Пернатые горожане

Судя по заголовку очерка, можно написать целую статью. Говоря о певчих птицах, даже перечислить их навскидку будет непросто. Кроме ставших вполне обычными соловьев, пеночек и славок, встречаются такие сравнительно редкие певуньи, как варакушки и иволги. Несколько раз приходилось слышать и видеть кукушек, а также желтых трясогузок, поползней и длиннохвостых синиц (зимой). Недавно на глаза попалась пищуха, обследовавшая в поисках корма ствол старого вяза напротив моего подъезда.

Фото Александра Мищенко

Фото Александра Мищенко

Условия для гнездования у нас довольно неплохие. Здесь, как говорится, нет худа без добра — начиная с перестроечных времен, ухаживать за парками стали гораздо хуже, насаждения практически не чистят, кустарники не прореживают, заросли не вырубают, сухостой не уничтожают. Поэтому мелким птахам не составляет труда найти подходящее место для гнезда. Свидетельство тому появление таких негородских птиц корольков и крапивников, а также соек, гнездящихся, кстати, на территории китайского посольства. Зимой неоднократно замечал их родственницу — кедровку.
В последние годы многократно увеличилась колония гнездящихся у нас дроздов-рябинников. Весной эти птицы густо заселяют парк на улице Дружбы и Ботанический сад, дружно отгоняя ворон и белок, которые тоже не прочь разорить гнездо и полакомиться яйцами.


Синицы разных видов (большие, малые и лазоревки) также гнездятся в большом количестве, но у них, похоже, «жилищная проблема» стоит острее, чем у дроздов. Нередко можно увидеть, как большая синица вылетает из вентиляционного отверстия в столбе освещения, где она умудрилась свить гнездо.


А вот обычных городских воробьев в последнее время стало значительно меньше. Может быть, они погибают, склевывая гранулы противогололедного реагента, которые принимают за зерно?
Зимой постоянно замечаю стайки щеглов и чижей, которых в последнее время стало намного больше вообще, очевидно, из-за того, что использование химических удобрений значительно сократилось. На березах кормятся чечетки. В парке и рядом с домами часто попадаются на глаза снегири, а ближе к концу зимы налетают большие стаи свиристелей, полностью обклевывая недоеденную дроздами рябину.
Этой зимой стал довольно часто замечать оставшихся в наших краях грачей.


Весной и осенью можно встретить пролетных вальдшнепов. В прошлом сентябре рядом с домом собаки нашли тушку коростеля, который погиб, очевидно, ударившись о провода. Летом, кстати, не раз слышал, как коростель подавал голос на обширном пустыре рядом с местом пересечения Мичуринского проспекта и Аминьевского шоссе.


О водоплавающих птицах много говорить не буду, кряквы в Москве обжились уже давно. У нас, правда, в гнездовой период с ними активно конкурируют огари, преследующие выводки кряковых на прудах, где у них подрастает потомство. Кстати, мне пару лет назад удалось увидеть, как ранним утром птенцы огаря, словно парашютисты, планировали с чердака девяти­этажного дома, чтобы потом отправиться вслед за родителями к ближайшему пруду.


На Москве-реке, в районе Бережковской набережной, нередко замечал стайки хохлатой чернети и разбившихся на пары гоголей. Интересно, где эти птицы могут гнездиться в Москве, ведь гоголи выводят птенцов в дуплах…


В топких местах в пойме реки Сетунь гнездятся болотные курочки. Из других водных птиц хотелось бы отметить речных крачек, часто промышляющих рыбью мелочь на окрестных прудах. Раньше я их в наших местах не замечал.


Говоря о пернатых хищниках, стоит, прежде всего, упомянуть сов, которых у нас в последнее время появилось немало. В первую очередь это ушастые совы. Они любят гнездиться в старых сорочьих гнездах в парке и в Ботаническом саду, а одна пара, кстати, обосновалась в домике для белок и уже года три выводит в нем птенцов.


Ушастую сову нередко можно увидеть вечером, проходя мимо Ботанического сада по улице Хохлова (это не территория МГУ). Птица подолгу неподвижно сидит на старой яблоне, очевидно, высматривая мышей. Я однажды обманул такую охотницу, имитируя мышиный писк с помощью самодельного манка на лисиц. Совушка подлетела совсем близко и уселась на сучок метрах в пяти от меня, а потом, убедившись, что ее просто дурачат, с недовольным видом отправилась в глубину сада.


Живут в нашем районе также воробьиные сычики, но их немного и они очень страдают от нападений ворон. Увидеть их удается редко, но в сумерках иногда можно услышать, как они подают голоса.
В местах массовых ночевок ворон не раз находил по утрам начисто обклеванные тушки, точнее, голову, позвоночник и лапы. Это, наверное, работа крупной совы, скорее всего, неясыти. Крупных сов, кстати, я пару раз видел издалека, но определить их вид точно не удалось.


Из дневных хищников у нас давно обитает пара ястребов-тетеревятников. Гнездо, судя по всему, они устроили в Ботаническом саду — птицы чаще всего появляются оттуда, а потом, изловив очередного голубя и расклевав его прямо на крыше ближайшего дома, возвращаются туда же. Одна из птиц имеет характерный светлый окрас и крупнее другой по размерам, так что спутать ее с другими трудно.
Интересно, что в последнее время тетеревятники «переключились» с сизарей на домашних голубей (в нашем районе есть голубятня). По словам ее владельца, ястреб почти каждый день уносит у него по голубку.


Кроме того, у нас нередко можно наблюдать, как охотится на птичью мелюзгу ястреб-перепелятник. Этих ястребов тоже пара, которая держится в нашем районе постоянно, но где они загнездились, выяснить пока не удалось.


На территории МГУ в верхней части «высотки» гнездится несколько пар кобчиков. В начале прошлого лета я неоднократно видел, как кобчик вылетал из разбитого оконного люка на чердаке физического факультета.


Несколько раз доводилось видеть более крупных соколов, но каких они видов, разобрать не удалось — птицы пролетали довольно высоко, и, к тому же, я плохо различаю соколов по силуэтам. Правда, один раз на глаза попался сокол-чеглок, этого я узнал по характерным «щекам» белого цвета. Крупные соколы, кстати, нередко бьют налету домашних голубей из нашей голубятни.


В начале сентября ежегодно замечаю канюков, очевидно, пролетных, кружащих на большой высоте. Одну птицу удалось даже заснять сидящей на старом тополе на краю парка на мобильный телефон.
Также у нас нередко можно увидеть черных воронов. Птицы летают парами или по нескольку штук разного размера, очевидно, старые и помоложе. Ближе к весне вороны устраивают в воздухе брачные игры, а это значит, что они гнездятся где-то поблизости. Вообще вороны у нас ведут себя «по-хозяйски», любят присаживаться на крыши домов, на телевизионные антенны и подавать свой характерный голос.
В целом можно сделать вывод, что, несмотря на общее ухудшение городской экологии, за последний десяток лет наша «районная» фауна значительно увеличилась, как по численности, так и по разнообразию видов. А это не может не радовать как нас, простых любителей природы, так и, наверное, специалистов-биологов и экологов.

Михаил Смагин 14 апреля 2015 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Филипп Стогов офлайн
    #1  15 апреля 2015 в 12:21

    С удовольствием прочитал, тема для меня волнующая, спасибо, Михаил! Немного добавлю. Если ехать в сторону МКАД по Троекуровскому проезду, то с правой стороны в зоне отдыха постоянно было слышно коростеля. На данной луговине можно было проводить первые шаги натаски подружейных собак, и пусть коростель не лучший объект для этого, но все же лучше, чем ничего. А для спаниелистов, так и вовсе - подарок судьбы. Но сейчас здесь грандиозное строительство дорожных развязок и коростель переместился за церковь Святителя Николая, поближе к р. Сетунь, на которой кряква обитает круглый год. Часто встречается здесь пустельга, есть, но редко попадается на глаза ястреб-тетеревятник.

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑