Летние краски среди зимы : Дневные Бабочки. Часть №1 : Нимфалиды и Парусники

Может быть, эта тема- не для охотничьего сайта. Но я успокаиваю себя тем, что охотники, равно как и бабочки, неразрывно связаны с окружающим нас миром.

Вероятно, брутальным волосатым охотникам и альфа-самцам смотреть на бабочек будет неинтересно, мол, "вы любите розы, а я на них ...., стране нужны паровозы, и тяжелый металл!". Вероятно, многие разучились замечать окружающий мир и его красоту. Но я уверен, что далеко не все. Бабочки- часть нашего мира, и не самая неинтересная. А уж сколь она, эта часть, прекрасна и разнообразна!

Я всегда их безумно рад видеть среди зимы в оттепель, или ранней весной. Первая потрепанная зимней спячкой бабочка, летающая в поисках неизвестно чего среди сугробов снега- это вестник тепла и солнца.

Inachis io перезимовавший:

 

Встречая их или рассматривая снимки, я часто вспоминаю бессмертное творение Р.Р. Толкиена, онтологию "Сильмариллион", где повествуется о создании мира, его жителей, природы, живой и неживой, посредством музыки. Языческая легенда рассказывает о могущественных языческих богах- Валарах, в числе которых была печальная Яванна. Они создали музыку, из которой явился мир. И Яванна играла свою партию, вплетая в ту музыку свои мотивы, детищем которых явились деревья, трава, цветы, животные, и среди них- бабочки, порхающие крылатые создания. Но глубок был замысел мудрой Яванны, ибо она провидела роль каждого из живых существ и связей между ними. Бабочки были созданы не для того, чтобы радовать глаз других обитателей мира. Им была отведена роль бесценного звена в цепи жизни и смерти. Никакие растения, большие или малые, деревья или травы, не могли бы существовать и цвести без бабочек. И птицы не могли бы жить без них, без их толстых и вкусных гусениц, которые, в свою очередь, использовали разные способы избежать такой участи, лишь бы стать бабочкой...

подмаренниковый Hyles galii:

 

Вообще энтомология - архисложная наука, и куда проще в нее не углубляться. Но познать разнообразие мира и природы лучше, все же, имея понимание хотя бы об ее азах. А съемка позволяет запечатлеть встречу с тем или иным живым существом, и потом определить его вид, если сразу этого не удалось. А учитывая многообразие живой природы и особенно Членистоногих в ней, такие встречи невозможно запомнить даже в малой части. Если бы я не снимал, если бы я потом не разбирал снимки, я бы не смог понять и почувствовать, как много я видел и узнал. Вот и сейчас я диву даюсь, как много мне удалось увидеть и запечатлеть, как много вокруг нас удивительного и неизвестного.

Acronicta aceris:

 

Немного скажу о жанре съемки : я не ставил целью сделать супер качественное макро, чтобы были видны фасеточные глаза и рожа "Чужого". Это для отдельной темы. Я просто снимал то, что вижу, то, что мне было интересно. И иногда качество хромает, но ценность самого объекта съемки отодвигает качество на второй план.

Названия очень многих бабочек восходят к легендам и мифам Древней Греции, к языческим богам, полубогам, героям и другим персонажам, в том числе историческим. Почему-то издавна они ассоциировались у людей с той эпохой.

Махаон

 

Так и краснокнижный Махаон, представитель семейства Парусников- одна из красивейших бабочек мира, назван в честь древнегреческого хирурга, лечившего солдат, бравших Трою. Он может сравниться с ярчайшими тропическими представителями, хотя живет на территории нашей страны, и даже изредка залетает в наш прохладный климатический пояс. Разумеется, честь попасть в Красную книгу- весьма сомнительна. Но разрушительная деятельность человека напрямую угрожает этому виду бабочек.

 


 

Большое и яркое семейство бабочек- Нимфалиды. Название также восходит к Древней Греции.
Вот, например, Шашечница Феба.

 

Снята в Ленинградской области летом. Встречается не так уж и часто. А так выглядит нижняя часть крыльев. Совсем не похоже на крылья сверху.

 

А это - чуть более яркий представитель семейства - Шашечница Матурна.

 


 

А этот представитель семейства - Углокрыльница, одна из первых появляется весной, и иногда прилетает к охотничьему лагерю во время весеннего сезона :

 

Крупнейшая и красивейшая из Нимфалид с печальным названием Траурница - тоже рано весной может появиться, поскольку некоторые взрослые особи приспособились зимовать и выдерживать наши морозы, прячась в пустотах деревьев. Численность их, к сожалению в течение 20го века весьма сильно снизилась, хотя сейчас - стабилизировалась.

 

На этом снимке, мне кажется, хорошо передано, насколько бабочка ярка, но при этом как она гармонирует с красками леса :

 

Репейница- летняя бабочка, вылетает во время цветения репейника. Этому виду ничего не грозит, он многочислен.

 

А так она выглядит со сложенными крыльями :

 

Это она же, но как меняет все освещение и положение крылышек!

 

Пестрокрыльница изменчивая - уникальный представитель семейства Нимфалид.

 

И на этого :

 

Это одна и та же бабочка, да! И это не половой деформизм! Пол тут ни причем. Это сезонный деформизм. Желтая бабочка летает весной и в начале лета, а более поздние представители рождаются темными. А зачем нужна эта мимикрия- неизвестно.

Перламутровка Селена - также летняя бабочка семейства Нимфалид, близко к мегаполисам ее увидеть трудно, а вот вблизи болот и заболоченных лесов- запросто.

 

Перламутровка большая - очень крупная и эффектная бабочка, которую встретить не просто, так как она не очень многочисленна и обитает вдали от городов.

 

Чуть меньшая, но такая же яркая Перламутровка Аглая, летняя лесная бабочка.

 


 

Переливнице тополевой я уделю чуть больше внимания, поскольку она уникальная в своем роде. Во-первых, это весьма крупная бабочка, уступающая в размерах разве что траурнице. Вот так она выглядит, когда крылья сложены.

 

Вот такой неброской она кажется в тени, когда лучи солнца не достают ее :

 

Но стоит рассеянному свету попасть на крылышки и преломиться от них, и мы сразу видим это чудо :

 


 

Ленточник Камилла-тоже крупная и эффектная бабочка.

 

Крапивница- весьма обыкновенная для наших широт бабочка, но она очень яркая.

 

А это- как две капли воды на Крапивницу похожая- Многоцветница, встречающая куда реже. Найди 10 отличий (по факту найдете не более 3-4)

 

Дневной павлиний глаз - необычно яркая и красивая, при этом обыкновенная ранне-весенняя бабочка.

 

Последняя из Нимфалид, имеющаяся в коллекции - Адмирал. Эта бабочка, в отличие от диких перламутровок и шашечниц, любит близость людей и часто прилетает в наши цветники. При этом приличного снимка у меня не нашлось.

 

На этом часть №1 про бабочек завершаю. Во второй части представлю некоторых представителей Бархатниц, Белянок и Голубянок.

Игорь Тесленко 12 февраля 2015 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #1  12 февраля 2015 в 10:14

    Браво, Игорь! Вот подарок, так подарок, от всей души - СПАСИБО!

    Ответить
  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #2  12 февраля 2015 в 12:34
    Филипп Стогов
    Браво, Игорь! Вот подарок, так подарок, от всей души - СПАСИБО!

    Добавление к сказанному, по поводу красоты окружающего мира. А Вы обратили внимание, что на выставках, в журналах и т.п. очень часто помещаются фотографии паутины, то в росе, то после дождя, то в лучах солнца, а для обывателя ведь ничего в ней такого особенного нет. Не каждому дано красоту видеть, но кому дано - тот счастливый человек.

    Ответить
  • -2
    владимир козявин офлайн
    #3  12 февраля 2015 в 17:00

    Как и раньше- оригинально! Похоже, что такая оригинальность и точки видения становятся нормой для тебя ,Игорь.Только вот прекрасное не может быть и никогда не будет обыденным.Можно смотреть и не видеть,слушать и не слышать, а можно просто почувствовать,а потом докопаться, да еще суметь донести.

    Ответить
  • -2
    Борис Соколов офлайн
    #4  12 февраля 2015 в 17:30

    Действительно, подарок. Очень люблю наблюдать за жизнью насекомых крупным планом. Особенно - просто лечь в траву и смотреть. Сразу вспоминается фантастический рассказ А.Арканова "В этом мире много миров".
    Игорь, спасибо за такой мощный прилив тепла и солнца... и воспоминаний. С траурницей, например, не встречался с отрочества, а может быть и с детства, уже и не припомнишь.
    -----------------------------------------------
    Нет, не удержусь, приведу этот рассказ полностью, г-да администраторы, не ругайтесь, пожалуйста:

    Аркадий АРКАНОВ

    В ЭТОМ МИРЕ МНОГО МИРОВ

    Жужар последний раз облетел вокруг Солнца, включил маршевые двигатели
    и с огромной скоростью устремился обратно. Огненный шар остался сзади, а
    впереди была непрерывно сгущавшаяся холодная чернота бесконечности...
    С тех пор как он вылетел в направлении Солнца, прошло такое
    количество времени, что Жужар уже не понимал, какое именно: год? день?
    жизнь? Все спуталось - начало, середина, конец. Все вытеснила цель -
    Солнце, Солнце, Солнце! Болезненная, ноющая идея его единомышленников. И
    только эта идея смогла оторвать его от земных трав, от желто-белых
    ромашек, от сводящих с ума прикосновений единственного в мире создания -
    его ослепительно красивой подруги.
    Жужару казалось, что за время этого бесконечного полета он утратил
    всякое ощущение реальности. Порой он ясно сознавал, что находится там,
    среди зеленой травы и желто-белых ромашек, а его полет - это длинный,
    очень длинный, бесконечно длинный сон. Иногда наоборот - полет
    представлялся ему реальным существованием без начала и без конца с
    какими-то странными видениями зеленой травы, желто-белых ромашек и
    усыпляющими ощущениями сводящих с ума прикосновений его ослепительно
    красивой подруги. И только однообразный шум двигателей устанавливал в этом
    хаосе жесткую закономерность: он, Жужар, осуществляет полет к Солнцу,
    воплощает в жизнь вековую мечту его единомышленников. И все, что с ним
    происходит, реально: его полет, его прошлое, зеленая трава, желто-белые
    ромашки и оставшаяся там ослепительно красивая его подруга...
    Странно, что он не испытал ни ликования, ни подъема, облетев в
    последний раз солнечный шар в непосредственной близости. Он только
    подумал: "Ну вот и все. Пора домой. Исторический акт свершился". Из
    двадцати защитных противосолнечных слоев Жужар потерял восемь, и когда
    открылся кровавый глаз самоконтроля, Жужар включил маршевые двигатели и с
    огромной скоростью устремился обратно.
    По мере того как он удалялся от Солнца, им овладевало непонятное
    беспокойство, и когда наступила кромешная тьма, это непонятное
    беспокойство оформилось в непрерывный поток назойливых и холодных мыслей.
    Что сейчас там? И что будет там, когда он вернется? Ведь прошла целая
    бесконечность. Существуют ли вообще - его народ, его единомышленники,
    пославшие его на беспримерный подвиг? Ждет ли его в состоянии глубокого
    анабиоза ослепительно красивая подруга? Помнят ли его? А вдруг ему не
    поверят и назовут шарлатаном, а все замеры, снимки и кумулятивные феномены
    объявят фальсификацией... Ах, эта неясная музыка и ласковый ветер в день
    отлета! И праздничное разноцветие его единомышленников, и желто-белые
    ромашки среди изумрудно-зеленой травы, и последние сводящие с ума
    прикосновения ослепительно красивой его подруги... "Улетай, Жужар!
    Взвейся! Взорли!.. Мы ждем тебя!.. Мы назовем наших детей твоим именем!..
    Возвращайся, Жужар!"...
    И прощальный воздушный хоровод... А потом - бесконечность, и вот он
    возвращается... Помнят ли его? Ждут ли его? Что там со всеми и со всем?..
    Внезапно Жужар почувствовал резкий упругий толчок, от которого он,
    несмотря на уникальную систему амортизации, на мгновение потерял сознание.
    Двигатели продолжали работать, но движения как такового Жужар не
    чувствовал. Он дал задний ход и снова включил маршевые двигатели. И снова
    все тот же резкий, упругий толчок остановил движение. Впереди не было
    никакого видимого препятствия, и тем не менее работающие на полную
    мощность двигатели не могли преодолеть это неизвестно откуда возникшее
    сопротивление. Жужар развернулся на сорок пять градусов и, покрыв огромное
    расстояние, снова бросился вперед. И снова все тот же резкий, упругий
    толчок заставил его остановиться. Жужар уже не сомневался, что натолкнулся
    на гигантской силы магнитное поле - но когда оно возникло и какова его
    площадь?
    ...Тарак не случайно считался опытным разведчиком. Он даже точно не
    помнил, сколько на его счету было удачно проведенных операций. Он не
    представлял, как долго живет на свете, и не помнил, когда родился. Он знал
    только одно: с тех пор как почувствовал, что живет в первом мире, он
    возненавидел второй мир и вместе с такими же, как он, включился с этим
    вторым миром в смертельную борьбу. Для чего? Из-за чего? Этого Тарак не
    знал. Ненависть ко второму миру передавалась генами из поколения в
    поколение в течение многих и многих тысячелетий и в конце концов стала
    жизненной необходимостью. Как еда, как сон, как чувство страха, как
    инстинкт размножения. Проникновение во второй мир и его разрушение было
    целью существования Тарака и таких, какой...
    Стало значительно теплее, и Тарак понял, что второй мир уже близок.
    Он был опытным разведчиком и не мог ошибиться: за этой отвесной стеной
    начинался второй мир, с его отвратительными чудовищами - глупыми
    гигантами, жестокими, беспощадными, выиграть у которых открытый бой было
    невозможно хотя бы из-за разницы в размерах. Но это их преимущество
    являлось в то же время и слабостью: от них легко было прятаться. Любая
    едва заметная расщелина служила надежным укрытием, не говоря уж о том, что
    они были неповоротливыми, а Тарак и его соплеменники передвигались легко,
    быстро, обладали высокой маневренностью и колоссальным чутьем опасности.
    Тело Тарака было покрыто крепкими жаростойкими и противоударными
    доспехами, не ограничивающими при этом подвижности. В головной части
    доспехов крепились два локатора в виде тонких подвижных антенн...
    Тарак был опытным разведчиком и на плоскую равнину выбрался не сразу.
    Сначала выставил из расщелины антенны-локаторы и, когда убедился, что
    опасности вблизи никакой нет, мгновенно преодолел освещенное пространство
    и укрылся в тени жуткого сооружения, на которое часто приходили отдыхать
    мерзкие чудовища. Тарак чувствовал двойную ответственность: в доспехи был
    вмонтирован большой транспортный контейнер, в котором находилось двести
    пятьдесят молодых представителей первого мира. Операция, которую
    осуществлял Тарак, заключалась в том, что он должен был доставить
    контейнер в безопасное место, где в течение определенного времени молодые
    представители проходили акклиматизацию и адаптировались. После этого
    автоматическое устройство взрывало контейнер, и молодые патриоты
    рассредоточивались по разным уголкам второго мира для выполнения главной
    своей задачи - проникать, отравлять и разрушать.
    Тарак готовился к последнему переходу и ждал полного наступления
    темноты. Два его локатора напряженно подрагивали в пространстве...
    ...Жужар тщетно пытался облететь неизвестное магнитное поле или найти
    брешь в его мощных силовых линиях. Он бросал свой корабль на тысячи
    периодов вправо, влево, вверх, вниз, но всякий раз, когда он устремлялся
    вперед, все тот же упругий, резкий толчок останавливал его. От страшной
    вибрации и перегрева он потерял еще шесть защитных слоев.
    Жужаром овладело отчаяние. Значит, никогда его народ не узнает, что
    он, Жужар, осуществил вековую мечту и несколько раз облетел вокруг Солнца!
    Значит, вся богатейшая информация навсегда останется в этой холодной
    бесконечности, и никогда не дождется его ослепительно красивая подруга,
    погруженная в глубокий анабиоз среди зеленой травы и желто-белых ромашек.
    И тогда Жужар включил все излучатели, безрассудно расходуя энергию. И во
    все стороны Вселенной разлетелись от него сигналы о том, что он, Жужар,
    видел Солнце и обогнул его несколько раз. И маршевые двигатели заревели,
    работая на предельной мощности, когда он в последний раз устремился
    вперед, навстречу невидимому препятствию, безнадежно пытаясь его
    протаранить. И когда осыпался последний защитный слой, Жужару показалось,
    что он чувствует легкое дуновение теплого ветерка, и слышит тихую нежную
    музыку, и ощущает томительное прикосновение его ослепительно красивой
    подруги, с которой он медленно опускается на желто-белые ромашки посреди
    зеленой травы.
    А на самом деле Жужар падал в ледяную темноту вечности...
    ...Тарак готовился к последнему переходу и ждал полного наступления
    темноты. Как старый, опытный разведчик, он не сомневался, что полная
    темнота должна скоро наступить, и он погрузился в собственные мысли,
    доверясь двум своим верным локаторам... "Возраст уже не тот, - думал он, -
    да и, если говорить честно, реакции тоже утратили былую быстроту. И нельзя
    до бесконечности использовать его беззаветную преданность первому миру.
    Как ни почетно транспортировать молодых представителей, а все-таки это
    удел более ранних. По окончании операции надо поставить вопрос о своем
    переводе в отдел управления и командования. Опыта и знаний не занимать...
    На худой конец, неплохо устроиться и просто начальником гарнизона в
    каком-нибудь оккупированном районе второго мира, где-нибудь в теплых
    местах... Забрать супругу и начать писать мемуа..."
    Страшной силы удар обрушился откуда-то сверху на Тарака. Расплющенные
    и размолотые доспехи разорвали тело и погребли под своими обломками и
    самого Тарака, и двести пятьдесят представителей первого мира. Только
    антенны-локаторы еще некоторое время подергивались, сигнализируя
    опасность, но потом и они затихли...
    ...Вечер был душный. Одиннадцатилетний Челль Свенсон лежал в своей
    комнате, в своей кровати, накрывшись простыней, и не спал. Он очень хотел
    дождаться матери, которая в этот вечер ушла в гости к Перссонам. Челль
    лежал, напряженно таращил свои синие глаза и прислушивался к вечерним
    звукам и шорохам, доносившимся из открытого окна. Потом он долго смотрел
    на потолок, наблюдая, как красивая бабочка упрямо и бессмысленно облетает
    вокруг плафона. Потом он услышал отдаленные раскаты грома, и ему стало
    жутко. Он встал, прошел босиком к окну и закрыл его. И тут он увидел возле
    ножки кресла рыжего таракана-прусака. Таракан был совершенно неподвижен,
    как будто спал или задумался о чем-то. Только усики его слегка
    подрагивали. Челль передернулся. Преодолевая отвращение, он взял тапочку,
    на цыпочках приблизился к креслу, присел, медленно замахнулся и, зажмурив
    глаза, пришлепнул таракана. Затем он выключил свет и прыгнул в кровать,
    натянув простыню до самых ушей. Челль лежал, затаив дыхание и слышал, как
    бьется и бьется бабочка, безнадежно пытаясь протаранить стекло и вылететь
    наружу... Утром, стоя под душем, Челль крикнул матери:
    - Мама! У нас в доме тараканы! Я вчера убил одного!
    - О господи! - сказала мать Челля. - Куда деваться от этих тараканов!
    После завтрака Челль помог матери убраться в его комнате. Он водил
    влажной губкой по подоконнику, вытирая желтоватую пыльцу, и увидел лежащую
    возле шпингалета красивую бабочку. Челль взял ее за крылышко и подбросил
    из окна в воздух, надеясь, что она полетит, но она просто упала на зеленую
    траву среди желто-белых ромашек.
    - Мама! - сказал Челль. - А когда папа вернется?
    - Теперь скоро, - улыбнулась мать. - Вчера мне сказали, что они уже в
    пределах нашей Галактики.

    1974

    Ответить
  • -2
    Игорь Тесленко офлайн
    #5  12 февраля 2015 в 18:00
    Филипп Стогов
    Добавление к сказанному, по поводу красоты окружающего мира. А Вы обратили внимание, что на выставках, в журналах и т.п. очень часто помещаются фотографии паутины, то в росе, то после дождя, то в лучах солнца, а для обывателя ведь ничего в ней такого особенного нет. Не каждому дано красоту видеть, но кому дано - тот счастливый человек.

    Филипп, спасибо! Полностью согласен!

    Ответить
  • -2
    Игорь Тесленко офлайн
    #6  12 февраля 2015 в 18:02
    владимир козявин
    Как и раньше- оригинально! Похоже, что такая оригинальность и точки видения становятся нормой для тебя ,Игорь.Только вот прекрасное не может быть и никогда не будет обыденным.Можно смотреть и не видеть,слушать и не слышать, а можно просто почувствовать,а потом докопаться, да еще суметь донести.

    Спасибо, Владимир! Жаль, что времени не хватает, да и теплые дни коротки. А уж уделять время творчеству- вообще роскошь. :)

    Ответить
  • -2
    Игорь Тесленко офлайн
    #7  12 февраля 2015 в 18:04
    Борис Соколов
    Действительно, подарок. Очень люблю наблюдать за жизнью насекомых крупным планом. Особенно - просто лечь в траву и смотреть. Сразу вспоминается фантастический рассказ А.Арканова "В этом мире много миров".
    Игорь, спасибо за такой мощный прилив тепла и солнца... и воспоминаний. С траурницей, например, не встречался с отрочества, а может быть и с детства, уже и не припомнишь.
    -----------------------------------------------
    Нет, не удержусь, приведу этот рассказ полностью, г-да администраторы, не ругайтесь, пожалуйста:

    Аркадий АРКАНОВ

    В ЭТОМ МИРЕ МНОГО МИРОВ

    Жужар последний раз облетел вокруг Солнца, включил маршевые двигатели
    и с огромной скоростью устремился обратно. Огненный шар остался сзади, а
    впереди была непрерывно сгущавшаяся холодная чернота бесконечности...
    С тех пор как он вылетел в направлении Солнца, прошло такое
    количество времени, что Жужар уже не понимал, какое именно: год? день?
    жизнь? Все спуталось - начало, середина, конец. Все вытеснила цель -
    Солнце, Солнце, Солнце! Болезненная, ноющая идея его единомышленников. И
    только эта идея смогла оторвать его от земных трав, от желто-белых
    ромашек, от сводящих с ума прикосновений единственного в мире создания -
    его ослепительно красивой подруги.
    Жужару казалось, что за время этого бесконечного полета он утратил
    всякое ощущение реальности. Порой он ясно сознавал, что находится там,
    среди зеленой травы и желто-белых ромашек, а его полет - это длинный,
    очень длинный, бесконечно длинный сон. Иногда наоборот - полет
    представлялся ему реальным существованием без начала и без конца с
    какими-то странными видениями зеленой травы, желто-белых ромашек и
    усыпляющими ощущениями сводящих с ума прикосновений его ослепительно
    красивой подруги. И только однообразный шум двигателей устанавливал в этом
    хаосе жесткую закономерность: он, Жужар, осуществляет полет к Солнцу,
    воплощает в жизнь вековую мечту его единомышленников. И все, что с ним
    происходит, реально: его полет, его прошлое, зеленая трава, желто-белые
    ромашки и оставшаяся там ослепительно красивая его подруга...
    Странно, что он не испытал ни ликования, ни подъема, облетев в
    последний раз солнечный шар в непосредственной близости. Он только
    подумал: "Ну вот и все. Пора домой. Исторический акт свершился". Из
    двадцати защитных противосолнечных слоев Жужар потерял восемь, и когда
    открылся кровавый глаз самоконтроля, Жужар включил маршевые двигатели и с
    огромной скоростью устремился обратно.
    По мере того как он удалялся от Солнца, им овладевало непонятное
    беспокойство, и когда наступила кромешная тьма, это непонятное
    беспокойство оформилось в непрерывный поток назойливых и холодных мыслей.
    Что сейчас там? И что будет там, когда он вернется? Ведь прошла целая
    бесконечность. Существуют ли вообще - его народ, его единомышленники,
    пославшие его на беспримерный подвиг? Ждет ли его в состоянии глубокого
    анабиоза ослепительно красивая подруга? Помнят ли его? А вдруг ему не
    поверят и назовут шарлатаном, а все замеры, снимки и кумулятивные феномены
    объявят фальсификацией... Ах, эта неясная музыка и ласковый ветер в день
    отлета! И праздничное разноцветие его единомышленников, и желто-белые
    ромашки среди изумрудно-зеленой травы, и последние сводящие с ума
    прикосновения ослепительно красивой его подруги... "Улетай, Жужар!
    Взвейся! Взорли!.. Мы ждем тебя!.. Мы назовем наших детей твоим именем!..
    Возвращайся, Жужар!"...
    И прощальный воздушный хоровод... А потом - бесконечность, и вот он
    возвращается... Помнят ли его? Ждут ли его? Что там со всеми и со всем?..
    Внезапно Жужар почувствовал резкий упругий толчок, от которого он,
    несмотря на уникальную систему амортизации, на мгновение потерял сознание.
    Двигатели продолжали работать, но движения как такового Жужар не
    чувствовал. Он дал задний ход и снова включил маршевые двигатели. И снова
    все тот же резкий, упругий толчок остановил движение. Впереди не было
    никакого видимого препятствия, и тем не менее работающие на полную
    мощность двигатели не могли преодолеть это неизвестно откуда возникшее
    сопротивление. Жужар развернулся на сорок пять градусов и, покрыв огромное
    расстояние, снова бросился вперед. И снова все тот же резкий, упругий
    толчок заставил его остановиться. Жужар уже не сомневался, что натолкнулся
    на гигантской силы магнитное поле - но когда оно возникло и какова его
    площадь?
    ...Тарак не случайно считался опытным разведчиком. Он даже точно не
    помнил, сколько на его счету было удачно проведенных операций. Он не
    представлял, как долго живет на свете, и не помнил, когда родился. Он знал
    только одно: с тех пор как почувствовал, что живет в первом мире, он
    возненавидел второй мир и вместе с такими же, как он, включился с этим
    вторым миром в смертельную борьбу. Для чего? Из-за чего? Этого Тарак не
    знал. Ненависть ко второму миру передавалась генами из поколения в
    поколение в течение многих и многих тысячелетий и в конце концов стала
    жизненной необходимостью. Как еда, как сон, как чувство страха, как
    инстинкт размножения. Проникновение во второй мир и его разрушение было
    целью существования Тарака и таких, какой...
    Стало значительно теплее, и Тарак понял, что второй мир уже близок.
    Он был опытным разведчиком и не мог ошибиться: за этой отвесной стеной
    начинался второй мир, с его отвратительными чудовищами - глупыми
    гигантами, жестокими, беспощадными, выиграть у которых открытый бой было
    невозможно хотя бы из-за разницы в размерах. Но это их преимущество
    являлось в то же время и слабостью: от них легко было прятаться. Любая
    едва заметная расщелина служила надежным укрытием, не говоря уж о том, что
    они были неповоротливыми, а Тарак и его соплеменники передвигались легко,
    быстро, обладали высокой маневренностью и колоссальным чутьем опасности.
    Тело Тарака было покрыто крепкими жаростойкими и противоударными
    доспехами, не ограничивающими при этом подвижности. В головной части
    доспехов крепились два локатора в виде тонких подвижных антенн...
    Тарак был опытным разведчиком и на плоскую равнину выбрался не сразу.
    Сначала выставил из расщелины антенны-локаторы и, когда убедился, что
    опасности вблизи никакой нет, мгновенно преодолел освещенное пространство
    и укрылся в тени жуткого сооружения, на которое часто приходили отдыхать
    мерзкие чудовища. Тарак чувствовал двойную ответственность: в доспехи был
    вмонтирован большой транспортный контейнер, в котором находилось двести
    пятьдесят молодых представителей первого мира. Операция, которую
    осуществлял Тарак, заключалась в том, что он должен был доставить
    контейнер в безопасное место, где в течение определенного времени молодые
    представители проходили акклиматизацию и адаптировались. После этого
    автоматическое устройство взрывало контейнер, и молодые патриоты
    рассредоточивались по разным уголкам второго мира для выполнения главной
    своей задачи - проникать, отравлять и разрушать.
    Тарак готовился к последнему переходу и ждал полного наступления
    темноты. Два его локатора напряженно подрагивали в пространстве...
    ...Жужар тщетно пытался облететь неизвестное магнитное поле или найти
    брешь в его мощных силовых линиях. Он бросал свой корабль на тысячи
    периодов вправо, влево, вверх, вниз, но всякий раз, когда он устремлялся
    вперед, все тот же упругий, резкий толчок останавливал его. От страшной
    вибрации и перегрева он потерял еще шесть защитных слоев.
    Жужаром овладело отчаяние. Значит, никогда его народ не узнает, что
    он, Жужар, осуществил вековую мечту и несколько раз облетел вокруг Солнца!
    Значит, вся богатейшая информация навсегда останется в этой холодной
    бесконечности, и никогда не дождется его ослепительно красивая подруга,
    погруженная в глубокий анабиоз среди зеленой травы и желто-белых ромашек.
    И тогда Жужар включил все излучатели, безрассудно расходуя энергию. И во
    все стороны Вселенной разлетелись от него сигналы о том, что он, Жужар,
    видел Солнце и обогнул его несколько раз. И маршевые двигатели заревели,
    работая на предельной мощности, когда он в последний раз устремился
    вперед, навстречу невидимому препятствию, безнадежно пытаясь его
    протаранить. И когда осыпался последний защитный слой, Жужару показалось,
    что он чувствует легкое дуновение теплого ветерка, и слышит тихую нежную
    музыку, и ощущает томительное прикосновение его ослепительно красивой
    подруги, с которой он медленно опускается на желто-белые ромашки посреди
    зеленой травы.
    А на самом деле Жужар падал в ледяную темноту вечности...
    ...Тарак готовился к последнему переходу и ждал полного наступления
    темноты. Как старый, опытный разведчик, он не сомневался, что полная
    темнота должна скоро наступить, и он погрузился в собственные мысли,
    доверясь двум своим верным локаторам... "Возраст уже не тот, - думал он, -
    да и, если говорить честно, реакции тоже утратили былую быстроту. И нельзя
    до бесконечности использовать его беззаветную преданность первому миру.
    Как ни почетно транспортировать молодых представителей, а все-таки это
    удел более ранних. По окончании операции надо поставить вопрос о своем
    переводе в отдел управления и командования. Опыта и знаний не занимать...
    На худой конец, неплохо устроиться и просто начальником гарнизона в
    каком-нибудь оккупированном районе второго мира, где-нибудь в теплых
    местах... Забрать супругу и начать писать мемуа..."
    Страшной силы удар обрушился откуда-то сверху на Тарака. Расплющенные
    и размолотые доспехи разорвали тело и погребли под своими обломками и
    самого Тарака, и двести пятьдесят представителей первого мира. Только
    антенны-локаторы еще некоторое время подергивались, сигнализируя
    опасность, но потом и они затихли...
    ...Вечер был душный. Одиннадцатилетний Челль Свенсон лежал в своей
    комнате, в своей кровати, накрывшись простыней, и не спал. Он очень хотел
    дождаться матери, которая в этот вечер ушла в гости к Перссонам. Челль
    лежал, напряженно таращил свои синие глаза и прислушивался к вечерним
    звукам и шорохам, доносившимся из открытого окна. Потом он долго смотрел
    на потолок, наблюдая, как красивая бабочка упрямо и бессмысленно облетает
    вокруг плафона. Потом он услышал отдаленные раскаты грома, и ему стало
    жутко. Он встал, прошел босиком к окну и закрыл его. И тут он увидел возле
    ножки кресла рыжего таракана-прусака. Таракан был совершенно неподвижен,
    как будто спал или задумался о чем-то. Только усики его слегка
    подрагивали. Челль передернулся. Преодолевая отвращение, он взял тапочку,
    на цыпочках приблизился к креслу, присел, медленно замахнулся и, зажмурив
    глаза, пришлепнул таракана. Затем он выключил свет и прыгнул в кровать,
    натянув простыню до самых ушей. Челль лежал, затаив дыхание и слышал, как
    бьется и бьется бабочка, безнадежно пытаясь протаранить стекло и вылететь
    наружу... Утром, стоя под душем, Челль крикнул матери:
    - Мама! У нас в доме тараканы! Я вчера убил одного!
    - О господи! - сказала мать Челля. - Куда деваться от этих тараканов!
    После завтрака Челль помог матери убраться в его комнате. Он водил
    влажной губкой по подоконнику, вытирая желтоватую пыльцу, и увидел лежащую
    возле шпингалета красивую бабочку. Челль взял ее за крылышко и подбросил
    из окна в воздух, надеясь, что она полетит, но она просто упала на зеленую
    траву среди желто-белых ромашек.
    - Мама! - сказал Челль. - А когда папа вернется?
    - Теперь скоро, - улыбнулась мать. - Вчера мне сказали, что они уже в
    пределах нашей Галактики.

    1974

    Спасибо, Борис!

    Ответить
  • -2
    Александр Васильев офлайн
    #8  12 февраля 2015 в 18:17

    Вспомнил в закладках, онтология "Сильмариллион" возможно наподобие этого.
    Le Reve - Ricky King ( Schmetterlinge )

    Ответить
  • -2
    Владимир Горлевский офлайн
    #9  12 февраля 2015 в 20:42

    Очень красиво - спасибо!

    Ответить
  • -2
    Игорь Тесленко офлайн
    #10  13 февраля 2015 в 10:37
    Владимир Горлевский
    Очень красиво - спасибо!

    Спасибо!

    Ответить
Ещё 10 комментариев...
все




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑