоской среди камней, они, как ленты в волосах эскимоской женщины, переливаются разными цветами. Вот и лагерь. Джим мастерски садится на небольшую дорожку среди камней. Четыре-пять палаток, из труб струится дымок. Улыбки, приветствия. Кроме нас, на базе еще два охотника. Герри — мужчина средних лет из Колорадо и очаровательный старикан Джой Заблотски из Калифорнии. Опять поляк. Знакомство, ужин и идти смотреть счастливые аляскинские сны.


Охота.
День первый

Утро холодное. Вылазить из спальника решительно не хочется, но... Подъем, легкий завтрак, винтовка, рюкзак и — вперед, в сопки. Сразу перейду к результату, его нет. Потому что карибу нет. Залетевший к нам паркрейнджер из управления территорией сказал, что до карибу миль 20. Идут в нашу сторону.
Вдруг прилетает парень с двумя пистолетами, говорит — привет, смотрит наши бумаги, фотографирует их; с искорками в холодных глазах, слегка улыбаясь, говорит, чего можно, но больше, чего нельзя, и улетает. Тотальный контроль.


Погода солнечная, пробовали ловить рыбу, здесь есть кумжа, местное ее название Аляска-черт.
Вернулись в лагерь. Аляска-душ, обед, немножко виски и релакс на солнце.


Охота.
День второй

Пошли на северо-запад от лагеря. Лес, небольшие болота. И солнце, много солнца. С одной стороны, это хорошо, тепло. С другой — плохо. Солнце придерживает миграцию карибу.
Движемся по руслу старой реки. Идти непросто. Все время по камням, туда-сюда переходя вброд речушку. Ситу бодро шагает впереди. Он счастливо женат, у него двое детей. Жену он упоминает минимум раз в час. Позже, когда мы залезли на гору, он, сидя на солнце, нацарапал на камне «я тебя люблю, Дана». Мужику 43 года, у него винтовка .338 Ultra Mag с черепами на стволе и прицеле, а он романтик. Ситу эскимос-полукровка. Руки толщиной со ствол средней елки, а глаза, как у ребенка. Спускаясь, вышли на небольшое плато, откуда открылся очень красивый вид на соседние горы через каньон. Все долго и молча сидели и смотрели на эту красоту. Вокруг ничто не нарушает спокойствия.


Через полтора часа спустились к реке. Решили поблеснить. Покидали — ни-че-го… Хорошее место, на мой взгляд, впереди, но туда можно закинуть только с другого берега. Брод есть, но глубоко. Но охота пуще неволи. Ботинки долой. Я знал, что вода холодная, но что настолько... брррр!!! Заброс, еще. Рывок блесны, и вот она, первая рыба. Ужин есть.
Аляска-душ претерпел модернизацию. Я нарезал и положил на пол молодые ветки можжевельника. Теперь все пахнет, как дома в бане. Американцам очень понравилось.


День третий

Сегодня решили поискать лося. Ситу взял вабу, и мы перебрались через реку в лес на другом берегу. Дальше охота на реву. Треск веток, вздохи соперника и ожидание. Появление сохатого, как всегда, сюрприз. Мощный бык, расталкивая подлесок, выкатил на поляну метрах в ста. Сухо щелкает Сако .300 Win Mag, и маленькая золотистая пчела уносится навстречу быку. Петрусь с трофеем! В такие минуты жалко, что все закончилось.


Бык — реально трофейный. Лопатообразные рога 7 на 8. Фото на память и нелегкая работа по доставке трофея в лагерь. Уставшие, но довольные готовим печенку с лучком. Американцы недоверчиво взирали на весь этот ритуал, но ели с удовольствием.


День четвертый

Солнце! Порой мы не замечаем действительно важного в жизни. Каждый день оно начинает свой простой и в то же время нелегкий путь. Мы ложимся спать, а оно светит другим людям с другой стороны земного шара. Вот и теперь оно приходит ко мне из России, передавая привет с родины. Нам опять в путь.


Поиски не увенчались успехом, карибу нет. Во время перекуса на нас из кустов вылетел гризли. Не знаю, что подумал медведь, но револьвер в руках Ситу оказался мгновенно. Мишка, не долго размышляя, по легкой дуге ретировался в лес, а Ситу, оставив «Смит-Вессон» перед собой, продолжил обед.


За ужином приняли решение завтра лететь в Анкоридж и оставшееся время посвятить осмотру южной части Аляски. Джой Заблотски собрался с нами. Ему 81 год. Отправиться в таком возрасте одному на Аляску, согласитесь непросто. Причем его режим покруче нашего. Дед утром раньше всех выбирался из спальника, разжигал печку, завтракал и уходил с проводником в тайгу. Возвращался он позже нас. Лося так и не добыл, хотя видел трех. Не был уверен, что попадет с 200 метров.


Последний ужин — всегда событие. Развели костер на улице. Ситу долго молчал потом, затем, вдруг повернувшись к Петру, буквально выпалил приглашение — в следующем году я жду вас здесь снова. Как будут карибу, позвонит. У нас будет два дня. Денег не надо. С нас виски и сигары. Вот это по-нашему… Зацепило парня.


Отлет


Утро, похожее на предыдущие. Скажу только, что после сборов я сел напротив гор и до самого прилета нашего воздушного такси смотрел на горы и лес. Просто сидел и смотрел. И был счастлив. Счастлив, потому что светит солнце, потому что рядом друзья и я сижу в тишине на другом краю света и смотрю на горы.
Прилетели в Коцебу. Билеты до Анкориджа только на утро. Идем спать, в эскимоский отель.
Пока дошли, много чего увидели. Баптистскую церковь, например. На Аляске существует много религий. Здесь есть наши староверы, живущие отдельными автономными поселениями и очень всеми уважаемые. Есть православные и католики.


Отель очень ничего — единственное пятиэтажное здание. Называется — «Северное Сияние»! Вещи в номер, цивилизованный душ и легкий ужин в ресторане. Спиртное в Коцебью под запретом, поэтому — кока-кола. Прогулка по набережной до порта и обратно. В океане то и дело появляются забавные мордочки тюленей, разглядывающих окружающий мир.
Ну что, спать… На настоящей кровати в «Северном Сиянии»!


Утро, завтрак, аэропорт, самолет, час с небольшим и — Анкоридж. У нас десять часов до вылета в Чикаго, идем в прокат, берем большой американский пикап и едем в Серч. Это маленький городок рыболовов на берегу Баренцева моря. Маленькие одноэтажные домики за белыми заборчиками. Горы становятся ближе. В какой-то момент дорога незаметно оказывается зажатой между морем и скалами. Навстречу едут преимущественно пикапы, любят их американцы. Дорога очень хорошая. Красиво. Слева горы, справа залив. Солнце. Много солнца.


Серч — маленький чистый рыбацкий городок. Мало домов, много лодок. Вдоль лодок в линейку выстроились рестораны — именно так, а не наоборот.
На обратном пути мы увидели рекламную фотосесию «Харлея». Новые модели мотоциклов, красивые девчонки и молодые парни, фотографы. Мимо проехать не вышло. Знакомства, рукопожатия, любезное предложение сфотографироваться на память на фоне настоящих американских «Харлеев». Удивил парень-оператор. Он подошел, поинтересовался, как дела, и вдруг спросил: «Валерий, когда Путин заберет Аляску?» Я даже не нашелся сразу, что ответить. Сказал, что приеду, спрошу. Оказывается, они давно к нам хотят, даже подписи собирают.
Вот такое русское окончание рассказа про американскую Аляску. Лишнее подтверждение тому, что границы — вещь исключительно политическая, и главное, есть они или нет в умах и сердцах людей.

Валерий Главацкий 25 марта 2015 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 1
    Филипп Стогов офлайн
    #1  25 марта 2015 в 10:57

    Очередные пострелушки на природе. Такие повествования для журнала "Сафари", здесь же аплодисментов не жди. Само по себе перечисление "охотничьих" маршрутов, свидетельствует скорее о финансовых возможностях, нежели об охотничьем опыте. Да и польский товарищ, "хлопнувший" самца бабуина за 500 метров, который на хрен никому не нужен, подтверждает направленность "стрелка-спорсмена".
    Уважение только к Джою Заблотски: старикан, заехавший черт знает куда, возможно последний раз в своей жизни - вот это охотник. "Лося так и не добыл, хотя видел трех. Не был уверен, что попадет с 200 метров".

    Ответить
  • 1
    Георгий офлайн
    #2  25 марта 2015 в 11:58
    Филипп Стогов
    Очередные пострелушки на природе. Такие повествования для журнала "Сафари", здесь же аплодисментов не жди. Само по себе перечисление "охотничьих" маршрутов, свидетельствует скорее о финансовых возможностях, нежели об охотничьем опыте. Да и польский товарищ, "хлопнувший" самца бабуина за 500 метров, который на хрен никому не нужен, подтверждает направленность "стрелка-спорсмена".
    Уважение только к Джою Заблотски: старикан, заехавший черт знает куда, возможно последний раз в своей жизни - вот это охотник. "Лося так и не добыл, хотя видел трех. Не был уверен, что попадет с 200 метров".

    Все-таки тираж РОГ и ОиР поддерживают рядовые охотники, для которых подобные публикации "плевок" в их полюбившиеся издания. Если только публикация таких очерков не сопровождается спонсорской помощью издательству, тут уж дело хоть и неприятное, но понятное.

    Ответить
  • 1
    Наталья Наталья офлайн
    #3  25 марта 2015 в 19:45

    Баренцево море -на Аляске?

    Ответить
  • 0
    Георгий офлайн
    #4  25 марта 2015 в 20:12
    Наталья Наталья
    Баренцево море -на Аляске?

    Наверно в школе плохо учился. Вот куда корректор смотрел. Тем более, что это материал РОГ, а не сайта.

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑