Родник

Фото автора

Фото автора

Хочу вам рассказать о необычном природном источнике, роднике, который я увидел этим летом в Кантемировском районе Воронежской области, будучи там на охоте на байбака. Но давайте все по порядку.

На сурка-байбака в тех местах охотятся ранним росным утром, либо вечером, перед закатом, когда гнетущая дневная жара уступает место вечерней прохладе. В это время байбаки проявляют наибольшую активность — они покидают норы-бутаны, кормятся, наводят порядок в своем хозяйстве и общаются с сородичами-соседями громким пересвистом. Байбаком местные охотники называют степного сурка. Это крупные, до 10 кг грызуны семейства беличьих, которые широко расселились колониями в холмистой лесостепи юга области.


Охотятся на них по-разному. В Калмыкии, например, охота построена на любопытстве сурка. Охотник накидывает на себя шкуру барана с головой и рогами, пригибается и под причудливые «шаманские» танцы медленно приближается на верный выстрел к вылезшим из нор любопытным зверькам. Из США к нам пришел варминтинг — высокоточная стрельба сурков на максимальном расстоянии. Местные охотники, не имея нарезного оружия, охотятся своим способом. Не торопясь, они подходят, насколько возможно, к колонии сурков, ложатся под полог, маскирующий их в окружающем ландшафте, и терпеливо выжидают выхода зверьков из нор. Осторожность и терпение с лихвой окупаются точным выстрелом из дробового ружья и добытым трофеем. Таким же способом на них охотятся природные охотники — волк и лисица. Мы же охотились с подхода и стреляли их с расстояния 250–500 метров из карабина калибра .223 Rem. Стреляют их только в голову, иначе, крепкие на рану, они уходят в свои глубокие норы, где погибают.
Лесостепь — переходная климатическая зона от лесов к степям, поэтому в ней чередуются большие участки степной и меньшие лесной растительности. Склоны высоких пологих холмов пересекают глубокие овраги-балки. Разнотравье чередуется с густыми и колючими зарослями белой акации, тенистыми дубравами и с полями, засеянными пшеницей, подсолнухом, соей, гречихой. Под высокими зарослями акаций можно увидеть ульи, из которых с низким гулом вылетают пчелы. Редкие в нашей полосе птицы наполняют пением округу. Сухой горячий ветер, пахнущий терпкими степными травами, переполняет, пьянит и кружит голову. Сверху, с меловых холмов, хорошо просматриваются сурочьи колонии и, как обведенные циркулем, края объеденых ими полей. Особо любят они молодые побеги подсолнечника. А для прокорма и накопления припасов для долгой зимней спячки одному сурку требуется около одного гектара травяных угодий в год (!).


Возвращаясь после утренней охоты, когда солнце начинало немилосердно жечь, мы заезжали в разные интересные уголки района. Егерь показывал кормушки для кабанов, солонцы и вышки, построенные из старых автомобильных покрышек, временно пустующие туристические стоянки в живописных местах, где мы отдыхали в тени деревьев, хитроумную засидку на волков. Посетили мы и два природных родника, бьющих из-под земли в густо заросших лощинах. Вода в этих источниках чистейшая, прозрачная и холодная, до ломоты в зубах. Через трубу она выходит из склона земли и образует небольшую заводь с мелкими прозрачными рыбешками, откуда пробегает десяток метров и полностью растворяется в пересохшей земле.


Однажды после охоты егерь хитро глянул и направил машину выше и выше в холмы, не объясняя конечную цель. Накатанная колея проходила то по меловым склонам, от белизны которых слепило глаза, то по серым пыльным косогорам, где за нами долго тянулся густой шлейф пыли. Мы выехали на открытую площадку верхушки горы, заросшую по краям пышным зеленым кустарником. Дорога здесь обрывалась. Выйдя из машины, я сделал пару шагов и был сражен величием панорамы, которая открылась взору. С высоты птичьего полета ясно просматривались близкие и дальние хутора и села. Зелеными мазками выделялись оазисы крестьянских дворов. Немного в стороне виднелся сельский погост. Козы светлыми и серыми точками медленно перемещались по соседним склонам. По обширным изумрудным лугам паслись рыже-белые коровы. Ярко-зеленые поля к горизонту теряли свои контуры в горячем жарком мареве.


Егерь тронул меня за рукав, выводя из оцепенения. Лукаво ухмыльнувшись, он увлек меня по едва приметной тропке вглубь кустов. А там в небольшом распадке, нежно и переливчато журча, из-под камня бил ключик с искристо-хрустальной водой! Как смогла она по несущим подземным пластам подняться на верх большого холма и найти выход в таком живописном рельефном месте? Источник этот никак не был обустроен человеком, что придавало ему природную, дикую красоту. Нагнувшись, я зачерпнул рукой воду и медленными глотками выпил, пробуя на вкус. Свежая, ледяная, сладкая она сразу утолила жажду. Это была самая вкусная родниковая вода, которую мне довелось попробовать в своих скитаниях. Я стал расспрашивать егеря про родник. Как давно он существует? Кто нашел, когда? На все вопросы егерь отвечал неопределенно. Сколько местные жители и старожилы себя помнили, этот родник радовал необычным вкусом воды. И в самый мороз ключ не замерзал и давал воду. Я понимал, что это живописное место прочно останется в моей памяти на всю жизнь, но извлек фотоаппарат и запечатлел окружающий пейзаж и родник.


С большой неохотой я покидал это чудесное место. Нужно было возвращаться на охотничью базу и собирать вещи. Меня ждала дорога домой. Я был уверен, что обязательно сюда вернусь. Через год-два, но обязательно вернусь в этот гостеприимный край и вновь поднимусь на родниковую гору. Вновь окину взглядом бесконечную округу, вздохну всей грудью сухой полынный воздух лесостепи и с жадностью припаду устами к этому сказочному источнику.
 

Глеб Крылов 9 сентября 2016 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑